Беседы и суждения. Вып. 18. Дилогия о Футурвизантии.

Семён Резниченко.

Беседы и суждения. Вып. 18. Дилогия о Футурвизантии.

Создать Византию.

Под Византией нами понимается общество – осколок дотрадиционного порядка, в котором сохраняется старя культура и старые народы, но трансформировавшиеся для выживания в новых условиях, впитавшие многие его элементы и ценности.

Основной из них – принцип организации в коллективы выживания. Коллективы выживания абсолютно необходимы, тем более что общество движется вперёд к архаике. Возрождаются и крепнут те социальные институты, которые уходят корнями в глубокую древность. В современном обществе они показывают наибольшую эффективность. Они успешно конкурируют и побеждают в постмодерном обществе, успешно обеспечивают и социальное развитие, и продвижение их членов, предоставляя им моральный комфорт.

Постосевое время – период, когда человечество во многом вернётся к устоям и мировоззрению периода до возникновения мировых философий и религий. А тогда основным (и едва ли не единственным) миром человека был его непосредственный коллектив, который целиком обеспечивал его физическую и духовную жизнь. А раз зашла речь о выживании, неизбежно возникает вопрос о коллективах, обеспечивающих это выживание. Сейчас у русских их нет, но создавать их жизненно необходимо.

Когда коллектив выживания становится этническим? Когда он образует с другими коллективами выживания – представителями своего этноса – единую структуру: также, напри- мер, религиозные коллективы выживания образуют вместе с коллективами своих единоверцев единую систему.

Единичный коллектив выживания, не вписанный в систему более высокого уровня, явление крайне редкое. Чаще всего такие коллективы существуют где-нибудь в глухих местах. Во всех других случаях коллективы вписываются в социальные системы более высокого уровня.

Поэтому вновь образованные русские коллективы выживания должны слиться в единую систему. Коллективы должны постоянно взаимодействовать и поддерживать друг друга. В рамках объединённой системы происходит и унификация отдельных коллективов. Их внутренняя организация становится более стандартной. Но среди русских много разных идейных и духовных  течений. Какие из них возглавят коллективы выживания? По возможности этим должны заниматься все. Главное, не мешать друг другу! Победителей выявит  исторический кастинг. Выиграют более сплочённые и способные заниматься реальными делами. Специфику построения коллективов выживания также нельзя сковывать какими-либо догмами. Они необязательно будут повторять старые традиционные общинно- семейные формы, а может, и будут.

Государственность должна способствовать укреплению и развитию коллективов выживания, а не подменять их и тем более не подавлять.

Вглядимся в историю. Возникают и рушатся «великие и вечные» империи, сменяют друг друга религии, а народы с мощными системами самосохранения продолжают жить. Таковы, например, иранцы. Они смогли перенести гибель нескольких великих империй и почти полную потерю древней национальной религии. И теперь они – одни из важнейших народов мира, государствообразующий этнос сильной региональной державы. Сохранение иранцами своей идентичности включает и полезные наработки для нас. Спасти свою национальную идентичность им помогла память о великих победах и культурных достижениях.

То же самое можно сказать и о греках. Они пережили несколько социокультурных миров: крито-микенский, античный классический, римско-эллинистический и османско- новогреческий. При этом они сохраняли этническую преемственность при крайне значительном изменении всего остального. В выживании греков последних трёх эпох огромную роль сыграло сохранение православной религиозной идентичности.

Массовое членство всего народа в коллективах выживания обеспечивается воспитанием и закладывается с детства. В обществе с развитыми коллективами выживания человек с самого раннего возраста находится в обширном кругу своих людей, с которыми он обязан поддерживать отношения и эффективно взаимодействовать. Без соответствующего воспитания этого крайне трудно добиться. Коллективы выживания русских могут возникнуть только при невозможности русских покинуть коллектив и не возможности выжить без него.

Русские должны произвести ревизию цивилизационных достижений. В максимальной степени должны сохраниться наработки в научно-технической сфере. Русское общество должно стать неотрадиционным в той степени, в которой это необходимо для выживания, но оно не должно мешать сохранению необходимых элементов науки и культуры. Крайне необходимо сохранение развитой политической структуры. Но в целом политическое устройство русских будет определяться не политическим доктринёрством, а  необходимостью.

 Надо ли сохранять византию?

Надо ли сохранять византию? Территорию, на которой и при неофеодализме сохранится общественный уклад, достаточно близкий к нашему нынешнему. С одной стороны, при другом укладе большинство нашего населения не выживет, причём самых разных вероисповеданий и национальностей. С другой стороны, на этой территории сохранятся и нынешние пороки, прямо не дающие обществу воспроизводить себя и физически, и культурно. В основном это индивидуализм, эгоизм и бюрократизм. Осознание покоя и роскоши как высшей ценности. Поэтому византия может оказаться катастрофически неконкурентоспособной. Она может самоуничтожиться даже при весьма высоком уровне развития техники и благосостоянии.

Необходимо также  иметь в виду, что при неофеодализме кто будет поддерживать какой-либо элемент инфраструктуры, тот и будет его владельцев. И все остальные пользователи так или иначе будет от него в зависимости. Зависимость может усилиться до степени возникновения внегуманистического общества, где крайне малочисленная элиты будет с помощью высоких технологий напрямую контролировать также немногочисленный обслуживающий персонал, представители которого могут вообще не контактировать друг с другом и не представлять из себя социума. А остальное население может попросту исчезнуть. Но внегуманистическое общество может возникнуть и на почве старых структур, и инновационно-неофеодальных…

А на «одичавшей» территории, где «цивилизованный уклад» рухнул, могут возникнуть гораздо более эффективные общественные устои, с опорой на коллективизм и реальные, социально полезные действия. Однако на такой территории может слишком упасть плотность населения и снизиться уровень общественного развития. И дальнейшее социальное развитие на такой территории может стать невозможным. Здесь смогут существовать только небольшие, зависимые от более технически развитых обществ группы людей. Здесь может развиться тоталитарный общественный уклад, основанный на жесткой зависимости от элиты, но без прямого управления каждым членом общества.

Современный уровень развития транспорта и связи, более сильная связь с «интересными людьми» по интернету, чем со своими соседями, высокая степень мобильности самых разных специалистов от каменщиков до нобелевских лауреатов, современные технологии строительства и монтажа… Всё это делает непредсказуемым места появления технических и культурных центров неофеодализма. Они могут располагаться в нынешних Кремниевых долинах и столицах, а могут быть возведены посреди тропических лесов, тайги и гор…
Чем выше предполагаемый уровень, тем выше непредсказуемость. Различные вторичные центры могут возникнуть на базе попыток сохранить инфраструктуру, созданную в XX веке.

Необходимо максимальное сохранение инфраструктуры (промышленной, медицинской, образовательной и пр.) и технических знаний при максимально полном уничтожении модерно-постмодерной (нашей нынешней) системы ценностей и взглядов на мир.

Необходимо воссоздание многоступенчатой самоорганизации из коллективов выживания и их сетей, которые должны будут формироваться вокруг объектов инфраструктуры (образовательной, медицинской, промышленной и пр.). Именно эти коллективы должны обеспечивать функционирование большинства объектов инфраструктуры, за исключением крупных и затратных. Для этого элементы самоорганизации должны максимально широко кооперироваться, выстраивать горизонтальные и вертикальные структуры.

Для изыскания необходимых средств для сохранения весьма дорогой современной инфраструктуры необходимо резкое уменьшение расходов на роскошь, отдых и развлечения во всех слоях населения.

Государство осуществляет защиту от внешней агрессии и гарантирует легитимность системы самоорганизации (так же системе самоорганизации нужна автономная легитимность на основе религиозной и светской традиции). Государство вместе с системой самоорганизации обеспечивает гражданский мир, участвует в обеспечении безопасности людей. Государство за счёт налогов содержит наиболее крупные и общезначимые объекты инфраструктуры.

Государство не содержит систему самоорганизации (возможны лишь капиталовложения на начальном этапе) и не контролирует её внутреннюю жизнь. Однако оно пресекает и улаживает конфликты между элементами системы самоорганизации.

Относительно схожая система организации общества существовала при традиционном укладе во многих регионах мира, в том числе и на Руси, в средневековой Европе. Она в течении многих веков обеспечивала физическое и культурное воспроизводство большого числа народов.

В общем, скорей надо воссоздавать русские традиции самоорганизации, гибкой и динамичной. С некоторыми элементами византийскости, такими, как сохранение подробной памяти о прошлом.

 

Нельзя забывать

Нельзя забывать.

Нельзя забывать, что почти любая идеология, кроме наиболее радикальных, способна приносить пользу! При условии умеренности её применения. Ведь умеренность — это то, что отличает лекарство от яда….

О примате техники над идеологией

О примате техники над идеологией.

Внегуманистическое общество могут создать носители любого мировоззрения, которые будут слишком последовательно стремиться к его воплощению в жизнь либо стараться защитить от посягательств свою власть. Увы, технические возможности для этого есть…

Беседы и суждения. Вып. 17. Дилогия «Россия и Византия»

Семён Резниченко.

Беседы и суждения. Вып. 17. Дилогия «Россия и Византия».

Чем Россия отличается от Византии

Византия появилась именно в VII веке, после разгрома, учиненного арабами и принятия мер по его отражению. Период же с IV по VI век с принятием христианства и деяниями Юстиниана является переходным между античностью и собственно Византией, когда происходило сращивание римской имперской идеологии с христианством. Которая появилась как ответ на угрозу исчезновения восточного постримского ромейского мира.

Причем государственная система, вертикаль власти, показала свою полнейшую неэффективность. Ее местные представительства и мобилизационные институты пришли в негодность. Местная самоорганизация была именно что сугубо местной, какие-либо навыки самоорганизации в государственном масштабе отсутствовали. Однако она могла обеспечить мобилизацию местных материальных и людских ресурсов. Она крайне нуждалась в централизованной правительственной координации усилий (взаимодействие между иногда весьма отделенными центрами самоорганизации осуществлялось через Константинополь) и еще более — в символическом и идейном единстве. С одной стороны, то была идея вселенского Православия, соединенная со светлой памятью о величии и процветании классического Рима. Новые формы государственного и общественного устройства создавались для защиты того, что осталось от светлого прошлого. Таков идеологический уровень. На практике же — для весьма насущной защиты жизни и имущества от захватчиков. Причем останки светлого прошлого были отнюдь не абстракциями, а городами, портами, расчищенными и окультуренными полями, мирным укладом жизни и прочим.

Были созданы ополчения округов-фем, состоявшие из воинов-стратиотов, служащих за собственный счет.

Соединение местной самоорганизации с государственным централизмом дало достойный результат. Глобальная атака арабского халифата была отбита, да и сам он вскоре распался. Государство значительно укрепилось.

Примечательны следующие факты.

Удалось отстоять территории, где превалировали этнические греки и православные. Где преобладали носители семитских и других языков, монофизиты арабы вскоре взяли верх. Например, было подавлено сопротивление греческих городов Палестины, продолжавшееся несколько лет. Позднее из Ливана были вынуждены эвакуироваться христианские повстанцы мардаиты.

Византийская армия разделяла внутри себя функции: большинство ополченцев не часто выходили в открытое поле. Они предпочитали оборонять крепости и горные проходы, устраивать засады. Когда противник бывал скован и измотан, его неожиданно атаковали ударные группы воинов, состоявших на жаловании императора.

В результате государство укрепилось, но его укрепление вызвало его же развал. Самоорганизация и централизм были взаимоисключающими началами. При всем том, что центральная власть и самоорганизация могли существовать, только поддерживая друг друга. Существовал хронический конфликт между константинопольской бюрократией и воинственной местной военной знатью, представленной влиятельными полевыми командирами, которые были воспеты в «Сказании о Дигенисе-акрите».

Константинопольские управленцы отличались коррумпированностью, некомпетентностью. Они могли только делить и распределять. Или же разворовывать. Полевые командиры были весьма отвязными сорвиголовами. И тоже далеко не всегда соблюдали законы и нравственные нормы. Но они были людьми, решавшими реальные сложные проблемы и реально спасавшие людей. Не даром первая модель рыцарской культуры возникла именно в среде византийской военной знати, а отнюдь не на западе.

Однако константинопольские бюрократы победили. Они располагали большими ресурсами, в особенности финансовыми. Они могли натравить на одних воинов других и нанять наемников, тех же русичей. Но главное было в другом. В соответствии с идеологическими установками, разделяемыми всеми византийцами, имперская власть была сакральна и легитимна. (Именно должность императора, за которую мог бороться кто угодно. Что вносило дополнительный хаос в государственное устройство.) А провинциальная военная система была и оставалась вынужденной чрезвычайной мерой, так по-настоящему и не легитимизированной (в отличии от западного рыцарства).

Провинциальные воины побеждали бюрократов и основывали прославленные династии. И постепенно превращались в тех же легитимных константинопольских бюрократов. Рядовой стратиот не считал свой статус чем-то сакральным и важным. И с удовольствием становился мирным крестьянином либо торговцем. Как в римской империи времен Августа.

В то время как мир был совершенно другим. Ромеи были относительно слабыми среди сильных конкурентов. Римский образ жизни не имел под собой ресурсной, организационной и военной базы. Консервативный идеал сыграл тут злую шутку.

В X веке Византия по ряду параметров вернулась к старому идеалу профессиональной армии. Был разбит князь Святослав и завоевана сильная и воинственная Болгария. И руководство империи по традиции принялось отдыхать и делить, а не развивать. И Византия получила сильнейший удар от сельджуков.

После падения Константинополя Ласкарисы и Иоанн Ватац во многом восстановили систему жизнеобеспечения и обороны на территории Никейской империи. А Палеологи, несмотря на все свои дарования, окончательно все погубили.

В Византии хорошо сохранились традиции позднего Рима, идеал потребления и покоя. Ради спасения которого предпринимались порой героические усилия. Но результат усилий быстро сводил их на нет.

Русское государство так же переживало длительную драму противостояния самоорганизации и государственного начала. Однако у русских оба начала долгое время были гораздо жизнеспособнее.

Высшая власть в России отличалась сравнительно четкой династической преемственностью, что весьма ограничивало центробежные тенденции и политические авантюры. Чего не было в Византии, напоминавшей в отношение переворотов и заговоров Латинскую Америку худших времен.

То же самое можно сказать и о самоорганизации. В Древней Руси она была одной из полноправных ветвей власти. И даже после крайне резкого перераспределения властных полномочий в сторону государства в последующий период самоорганизация разных уровней сохраняла устойчивый статус и легитимность. Что позволило снизить частоту социальных потрясений, амортизировать давление государственной политики и экономических процессов на отдельного человека.

В чрезвычайных условиях Смуты начала XVII века именно традиционная многоступенчатая самоорганизация помогла спасти государство.

Даже когда власть стремилась всеми силами ограничить разные виды самоуправления, она все равно была вынуждена смирится с их необходимостью. Например, самостоятельность казачьих войск ограничивалась. Но государство не решалось покуситься на их общую структуру, основные права и станичное самоуправление. Более того, оно само способствовало созданию новых казачьих войск. Значительную часть в создании инфраструктуры государство добровольно отдавало самоорганизации.

С приходом к власти коммунистов самоорганизация в несколько этапов была практически уничтожена. Большевики продолжили в гомерических размерах централистские тенденции предыдущих периодов.

В чём сходство России и Византии?

Византия была социальной системой, стремящейся к распаду и энтропии, который долгое время тормозили христиане и христианство. Они шли в атаку на энтропию и на какое-то время отбрасывали её назад. То были не только набожные люди (как православные, так и иконоборцы). Но просто талантливые и твёрдые люди, твёрдо решившие умереть, но спасти империю, по-христиански принести себя в жертву часто за абсолютно чуждых и отвратительных им людей…. Но их подвигами пользовались в основном бездельники и паразиты, энтропия нарастала. Византийских святых героев становилось всё меньше, благотворные последствия их жертв – всё меньше. Последний из них – император Константин XI пал, защищая ворота Константинополя …

У русских долгое время была не энтропия, а непримиримое противоречие китаеобразного государства и славянского этнического менталитета, которые в любой момент готовы были уничтожить друг друга. Противоречия между ними снимались только через гений, победу, блестящий успех. И, в конечном итоге, жертву. Такую же добровольную и индивидуальную, как в Византии.

Почему возникли дворцы древнего Крита

Почему возникли дворцы древнего Крита.

Один из наиболее ярких примеров религиозно-харизматической власти – критские дворцы времён расцвета. Предположительно, основной социальной функцией этих средоточий богатств и роскоши было проведение регулярных религиозных мистерий (знаменитые игры юношей и девушек с быками) и … художественное творчество! Эти знаменитые фрески, росписи сосудов и пр.. Разумеется, творчество в рамках «официальной идеологии» имело очень важную магическую интерпретацию. Красивые, яркие, реалистичные изображения красивых людей, рыб, осьминогов и пр.. должны были магическим путём обеспечивать обилие морепродуктов и всего остального в реальной жизни, высокое качество жизни как таковой. Для этого изображения должны были быть максимально реалистичными и высокохудожественными.

Именно в надежде на хорошую добычу и материальное благосостояние жители критских селений несли продукты рыболовства, сельское хозяйство и добычу пиратских набегов во дворцы. Это чем-то напоминает власть жрецов воду из Западной Африки над своей паствой.

 

Война в Донбассе явила удивительные примеры самоорганизации

Алексей Иовчев.

 Война в Донбассе явила удивительные примеры самоорганизации.

Первоначальная публикация: https://novorosinform.org/708510

О чём я хотел бы рассказать. Война на Донбассе, наряду со всей сопутствующей драмой, явила и удивительные примеры самоорганизации.

В этом смысле, меня искренне восхищает деятельность 1-го Особого Территориального Батальона Обороны города Горловки. И конечно, его комбата — Сергея Анатольевича Попова.
Батальон в полной мере решает чисто военные задачи, находясь на самом острие. Здесь никогда не бывает «абсолютно спокойно», а чаще как раз, наоборот.

У военных есть масса своих специфических проблем, которые они вынуждены ежедневно, ежечасно решать. Бытовых, технических, тактических… Казалось бы, их должны волновать только танки, БМП, боекомплекты, разведка, дисциплина, снабжение, обучение личного состава, боевые операции.

Но при этом у батальона есть подшефная школа! (СШ58, с. Озеряновка, 1500-2000м от линии фронта). Батальон постоянно привозит детям гуманитарную помощь, привлекает волонтеров, предоставляет учебные пособия. Здоровенные суровые мужики в камуфляже помогают проводить детские праздники, хотя их никто не заставляет этого делать. (Их вообще, вряд ли можно как-то заставить).
Силами батальона производится даже ремонт школьного автобуса!

Батальон оказывает помощь интернату для детей с отклонениями в развитии.

В небольшом населенном пункте, оставшемся без электричества, бойцы своими силами восстановили электроснабжение. Помогают местным жителям. По их просьбе разминируют поля и огороды.

Силами бойцов батальона устанавливаются надгробные памятники павшим воинам, в том числе из других батальонов и подразделений. Создана аллея памяти. И это далеко не всё.

Таким образом, получается, что в Горловке, военные люди, помимо обеспечения безопасности и решения чисто военных задач, решают и гуманитарные. Я не могу вспомнить много примеров из мировой истории, где люди в камуфляже, так вели бы себя в вопросах социальной ответственности. Добровольно.

Однако, всё это соответствует традициям русского воинства. Князь на Руси опекал всё население, а не только свою дружину. Русские солдаты, войдя в Париж занимались не мародерством, а возвратом культурных ценностей, вывезенных из Франции. Советские солдаты, взявшие Берлин, победив фашизм, и пройдя все тяготы войны, кормили местное население. Восстанавливали разрушенные не по своей вине, города Европы.

Это не пацифизм. Это — ГУМАНИЗМ.

В общем, честь и хвала. Искреннее уважение и пример всем нам.

 

Коллективы выживания и власть

Семён Резниченко.

Коллективы выживания и власть.

Как относилась и относится власть к коллективам выживания? По-разному, но кроме как в XX веке никогда и не боролась. Мир семей и общин был автономным миром. Который взаимодействовал, но не сливался с миром власти.

Власть могла благодетельствовать отдельные коллективы выживания и их сети, могла с ними жестоко бороться и даже уничтожать. Но на сам принцип не посягали. Потому что коллективы выживания были экономической основой общества и платили налоги. А так же обеспечивали физическое и культурное воспроизводство общества.

Коллективы выживания обеспечивали и поддерживали определённую автономию от власти. Но принципиально и массово с властью не боролись, даже с иноземной и оккупационной. Боролись с властью всегда надколлективные структуры, сами бывшие квазивластью. Единственное, коллективы выживания могли частично замещать государство и способствовать созданию надколлективных органов в случае самоликвидации или ликвидации системы власти.

В XX веке, благодаря прогрессу государство смогло извлекать огромные доходы помимо коллективов выживания. А так же, благодаря этим доходам, получила возможность обеспечивать условия для культурного и физического  воспроизводства. Коллективы выживания теперь рассматривались как автономные структуры, сдерживающие приток рабочих рук в быстро развивающееся индустриальное производство.

И потому коллективы выживания полностью или частично были уничтожены. Естественно, в наиболее богатых и развитых странах, которые могли себе это позволить. Усилия государства были поддержаны многими «мужчинами и женщинами», получившими возможность неплохо жить и получать защиту помимо коллективов выживания. Ради которых порой надо многим поступаться.

Как показала практика, обогатиться и всячески развиться государство и общество прекрасно смогло и без коллективов выживания. Но оно оказалось абсолютно несостоятельно в плене воспроизводства: физического, ценностного, идентичностного. К началу XXI века наиболее богатые и развитые общества показали свою неспособность существовать дальше. Всё больше хромает  уже и экономическая составляющая.

При этом наиболее мощные институты «цивилизованного общества» явно стремятся передавать свои функции на аутсорсинг.

Без коллективов выживания государству будет не обойтись. Например, в сфере социальной защиты и обеспечения местной инфраструктуры. Члены коллективов выживания гораздо меньше склонны надеяться на бюджетные дотации и гораздо лучше атомизированных индивидов способны бюджет пополнять…

Необходимо иметь в виду, что для властей могут представлять опасность только временные и целевые виды самоорганизации, которые проявляют бурную активность короткое время, а потом исчезают.

Коллективы же выживания, действующие на постоянной основе и обеспечивающие насущные потребности своих членов, в целом склонны сохранять status quo и не «раскачивают лодку». Наоборот, они, при эффективной работе способны осуществлять аутсорсинг некоторых функций государства, минимизируют экономические трудности в стране и делают ситуацию более стабильной.

 

Беседы и суждения. Вып. 16. Коллективы выживания

Семён Резниченко.

Беседы и суждения. Вып. 16. Коллективы выживания.

Коллектив выживания.

Первоначальная публикация: http://www.wikiznanie.ru/ru-wz/index.php/Коллектив_выживания
Коллектив выживания – минимальная группа людей, могущих совместно обеспечить своё автономное существование. Т. е, не привлекая для своей поддержки какие-либо другие группы людей. Другая важная характеристика коллектива выживания – это коллектив – посредник между семьёй (отдельным человеком) и обществом в целом (народом, государством). Коллектив выживания амортизирует давление на человека государственный и прочих структур. Помогает человеку защититься от произвола сильнейших, пережить трудные времена, экономические и социальные кризисы и пр. Коллектив выживания требует от человека соблюдения неких установленный в нём моральных норм, совместной деятельности на благо всего коллектива и других его членов.
Коллектив выживания служит мобилизатором отдельных людей и семейств на какую-либо массовую деятельность, направленную на благо общества, народа, государства. Коллективы выживания, как правило, объединены в какие-либо более крупные структуры. Например, этносы, церкви. Эти объединения строятся, помимо всего прочего, на основе солидарности, общности интересов. Общие интересы множества коллективов выживания часто бываю политическими.
Существует масса различных традиционных видов коллективов выживания. Это роды, племена, общины, тейпы, кланы, религиозные сообщества. Так же модерные виды коллективов выживания. Такие, как организации, ставящие своей задачей защиту юридических прав своих членов, территориальные органы самоуправления и самоорганизации (типа американских комьюнити). Это и другие организации, составляющие гражданское общество. Таким образом, коллективы выживания формируются по родственному, земляческому принципам. В них объединяются единомышленники.
Специфика современной ситуации в том, что традиционные коллективы выживания в среде европейских народов (в том числе и русского) разрушены, находятся в стадии деградации либо мало эффективны. Институты гражданского общества в основном отстаивают интересы различных меньшинств. Основная масса населения защищена ими далеко не достаточно. Функции коллектива выживания для большинства современных европейцев выполняет государство.
Кризисные явления современного общества, ослабления государственной поддержки заставляют задуматься о возрождении сети коллективов выживания, распространении их на всё общество.

Коллективы выживания – не политические структуры.
Коллективы выживания и политические структуры различны по своей сути. Главная цель коллектива выживания – защита интересов его членов. Настоящая политическая структура должна иметь цели более значимые, чем интересы её членов.
Политические структуры должны поддерживать и защищать коллективы выживания. Те, в свою очередь, в обмен на помощь должны поддерживать политические структуры, иногда поступаясь ради них некоторыми своими интересами.
Смешение функций этих социальных весьма вредно. Если политическая структура становится коллективом выживания для небольших (ой) групп лиц, это приводит к коррупции и развалу структуры на отдельные элементы. А чрезмерная идеологизированность коллектива выживания, подчинённость его внешним целям может легко привести к забвению главных целей – выживания, физического и культурного воспроизводства, и, в конечном счёте — к его гибели.

Даже искренние народолюбцы не «за народ». Народное благо чаще всего понимается ими крайне субъективно, пусть даже они абсолютно честны и искренни. В таких условиях идея коллективов выживания — честная демонстрация необходимости объединяться с небольшой группой себе подобных. Здесь понятно, кто и что защищает…

Лидер коллектива выживания.

Лидеры и их качества вообще важны в любых объединениях русских.

Лидеры крайне необходимы как инициаторы создания коллектива выживания, на первом этапе его жизни. Далее роль лидера должна несколько упасть.

Лидер должен активно проявлять себя в случае возникновения трудностей или резких перемен. Тогда же мнение большинства значит больше, чем мнение меньшинства. Когда всё идёт нормально, лидер должен самоустраняться от ряда своих функций. Тогда повышается роль отдельных членов коллектива, малых групп внутри него.

Повседневные, мелкие вопросы должны решаться без участия лидера. Отдельные члены коллектива должны быть достаточно ответственны и самостоятельны.

Лидеры могут и должны меняться. На начальном этапе существования нужен инициативный, пробивной лидер. Далее может возрасти нужда в лидере — миротворце и дипломате. Должна существовать возможность коллективного руководства, смены лидера в связи с изменением ситуации, возвращения прежнего лидера.

В коллективе выживания ничто не должно быть чрезмерным: ни власть лидера, ни власть большинства, ни свобода отдельных членов и малых групп внутри коллектива.

Структура, направленная на продвижение интересов прежде всего какого-то одного человека, например, коммерческая организация, не является коллективом выживания.

 

   Коллектив выживания, требования и ожидания.

В период постмодерна один из злейших врагов коллективов выживания – несоответствие мечтаний реальной практики. Коллектив выживания крепок, когда ожидания, возлагаемые на него участником, максимально конкретны и не чрезмерны. Они и требования к другим членам коллектива должны основываться не на абстракциях и чувствах, а на наличии / отсутствии конкретного бара фактов и поступков.

Это, прежде всего, регулярное получение и ответное оказание поддержки, достижение какого-либо конкретного результата, и осознание возможности получать подобный результат впредь при выполнении своих хорошо известных обязанностей.

Среди тех, у кого быстро меняются потребности, цели, и интересы, создавать стабильные коллективы выживания действительно трудно.

 

Реальный состав коллектива выживания.

Иногда можно определить, кто составляет реальный коллектив выживания (или нечто к нему близкое или потенциальное)современного русского. Это те, кто приходит с ним на крестины ребёнка в церковь. Лишних туда стараются не брать. Это касается и не самых воцерковлённых семей.

 

Коллективы выживания и дистанция между людьми.

Для создания жизнеспособных коллективов выживания их сетей очень важно избегать любого общения сверх необходимого со многими людьми. Либо обмениваться услугами дистанционно, через посредников.

 

Это не коллектив выживания

  1. Коллектив, чем-либо полезный меньшинству членов.
  2. Коллектив, для которого важнее всего некие внешние цели, идущие в разрез с интересами выживания членов коллектива.
  3. Ряд коллективов по своей сути и не должны быть коллективами выживания, по крайней мере, большую часть времени. Это коллективы, по своей сути предназначенные для достижения целей, не имеющих отношения к выживанию именно этого коллектива. Например, воинские части и монастыри.

Система коллективов выживания, основанная на родственных связях, в среднем более жизнеспособна.

Коллективы выживания — самое лучшее и худшее.
Самое худшее, что может случиться с идеей коллективов выживания — это их внедрение в жизнь неподготовленных людей путём компанейщины. Самое лучшее — это неспешное «изучение вопроса» во вполне цивилизованных условиях, возможность в таких условиях безболезненно знакомиться на практике с разными видами мелкогрупповой самоорганизации.

Ещё об опасностях, подстерегающих организаторов коллективов выживания. 
Очень неразумно было бы при создании коллективов выживания пытаться досконально копировать структуры старых времён, известные нам по книгам. Это коллективы существовали в иных условиях, их членами были люди с изрядно другой психологией. О функционировании многих таких коллективов нам известно далеко не всё.

Коллективы выживания и внегуманистические общества.
Коллективы выживания, состоящие из современных людей, вполне могут и сами стать внегуманистическими обществами. Поскольку нынешние люди нередко безответственны и приучены во всём полагаться на кого-либо, современные молодые люди нередко с детства находятся под тотальным контролем родителей и школы. Контролем и опекой, который раньше никогда не существовал ни в одном обществе.
Поэтому роль внегуманистического повелителя может быть даже навязана лидеру, руководствующемуся самыми благими намерениями, его «паствой». Она сама может пробудить в нём самые тёмные инстинкты своим эгоизмом и потребительством. Ведь в этом случае отдельный член коллектива одновременно и беззащитен и ненадёжен, требует контроля.
Внегуманизации коллективов выживания, например, превращению их в тоталитарные секты, могут мешать прочные и разветвлённые родственные связи их членов, их способность заручиться помощью близких, давно знакомых людей. Особенно важно, чтобы эти отношения основывались на эквивалентном обмене услугами при отсутствии потребительства со стороны кого-либо из родственников.
Плохо, когда люди рвут с привычным социальным окружением и присоединяются к каким-либо сравнительно многолюдным коллективам.
Гораздо лучше, когда люди сотрудничают с крупным коллективом вместе, уже готовой малой группой давно и хорошо знакомых друг другу людей. Либо равноправные малые группы сотрудничают друг с другом для достижения каких -либо жизненно важных целей. Такие малые группы, состоящие из родственников, старых друзей, есть даже у многих современных людей.
Детей надо с детства приучать брать на себя ответственность и быть самостоятельными, полагаться на самих себя. Ответственность подразумевает как свободу, так и спрос по результату без контроля за процессом. Риски и издержки здесь неизбежны, но последствия тотального контроля в детском возрасте ещё хуже. Из рук родителей слишком подконтрольный ребёнок легко и плавно переходит в тоталитарную секту, либо просто оказывается в распоряжении недобросовестных манипуляторов.

 

Коллективы выживания: как избежать проблем.
Критики утверждают, что коллективы выживания справляются с социальной поддержкой людей, поддержанием общественного порядка гораздо хуже, чем развитое социальное государство.
В принципе, так оно и есть! Только вот наличие самых совершенных судов, паромного сообщения, и спасательных служб не приводит к критике умения плавать! Более того, она становится востребованным всё больше и больше. Техника всё чаще отказывает, особенно с неграмотными операторами и спасателей на водоёме не оказывается после оптимизации…
Тем более, что всем известные человеческие добродетели, такие, как храбрость, решительность, взаимовыручка, верность слову, способность к самопожертвованию при хорошей социальной и другой защите атрофируется. А в ходе атрофии исчезает и та самая социальная защита…
И без усилий коллективов выживания скоро будет невозможно существования очень многих школ, больниц дорог, мостов и пр..
Ещё один блок критики концепции коллективов выживания – коллективы выживания разрушают единство общества и способны порождать внутренние конфликты в обществе. Закрытость коллективов выживания могут способствовать созданию тоталитарных сект, мошенничеству и другим видам паразитирования одних людей над другими.
И эти возражения имеют под собой реальное подтверждение.
Довод о подрыве единства общества был бы неопровержимым, если бы не постепенный уход государства из многих сфер жизни, приватизация государственных функций, которые, как и в старые времена, начинают обслуживать немногих. Процесс этот общемировой, о нём и его неизбежности, например, открыто и прямо заявил король Голландии Виллем — Александр. Тем более, что объективно нарастает недостаток ресурсов: и природных, и интеллектуально- профессиональных. И элитные группы становятся гораздо более прижимистыми по отношению к неэлитным. Поэтому возвращение к коллективам выживания содержит в себе изрядных элемент вынужденности.
Говоря о криминализации коллективов выживания, нужно помнить фундаментальные отличия таких коллективов от групп единомышленников, бизнес – структур и пр..
Коллектив выживания в наше время должен состоять из действительно близких друг другу людей. Желательно — хорошо знакомых. Пусть их будет совсем немного, но они будут лояльно относиться друг к другу, друг — друга защищать и поддерживать. И среди них не будет мошенников и паразитов.
Такой коллектив выживания может объединять родственников, друзей, единомышленников. Или тех и других в разных пропорциях. Но главное – выше перечисленные качества. Не стоить гнаться за количеством членов, но за качеством отношений. Многое лучше получать не внутри коллектива, но у союзников за его пределами.
Именно поэтому нужны сети коллективов выживания! Такие сети могут объединять и единомышленников, и быть бизнес – структурами.
Маленький церковный приход может быть коллективом выживания. Многолюдный приход – сетью коллективов. Повседневно должны общаться и взаимодействовать те, кому хорошо друг с другом, кто поддерживает друг друга в повседневной жизни. Как целое такой приход выступает не всегда, но в определённых случаях…
Мне могут возразить, что в старину действовали коллективы выживания, построенные по «формальным» признакам: родственники, соседи, единоверцы и пр.. Но то были люди, имевшие огромнейший, многопоколенный, непрерывный опыт жизни в коллективах выживания, наработанные поведенческие шаблоны и пр.. Которые отсутствуют у современных людей. Пока отсутствуют …

 

Беседы и суждения. Вып. 15. Неофеодализм (краткое описание)

Семён Резниченко.

Беседы и суждения. Вып. 15. Неофеодализм (краткое описание).

Сейчас с глобальной цивилизацией происходит то же, что со многими культурами доколумбовой Америки — централизованные многолюдные общества вот-вот распадутся на множество мелких. Но при нынешнем уровне развития техники больше шансов создать эти мелкие группы отнюдь не у крестьян.

Как будут «строить неофеодализм».

Вначале люди будут пытаться вернуть себе то, что им было дорого за последние 2 тысячи лет.  «То» включает в себя очень и очень многое, и люди чувствуют, что могут потерять «то». И в результате борьбы за возвращение «то» полностью или по большей части добьют.

 


Как будут создаваться неофеодальные сообщества.

  • Представители нынешней элиты продолжает сохраняет контроль над мощным охранно-силовым комплексом. Он не даёт разложиться также серьёзному инфраструктурно- производственному комплексу и переводит его на новые рельсы (робототехника, 3D-технологии и пр.)
  • Менеджеры среднего звена, силовики, инженеры конструкторы и просто неожиданные люди спасают «старые» комплексы защиты и жизнеобеспечения, но без участия прежней элиты.
  • Представители нынешней элиты, либо менеджеры среднего звена, силовики, инженеры конструкторы и просто неожиданные люди создают практически с нуля комплексы защиты и жизнеобеспечения, опираясь активное использование робототехники, 3D-технологий и пр.
  • Некие квазитрадиционные, относительно примитивные сообщества налаживают отношения сообществами первых трёх типов. Например, поставляют какие-то виды продовольствия в обмен на 3D-изделия, осуществляют какие-то виды «пограничной службы», дают своих соплеменников как материал для неких биотехнологии и пр… Самостоятельные примитивные сообщества при неофеодализме возможны разве что в Амазонии…

Было бы очень наивным считать, что при неофеодализме некоторые народы либо религиозные общности обречены на процветание либо уничтожение. Скорее их отдельные «структурные единицы ждёт разная судьба…

 

В Европе ослаблены самоорганизация и воспроизводства, у мигрантов навыки хозяйствования. В результате в Европе не будет ни европейской, ни азиатско-африканской культуры. Скорее всего, возникнет культура новых неофеодальных сообществ.

 

Вряд ли в Европе появится некий единый халифат, как это пишут Чудинова и Уэльбек. По крайней мере, не на всей территории. Скорее будут различные неофеодальные группы местного и неместного населения, смешанные группы. Такие, как дорийцы, ионийцы, эолийцы Древней Греции.

 

 

Базис перехода к неофеодализму — перестройка всех элементов общества в соответствии с  в основном завершенным переходом на новые виды получения электроэнергии (энергия ветра, воды, термоядерный синтез и пр.) и перестройки промышленности на основе и перестройки промышленности на основе 3D-технологий. Конкретные воплощения неофеодального общества во многом будут определяться тем, кто будет владеть и распоряжаться этими технологиями.

Как будут жить люди при неофеодализме.

Нынешние радости, опасности и страдания исчезнут, на их смену придут другие.

 

Неофеодализм и предвидение.

При переходе к неофеодализму надо уметь предвидеть, чтобы избегать трудностей. Именно для избегания чего-либо надо осваивать новые технологии. Предвидеть, чтобы достигать счастья и успеха бессмысленно. Лучше учиться наслаждаться любой мелочью здесь и сейчас.

 

Что может помешать или помочь при переходе к неофеодализму.

Плотная вписанность в практики и социальные технологии позднего постмодерна при переходе к неофеодализму может повредить, спровоцировать психологический шок. Помочь может обладание технологиями и ресурсами, гибкость и умение осваивать новые практики, выносливость и неприхотливость.

 

Переход к неофеодализму и страдание.

Страдание при переходе к неофеодализму может доставлять многое. Например, психологическая зависимость от дорогих, неэргономичных, практически бесполезных вещей и социальных практик. Неумение мириться с потерями, неумение адаптироваться к изменениям, отсутствие выносливости и способности переносить дискомфорт. А также  разбитые надежды и завышенные ожидания.

 

Переход к неофеодализму и аскетизм.

При переходе к неофеодализму добровольный аскетизм может компенсировать шок от нарастания дискомфорта, потерь и собственных слабостей.

Переход к неофеодализму и удовольствие.

При переходе к неофеодализму помогут необременительные привычки, доставляющие этому человеку максимальное удовольствие. Вроде любви к птичьему пению, любованию рассветами или закатами. Склонность к таким вещам надо в себе развивать.

Неофеодализм и отношение к переменам.

При переходе к неофеодализму легче будет тому, кого перемены «заводят», но кто при этом не теряет головы.

Умение жить одним днём и способность планировать.

Умение жить одним днём и способность планировать- добродетели разных людей. Поэтому очень важно будет везение.

Неофеодализм: уровень технического развития.

Некоторые люди утверждают, что при неофеодализме уровень технологий упадёт чуть ли не до каменного века. Но при таком их уровне большинство современных людей вообще не выживет. На территориях, где сохранится жизнеспособный тандем инженеров-техников и силовиков, может, наоборот, начаться бурное развитие ряда технологий. Например, позволяющих наладить производство всего необходимого на месте.

Качества неофеодальной вещи: лёгкость, удобство в использовании, максимальная долговечность.

Представления об истории при неофеодализме.

Где сохранится масса исторической информации, книг, архивов, исторические представления в той или иной степени будет близки к нашим. Где её сохранится мало, представления об истории станут мифологическими – ёмкими и компактными. Множество сходных  разновременных событий объединят в одно, множество более или менее похожих исторических личностей – в одну.

Идеологии в эпоху смены энергетических эпох.
Привычные нам социализм, либерализм, консерватизм сложились в эпоху углеводородов, которая предполагает крупные унифицированные сообщества, привычную нам государственность и партийную политику. С переходом на новые энергоносители многие элементы этих идеологий исчезнут, другие разовьются в нечто новое.

Неофеодальные профессии.

Програмист, инженер, воин, врач, фермер, монтажник-наладчик, священник, архивариус, системный аналитик.

 

Краткая суть неофео.

Примитивизация, минимализация, но прогресс того, что укрепляет минимализацию.

 

 

При неофеодализме бесконечный мир для человека ужмётся до ограниченного пространства с небольшим количеством предметов. Остальное станет ненужным.

 

 

Количество членов неофеодальных сообществ может оказаться очень небольшим. Достаточно персонала для нескольких автоматизированных систем.

 

 

При неофеодализме государство имеет шанс сохраниться, ужавших до небольшого числа очень эффективных управленцев и воинов.

 

Неофеодализм и мезолит.

Неофеодализм чем-то похож на мезолит. Та же снижение плотности населения, упрощение многих аспектов культуры. Но при этом внедрение в жизнь многих ноу-хау, повышение автономности малых групп людей.

 

Что такое коллективы выживания.

Коллектив выживания – первичная ячейка  любого жизнеспособного этноса. Это минимальная группа людей, могущая автономно обеспечить своё существование. Коллектив выживания основан на тесных межличностных связях. Он является хранителем  нравственных норм, идейных убеждений, национальной идентичности. Система взаимодействия коллективов выживания образует этнос.

В истории коллективы выживания проявляли себя по разному. В виде кровно- родственных объединений типа клана, территориальных и религиозных общин и пр.

При неофеодализме коллективы выживания станут основой сообществ, основанных на принципах самоорганизации.

 

Виды социальной организации при неофеодализме.

Полисы — технически развитые и самодостаточные сети коллективов выживания. Могут включать в себя целый ряд коллективов выживания и их сетей разного уровня развития, где ведущую роль играют производители программного контента, организаторы производства и защиты.

Полисы могут быть разными.

А) «Обычными», ориентированными на физическое и культурное воспроизводство своих членов.

Б) «Научными монастырями», основная цель которых — получения интеллектуального продукта. Все остальные виды их деятельности подчинены этой единой цели.

Империи.

А) Империя, защищающая автономные коллективы выживания и полисы, выступающая модератором отношений между ними.

Б) Тоталитарная империя. В ней ряд неразвитых или односторонне развитых, плохо или никак не организованных групп людей полностью зависят от единого центра производства программного контента и политико- силового контроля.

Можно предложить и другую классификацию неофеодальных сообществ, на основе соотношения традиционности и инновационности.

А. «Королевства и вольные города» — различные социальные структуры, как правило, сравнительно малолюдные, уклад жизни в которых полностью перестроен согласно принципам неофеодализма (организация людей в коллективы выживания, экономия ресурсов, компактность всего и вся).

Б. «Византии» — общества, претерпевшие определённые изменения, но сохранившие немало из уклада жизни времён модерна и постмодерна.

Что такое внегуманистические общество.

Антипод сети коллективов выживания. В этом обществе подавляется какая-либо самоорганизация, попытки людей действовать в соответствии с поставленными ими самими целями.

Это антисоциум, т.е. большинство людей в нём могут вообще не взаимодействовать друг с другом. Либо они как-то взаимодействуют, но не образуют устойчивых социальных связей. Каждый из них может непосредственно управляться из центра. Людей в таком обществе требуется совсем немного, они заменены машинами.

Если такое общество перестаёт быть нужным владельцу, оно может быть ликвидировано практически сразу.

 

 

Умение жить одним днём и способность планировать

Умение жить одним днём и способность планировать.

Умение жить одним днём и способность планировать- добродетели разных людей. Поэтому очень важно будет везение.