Что может помочь русскому народу

Что может помочь русского народу.

Появление в обществе мощных внеличностных регуляторов (законов, традиционных установлений, которые соблюдаются в значительной степени добровольно), которые будут действенными, по крайней мере, для крупных групп людей и которые будут определять взаимодействие между ними. Пусть даже в разных группах будет разные регуляторы, и взаимодействие будет контролировать ещё один, отдельный набор принципов. По-настоящему серьёзные внеличностные регуляторы могут возникнуть только на основании насущной хозяйственно-инфраструктурной необходимости, а не какой-либо идеологии.

Но при этом должна сохраняться небольшая резервация для традиционного русского индивидуализма. Как источник инноваций, которые могут понадобиться очень быстро и очень неожиданно.

Какие внеличностные регуляторы лучше? Законы или традиции? Законы помогают добиваться результатов, но истощают общество. Традиции помогают обществу существовать долго, но  сдерживают стремление к достижениям и результатам. Понадобиться, скорее всего, сочетание  устойчивости с результативностью, традиции и закона. Тем более, что при достаточной силе того и другого в большей степени соблюдаются интересы как общества, так и отдельного человека.

Но это всё благие пожелания, редко на практике реализуемые во все времена любыми народами. Будет хорошо, когда возобладает  какая-либо система укрепления внеличностных регуляторов как таковая. Хотя слишком односторонняя система, скорее всего, будет нуждаться в скорой замене…

Е.В. Семёнова. Деловые люди. К истории русского самоуправления. Ч.2.

Е.В. Семёнова. Деловые люди. К истории русского самоуправления. Ч.2.

http://rys-strategia.ru/news/2018-08-14-5795

Аркона

Аркона.

В знаменитых славянских храмах на о. Рюген воплотились дославянские традиции североевропейской харизматической власти эпохи бронзы. Заложены они были доиндоевропейским и ранним индоевропейским населением, в той или иной степени были продолжены протобалтами, некоторыми северными группами иллирийцев, кельтов и италиков. Основой благосостояния этих обществ была торговля со Средиземноморьем по Янтарному пути.

Славяне же, формирование которых продолжалось начиная с эпохи поздней бронзы до появления в Европе провинциальной римской культуры, создавали гибкие, компактные, «дешевые в содержании» эгалитарные сообщества. Для которых был характерен гораздо более высокий уровень рациональности общественной жизни при развитой способности воспринимать, анализировать и усваивать самую разную информацию, социальный опыт. Что в ряде случаев приводило к созданию сообществ, далеких от первоначальных славянских принципов. Тех же храмов Рюгена. Тем более, что традиция была давно известной славянам и высокостатусной.

Славянскую Аркону в чём-то можно сравнить с Египтом при  ливийских или кушитских династиях, ахейскими дворцами после водворения в них иллирийцев на закате бронзового века. Хотя славяне воплотили в жизнь традиции эпохи бронзы, гораздо более творчески их трансформируя.

Чехи

Чехи.

Есть мнение что чехи очень похожи на немцев – также рациональны, практичные и пр…  Однако у немцев рациональность имеет самодавлеющий, автономный от реальности характер. Что привело к появлению великой философии и многочисленным нелепостям в социальной жизни. В чешской рациональности, имеющей  славянскую основу, гораздо больше гибкости и чувства меры.

Фото wallbox.ru

Родственная и территориальная идентичность у южных славян

Родственная и территориальная идентичность у южных славян.

Для социальной организации южных славян очень важны как родственная, так и территориальная идентичности. Например, праздник Славы, распространённый преимущественно у сербов, празднуется как в честь святого – покровителя семьи, так и святого – покровителя семьи.

Фото izobrazhenie.net

Славяне

Семён Резниченко.

Славяне.

В каких условиях формировался менталитет  и уклад жизни славян? Какими источниками мы для этого располагаем?

Судя по археологическим данным, основу ядру славянского уклада жизни положили охотники европейского мезолита лесной зоны, жившие 11 – 12 тысяч лет назад. Это были небольшие, достаточно мобильные и самодостаточные группы людей, жившие индивидуальной охотой и собирательством, рыболовством. Он этом говорят и некоторые генетические исследования, посвященные происхождению славянского ответвления гаплогруппы R1a.

Эти люди явно не были славянами по языку и идентичности, хозяйственному укладу, но частично были их генетическими предками. И уже тогда были ориентированы на выживание самодостаточными малыми группами, чему способствовала жизнь в густых лесах.

Постепенно далёкие предки славян освоили земледелие, обработку металлов и другие новации. Одновременно по территории центра Восточной Европы, от Чехии до русской лесостепи, мигрировали самые разные народы, представителям которых также суждено было стать предками славян.

Различные лингвисты датировали формирования праславянского языка ( или группы языков) с конца II тысячелетия до н.э. до рубежа нашей эры. Вероятно, формирование славянской языковой специфики началось с краха высоких культур бронзового века, позже — процесса освоения железа и, в последствии, ряда элементов античной культуры.

В этот период жители европейских лесов и лесостепей научились применять массу технических изобретений, которые усилили жизнеспособность малого замкнутого коллектива, подняли уровень жизни в его рамках. Стала расти численность населения, начались миграции, малые коллективы начали искать пути для разных форм консолидации.

Как известно, для ранних славянских археологических культур (Пражско- корчаковской, Пеньковской) характерны в целом характерны небольшие селища, состоявшие из полуземлянок. Большинство поселений не были укреплены. Городища же очень часто имели не жилой, а культовый характер.

Погребальный обряд чаще всего представлял из себя трупосожжение с малым количеством инвентаря или вообще без него.

Ремесленные изделия отличались простотой (например, горшки, изготовленные без применения гончарного круга, которые часто никак не украшались). Но в кладах Пеньковской культуры нередко встречались яркие, но лёгкие и компактные изделия в степном духе…

Одновременно у славян уже было пашенное земледелие, земледельческо-скотоводческое хозяйство было достаточно разнообразным и развитым.

Письменные же источники, например, византийские, говорят о постоянных  миграциях славян, их частых конфликтах с другими народами, где они являлись то нападающей, то обороняющейся стороной, о развитых у славян навыках партизанской войны и боя на воде. Великое переселение народов то возносило различные славянские общности к вершинам военно- политического успеха, то отбрасывало едва ли не к рабскому состоянию ( например, покорённых дулебов в отношении аварского каганата).

И данные археологии, и письменных источников говорят об отсутствии стабильности и постоянных изменениях. Именно к ним был приспособлен уклад жизни. Например, небольшие неукреплённые селища, состоявшие из полуземлянок, легко можно было основывать и относительно безболезненно бросать. У славянина было немного громоздких ценных вещей, которые надо было нести собой. Активное использование лодок и небольших судов помогало славянам быстро передвигаться по рекам или морским путём.

Отдельные группы славян, пусть и совсем небольшие, стремились к самостоятельности и автономии. Отдельным группам на достаточно больших и труднодоступных территориях, легче было избежать неприятностей, в очередной раз обрушившихся на их соплеменников, быстро поменять место жительства и «перегруппироваться».

Такой образ жизни способствовал развитию у славян сильного, гибкого рационального интеллекта, способности иметь дело с новым и незнакомым, умению действовать по обстоятельствам, легко менять свои планы и поведение. Древние славяне жили в мире Великого переселения, где не было стабильных и постоянных сообществ, отношений между людьми. Отсюда внимание славянина к отдельному, единичному и неповторимому. Отсюда, например, гибкость и способность к внутреннему разнообразию русского языка, его способность  к передаче неповторимых нюансов.

Но славянская рациональность была менее способна к устойчивым, последовательным и стабильным построениям, их реализации на практике.

Но для славян существовала и сфера неизменности, постоянства, нерасчленённости и единства. Которая жестко и последовательно противопоставлялась крайней изменчивости земного мира. Это была сфера сакрального, потусторонний мир.

Например, на городищах отчётливо культового назначения обычно разрозненные славяне собирались вместе. Погребальный инвентарь был в среднем крайне скудным. Хотя, как мы знаем из письменных источников, древние славяне нередко выступали в роли успешных завоевателей. Просто мир иной, видимо, последовательно противопоставлялся в их сознании миру земному. И материальные предметы там были попросту не нужны.

Напрашиваются аналогии и с индийскими представлениями об изменчивом и полном страдания мире сансары, и противоположной ему нирване, слиянии с Брахманом, когда уже всё едино и нет различения чего-либо… Хотя, скорее всего, подобные славянские индийские представления возникли независимо друг от друга.

Таким образом, мы можем предположить, что древним славянам было присуще в их мировосприятии и социальной жизни ориентация на изменчивость и единичность, жесткое противопоставление сакрального и профанного.

Для русских ситуация продолжения Великого переселения сохранялась весьма долго и после «официального» завершения такового. И при всём существенном отличии русских от древнейших славян, у нас сохраняется ориентированность на индивидуальное, единичное и изменчивое ( те же «русский авось» и русская находчивость, креативность). А также на жесткое разделение сакрального и профанного (например, слишком резкое отличие высоких идеалов и поведения их избранных носителей от повседневной жизненной практики).А также значительная роль территориальных идентичностей, наличие развитых территориальных субэтносов социальных и идеологических квазисубэтносов, не имеющих собственной территории.

Основа традиционного славянского государственного устройства – гегемония. Социальные, территориальные, профессиональные группы сравнительно сильно этнизированны. Среди социально –территориальных групп одна (или с союзниками) возглавляет другие. Нет чётких и постоянных правил и отношений гегемона и народа. Слишком многое зависит от отдельных ключевых фигур. Гегемон должен либо вести успешные завоевания (набеги), либо получать большие доходы от внешней торговли. Иначе он будет вынужден жестоко эксплуатировать и одновременно выглядеть в его глазах слабым.
Политическое устройство не слишком совершенное, и славянские народы в целом от него отказались. В настоящее время в своём государственном устройстве они сочетают на редкость реальную демократию с большой ролью «внешних влияний», которые одновременно признаются и отторгаются весьма причудливым образом. «Внешнее влияние» частично заменяет «того самого» гегемона. И позволяет поддерживать демократизм и относительное единство внутри самого народа.

Многие аспекты именно в русской культуре определяют два фактора: отделённость и противопоставленность сакрального и профанного, а так же сплочённость и сила малых групп в противоположность крупным.
Всё это есть у всех народов. Но у русских выражено несколько более сильно. У многих народов наряду с противопоставлением сакрального и профанного, действовал и принцип «что вверху, то и внизу», у русских – ослабленный. И идентичности, отделяющие их от других соотечественников, у русских сильнее, чем у многих народов.
Так же у русских очень развита индивидуальность и неповторимость любых общностей, их зависимость от конкретных «кадров», лидеров и пр..
Именно благодаря этим двум факторам компактные группы русских, чувствующие свою обособленность от остального народа, очень часто превосходят всех остальных. Как среди русских, так и среди зарубежных этносов.
И по этой же причине достоинства и достижения этих ограниченных групп русских, принципы их жизни сравнительно плохо передаются другим группам и в более позднее время.
Киево — печерские монахи практически сразу же достигли наивысшего уровня православной религиозности и монашеского благочестия. Но в этом  не были замечены большинством современников, спокойно исповедовавших язычество или синкретические формы религии ещё более трёх столетий.
Большевики, будучи небольшой сплочённой политической сектой, победили всех и вся. А превратив своё учение в государственную идеологию – почти сразу же её предали…
В литературе, кинематографе, архитектуре и других сферах русской культурной жизни мы многократно наблюдали рождение ярких и совершенных школ и направлений, и их нередко быстрое затухание или деградацию.

Если что русским имманентно присуще независимо от эпохи, так это постмодерн. Постоянная непохожесть русских друг на друга, смешение эпох и стилей. Постоянная изменчивость и текучесть. Русские – сложный, самоизменяющийся коллаж, постоянный в своей изменчивости.

Для русского человека важны общность образа жизни и восприятия мира. Именно так он определяет своих. Национальность, язык, религия, политические взгляды важны во много раз меньше. Потому что к образу жизни, кругу общения и другому реальному взаимодействию всё это не имеет или почти не имеет отношения…

 

Если кто-то скажет: «Я за русский народ в целом и как таковой» то это индивидуалист и фрилансер, «гражданин мира». Или человек, подобный некоторым оригинальным античным философам, считавшими себя «эллинами вообще», а не гражданами конкретного полиса. Таких очень мало.

 

 Различия славянской и западной научно-технической мысли появились ещё в эпоху средневековья. На Западе в большей степени была развита цеховая система, у славян — в меньшей. На Западе уровень качества и специфика изделий был относительно унифицирован. У славян – в меньшей степени. Он имел больше различий и перепадов.
В целом и в будущем западным европейцам больше удавалось открытие общих принципов и законов, которые в основном и были открыты западноевропейцами. Славянам – конкретные изобретения конкретных вещей. Воплощение «истинно славянского» подхода можно считать великого русского инженера Шухова, который отказался от карьеры математика – теоретика ради проектирования конкретных архитектурных конструкций. Аналог Шухова в гуманитаристики – дешифровщик письменности майя Ю.В. Кнорозов. Ещё один славянин — дешифровщик — Б.Грозный, расшифровавший письменность хеттов.
Но это правило имело немало ярких исключений. Как теоретики большого масштаба среди русских учёных проявили себя М.В. Ломоносов, Д.И. Менделеев. К.Э. Циолковский. К ним нужно прибавить и князя П.А. Кропоткина, теоретика как социальной самоорганизации у людей, так и специфики взаимоотношения между животными. В последнем случае ряд современных западных учёных признаёт превосходство князя над ближайшими последователями Дарвина и отчасти самим Дарвином. Любое трогательное фото с дружащими котёнком и совёнком, если оно не фейк – доказательство правоты Кропоткина. …
Среди гуманитариев ближе всего к «большой четвёрке П. Сорокин, во многом определивший пути развития западной социологии.
Очень специфическим славянским учёным был Никола Тесла. Им, с одной стороны, открывались фундаментальные принципы и законы. С другой стороны, некоторые его полумифические машины, вероятно, были ближе к невоспроизводимым произведениям искусства, чем к серийным приборам …
Своеобразной противоположностью им стали лучшие образцы советской военной промышленности, такие, как автомат Калашникова. Они – именно что соединение славянского и западноевропейского начал. Конкретно – индивидуальная славянская изобретательность и мастеровитость соединилось с логичностью и эффективностью, с в хорошем смысле шаблонностью.
Во многом это связано со стремлением большевиков в принципе преодолеть славянское индивидуальное, хаотическое и нестандартное начало …

 

Почему Россия да и другие славянские страны относительно консервативны?

Как раз таки благодаря ярко выраженному индивидуализму и индивидуальному подходу к очень многому. Ограничения и принципы активно обходят, их самих не трогая. К тому же очень принято мигрировать. Кому не нравится — очень часто уезжает. Тоже по славянской очень древней традиции…

Ильин и Ницше

Лучше всего принципы славянской культуры описал Иван Ильин, а славянской ментальности — Фридрих Ницше.

Русский народ и государство

Русский народ и государство.

Русское государство и качества народа действительно было прекрасны и гармоничны. Удивительное разнообразие и полнота, сочетание изменчивого и несочетаемого. Действительно настоящий предмет восторга в духе Константина Леонтьева.

Но каждый элемент мозаики мыслил себя полнотой, а в рамках целого – обкромсанным и уполовиненным. И вся гармония постоянно норовила рухнуть и ополчиться сама на себя. Непрерывное балансирование на краю…

Зачем славянам враги

Зачем славянам враги.
Для обширных славянских общностей кране важны постоянные, но отразимые враги. Так народ и государство может сохранять актуальность.