Беседы и суждения. Вып. 55. История человечества: периодизация

Беседы и суждения. Вып. 55.

История человечества: периодизация.

Повторяемость и неповторимость в истории.

В истории человечества периодически повторяются периоды укрупнения обществ (культуры развитого Бронзового века, поздняя Античность, Новое Время) и их дезинтеграция (многие культуры раннего Железного века, ранняя Античность, феодализм, неофеодализм). В периоды укрупнения усиливаются элементы духовной и материальной культуры, направленные на усиление крупных социумов (Древний Египет, Древний Китай, США, СССР). В период дезинтеграции наблюдается ослабление либо распад крупных социумов и присущей им культуры. Одновременно усиливается культурное обеспечение малых сообществ. Возникают весьма значительные макроареалы с культурной спецификой, благоприятной для малых сообществ (древнегреческая культура, средневековый Христианский мир).

Укрупнении и дезинтеграции социальных структур и культурных ареалов также характерны для доколумбовой Америки и Африки. Однако воздействие европейской колонизации не позволяет точно просчитать многие аспекты направления их культурного развития.

Но в каждом историческом событии всегда есть то, что повторяется в течении всей истории (те же укрупнения и дезинтеграции) и то, что неповторимо (люди, события, конкретное сочетание особенностей культуры и общества). Общество и культура как целое целом также неповторимо.

К тому же периодизации по разным критериям могут по-разному объединять и разъединять исторические периоды. Очень важно, какой именно отрезок истории рассматривается исследователем. Разные периодизации могут быть вполне научными, дополняющими друг друга (см. ниже).

Античность и Средневековье как единый отрезок истории («долгий» Железный век) .

В принципе, всю европейскую и западноазиатскую историю с начала 1 тыс. до н.э. по 15 (16) столетие нашей эры можно рассматривать как единый исторический отрезок примерно в 2, 5 тысячи лет — «долгий» Железный век. В этот период сложились принципы организации городов- государств и территориальных империй вместе с их взаимодействием, во многом сходная интеллектуальная традиция, основанная на примате гуманитарных наук и многое другое. А потом возникло машинное производство и начались колониальные захваты…

Европейский феодализм или христианский партикуляризм?

Как я уже писал, то, что называют «феодализмом» появилось ещё до н.э., с началом Железного века. Что касается Средневековья на Руси и на Западе, то в тот период времени культура Железного века просто достигла наибольшего расцвета. В тот периода возникла уникальная система христианского партикуляризма, основанная на алгоритме сохранения собственной уникальности в рамках общих принципов, прежде всего — религиозных.

Новоевропейская культура

Новоевропейская культура на основе достижений Железного века создала масштабные единообразные общества, сочетавшие черты этого самого «европейского железа» с восточными бюрократическими монархиями. Роль ирригационного хозяйства выполняли транспорт, связь и тяжелая промышленность. Прообразом этого перехода стало превращение античных полисов в Римскую империю.

Современные идеологии- фрагменты средневекового единства.

Мировоззренческие направления Нового времени – это раздробленные фрагменты традиционного целого. Которое включало в себя религиозность и рационализм, либерализм и фундаментализм, иерархию и эгалитаризм, национализм и всечеловечность, а так же многое и многое другое. Причём всё это могло гармонично сочетаться в одном человеке или сравнительно небольшом коллективе. Казалось бы, несочетаемые направления реализовывались в разных ситуациях или сферах бытия, в зависимости от жизненной необходимости или традиции, необходимой для сохранения идентичности и единства общества.

Да, традиционность включает в себя нерасчленённое единство более поздних направлений мысли и видов мировосприятия. Но это не механический эклектизм или приспособленчество. Каждая традиция – это органическое единство, полностью не предаваемое средствами каких-либо рационализирующих языков. И которое складывается из огромного сочетания постоянно действующих либо ограниченных во времени факторов, которое включает в себя все стороны человеческой жизни.

Вот почему нынешние адепты религиозных доктрин, несмотря на формальную приверженность традиции, имеют немного общего со своими средневековыми предшественниками. В том числе и потому, что они пользуются совершенно разной техникой.

Эллинизм и западная культура Нового времени.

Проникновение западной цивилизации в другие региона мира во многом сходно с проникновением античной культуры в страны Востока в эпоху эллинизма. Новые технологии, эстетические концепции активно использовались, но они не превращали восточные общества в аналог Древней Греции.

Проникновение западной культуры в Новое и новейшее время мало где, за исключением некоторых стран Дальнего Востока, привело к полноценной вестернизации. Но, в отличии от эллинизма, взаимодействие с западной культурой гораздо сильнее трансформировало и деформировало традиционные институты незападных обществ. Например, традиционное хозяйство (земледелие, скотоводство и пр.) часто или исчезло, или потеряло свою значимость, перестало удовлетворять потребности населения. При том, что современное промышленное или сельскохозяйственное производство западного типа, образ жизни внедрялись в жизнь в этих сообществ в той или иной степени ограниченно. В эпоху эллинизма же традиционное хозяйства менялось незначительно.

Поэтому восточный эллинизм стал важным этапом формирования средневекового и современного восточного общества с местной культурно-хозяйственной основой. Влияние современной западной культуры породило  стойкую зависимость от неё, особенно в материальном, хозяйственной отношении.  Но не привело к появлению эффективных механизмов её воспроизводства, за исключение «азиатских тигров», Малайзии, отчасти – Китая, Турции, Тайланда. Что стимулировало мощный приток мигрантов на Запад из незападных регионов.

Путь человечества: от универсализма к технопервобытности.

Новоевропейский интеллектуализм основан на глубоко христианском принципе: открыто нести знание по возможности всем. Многим оно  покажется ненужным, зато все достойные смогут познать истину. Нет тайного и эзотерического, всё открыто для всех, были силы и желание познавать. По схожему образцу транслировались новоевропейские идеологии, мировоззренческие системы. Такие представления основываются на восприятии людей как онтологически равных друг другу личностей. В полной мере в дохристианскую эпоху его не было, в античных полисах представления о равенстве также существовали, но были более ограниченными.

Универсализм, представление об онтологическом равенстве людей возникали в I тыс. до н.э – I тыс. н.э. и в других культурах.

Но в Европе представление об онтологическом равенстве людей к  началу Нового времени трансформировалось в представление о равнозначности разных сторон жизни, что ранее ограничивалось жесткой ценностной иерархией Средневековья. Признанные равноценными, все аспекты жизни и творчества европейцев стали стремительно развиваться. Как до этого нигде в мире. Этот процесс  мощно стимулировался и принципиальной открытостью знаний.

Но осознание онтологического равенства людей, открытость знания без  чёткой ценностной иерархии для общества и отдельной личности постепенно привели к тотальной дезинтеграции всего и вся. От общества и системы знаний до распада на независимые друг от друга функции и стремления отдельной человеческой личности. Не говоря уже о семье, горизонтальных связях между людьми. В таких условиях созидательные импульсы перестали получать поддержку извне и реализовываться, даже в рамках одной человеческой личности.

В условиях крайнего раздробления и ослабления всех функций общества непомерно усилилась экономическая функция. Это не случайно, потому что нужда в  средствах к существованию, стремление к комфорту являются наиболее общими для людей вне зависимости от их отчуждённости друг от друга по всем другим параметрам. Материальные потребности существуют и для человека, разные стороны личности которого отчуждены друг от друга.

Но  в таких условиях служение «экономической составляющей» отвлекает ресурсы от других, уже без того ослабленных жизненных функций как общества, так и отдельного человека. Одновременно эти функции, будучи ослабленными, не могут более поддерживать экономическую составляющую.

Поэтому мы наблюдаем снижения уровня культуры и науки, военного дела, уровня благосостояния большинства человечества, деградацию инфраструктуры. Всё это на фоне усиления центробежных тенденций в большинстве сфер жизни, на большинстве территорий земного шара.

Всё это грозит привести мышление и мировосприятие людей примерно к уровню раннего производящего хозяйства, от неолита до ранней – средней бронзы, если пользоваться временной шкалой, характерной для Евразии.

Современная техника может этому только способствовать, так как резко повышает жизнеспособность малых замкнутых групп людей. Такой уровень самодостаточности был совершенно недоступен представителям древних культур. Поэтому им пришлось постепенно создавать хорошо нам знакомые сложноструктурированные сообщества. Отсутствие техники восполнялось множеством людей, их организованностью и мотивированностью. А в мире хорошо отлаженных нейронных сетей группа людей может существовать, если даже конкретные люди никак не взаимодействуют друг с другом…

Малые сообщества будущего, имеющие соответствующую технику, смогут позволить себе иметь весьма простую социальную организацию, сохранять свою автономность, отказаться от экономики как таковой в современном её понимании.

Разветвлённую кооперацию, создание новой сложной культуры  всё же может породить нехватка у многих сообществ каких либо жизненно важных ресурсов при невозможности их искусственного синтеза. Причём разных ресурсов у разных сообществ. А также осознание многими авторитетными людьми выхода в открытый космос и поселения там.

Но будут ли действовать эти факторы на практике – никто предсказать не может.