Оригинал фото

Я уже писал об одном из вариантов дальнейшего развития США, который можно условно назвать «демократическим» либо «мексиканским». В свете последних событий в этой стране (массовые протесты и погромы, спровоцированные на самом деле расколом в истеблишменте; ожидается реформа полиции и пр.) этот вариант выдвигается на первый план.

Читать далее

Что здесь? Кто здесь?

Футурологические прогнозы, которые вы найдёте на этом сайте, сбываются уже сейчас (http://semrez.ru/tag/futurologiya/). Кроме прогнозов, здесь можно узнать немало полезного о выживании в период нынешнего кризиса (полезные советы по разным темам, информация по 3d-технологиям, альтернативной энергетике, передвижным домам и пр.) (http://semrez.ru/category/poleznye-sovety/).

В подборке текстов «Плоды человечества» можно найти объяснение некоторым загадкам истории и другую интересную информацию (http://semrez.ru/tag/ist/).

Можно прочесть о Социогнозисе (http://semrez.ru/category/o-socziognozise/).Социогнозис — современное учение, разработанное российским историком Семёном Резниченко (псевдоним И.Ю. Васильева)(http://semrez.ru/semyon-reznichenko-semrez/), о циклическом развитие человечества. Оно описывает историю людей как периодичность развития и упадка, расширения и сужения. Социогнозис говорит о том, что будущий упадок обязательно заложен уже в самом развитии. Чем больше достижения, тем сильнее деградация. Основой нормально функционирующего общества Социогнозис называет коллектив выживания (http://semrez.ru/category/kollektivy-vyzhivaniya/). Основой полноценного этноса — соответствующую нуждам выживания систему взаимодействия коллективов выживания.

Дополнительная информация:

https://traditio.wiki/Семён_Резниченко

https://zen.yandex.ru/id/5dfdb4a99c944600ae9ae743

Фото http://desktopwallpapers.org.ua/minimalize/3163-priotkrytaya-dver-temnaya-komnata-svet.html

Основные принципы неофеодализма – создание максимально автаркичных, способных себя обеспечивать и охранять сообществ, реализуется на практике уже многими людьми. В России их уже сотни тысяч.

На каком экологическом и технологическом фоне идёт этот процесс? Имеет место масштабная загрязнённость и истощение поверхностных вод. Однако проблема водоснабжения почти всегда решаема в случае, если люди решаются потреблять её в ограниченных (непромышленных) масштабах и серьёзно вкладываться в её добычу (глубинные скважины, опреснение морской воды, разработка современных технологий сбора и накопления воды из осадков).

Читать далее

Семён Резниченко.

Коммунизм при неофеодализме.

Фото http://www.fonstola.ru/mini/201112/63363.jpg

Где-то в XXII веке или позднее возможно наступление коммунизма. Совсем не повсеместное, а выборочное. И не на основе всеобщего благоденствия, а жесточайшей необходимости.

Неофеодализм уже давно укрепился. Но формы социальной организации, возникшие при «раннем неофеодализме», сталкиваются с новыми вызовами – продолжающимся сокращением ресурсов, (например, воды), которые не могли обеспечить рост населения. Продолжающимся дефицитом простой, эффективной и надёжной техники. А так же с активной конкуренцией между неофеодальными сообществами за контроль над ресурсами и центрами производства. Неплохо решившие производственную и ресурсную проблему могут столкнутся с военной угрозой. Сильные в военном отношении сообщества могут столкнуться с ресурсным голодом и недостатком материалов для производства и ремонта техники.

    Неофеодальный коммунизм может быть представлен компактными и эгалитарными общинами. Основой которых будет самоограничение и самодостаточность. Такие общины могут быть относительно технически развитыми. В них будут использоваться максимально экономные, автономные и дешевые технологии, максимально надёжные и долговечные механизмы. Возможно, в этих общинах будут сделаны некоторые важнейшие изобретения в этом направлении.

Образ жизни, построенный на всеобщем равенстве и общности имущества, не подходит для крупных обществ, но пригоден для некоторых коллективов выживания, групп людей, тесно общающихся друг с другом. Максимум коммунистическое общество может включать в себя небольшую сеть из нескольких коллективов.

Это доказал опыт христианских монастырей, общин индейцев пуэбло, израильских кибуцев и многих других подобных структур. В формате малых групп идеалы равенства, примата общего над частным, нередко давали весьма достойные плоды…

Такие  общины не будет стремиться к территориальной экспансии и социальному усложнению (сугубо теоретически, конечно). В них будет существовать контроль над рождаемостью. Основной идеологемой будет сохранение status quo, выживание и воспроизводство на прежнем уровне.

   Члены коммунистических общин (если они появятся) станут продуктом жестокого естественного и социального отбора. Для них будет характерна высочайшая физическая и психологическая выносливость, глубоко укоренённый, осознанный самоконтроль и способность к добровольному самоограничению. При наличии в общине разделения труда каждый её член будет обладать весьма разнообразными знаниями и навыками.

   Для общин будет характерен примат самодисциплины и самоорганизации над иерархической дисциплиной. Их члены будут осознанно и добровольно делать то, что представителей других неофеодальных сообществ будут заставлять делать, иногда очень жестоко…

    Для подобных сообществ будет характерен естественный коллективизм, забота о благе общины и других её членов даже с риском для жизни и в ущерб себе. Поэтому такие, в принципе мирные, сообщества могут стать опаснейшими противниками для агрессоров.

      Для подобных общин, если в них не будет практиковать многодетность, возможно, будет характерно и гендерное равенство. Никто не будет препятствовать женщине развивать нужные общине способности, она сможет обладать, благодаря реальным заслугам, самым высоким статусом, возможным в эгалитарном обществе.

   Неофеодальный коммунизм  может иметь аналогии с индейскими сообществами, такими, как пуэбло и пр.. (Вообще при неофеодализме вероятно распространение многих практик доколумбовых индейцев на территорию Старого света. Ведь индейцы жили и развивались в условиях неустойчивости хозяйства, нехватки многих необходимых для общества их уровня развития технических средств и ресурсов).

   Выше описаны качества, которые приписывали людям мыслители-социалисты, Маркс и Энгельс, которые воспели фантасты братья Стругацкие и Иван Ефремов. Однако они соотносили такое общество с высочайшим уровнем материальной обеспеченности и свободы от необходимости. Что оказалось в корне ложным посылом.

   Однако, оно реально вероятно в ситуации жесточайшей нехватки всего и вся, опасностей, т.е., классического тойнбианского вызова при возможности ответа в виде подготовленных для него людей и эффективных, экономичных технических устройств.

   Такие общины могут появиться только в результате сочетания различных обстоятельств, таких как длительная и успешная традиция общинной самоорганизации, уровня технического развития, отсутствие чрезмерно сильных противников, особенно на стадии становления.

Поэтому неофеодальный коммунизм может появиться, а может и не появиться…

Латиноамериканизация США.
Избрание Трампа президентом действительно означает, что Соединённые Штаты Америки уже никогда не будет прежними. И дело тут не в мигрантах и смене населения. А в изменении социально-экономического и политического устройства страны, когда средств уже заведомо не хватает. Разрушается средний класс, в прошлое безвозвратно уходит социальный консенсус.
В таких условиях неизбежно теряется консенсус между американскими элитами. Как весьма точно и образно писал об этом Константин Крылов: головы Змея Горыныча вцепляются друг в друга.
В таких условиях неизбежна политическая латиноамериканизация США – проявление внутренне конфликтного, хронически нестабильного общества. Которая, однако, может проходить по разным сценариям.
Один вариант можно назвать трампизмом – перонизмом.

Он подразумевает усиление власти и влияния президента и его аппарата, силового блока при одновременном ослаблении, прежде всего, судебной власти и прокурорского надзора, в меньшей степени – законодательной власти. Подобная модель также подразумевает популизм, апелляцию к американцам поверх субкультур и групп влияния. Причём реально власть и богатство будет реально перераспределяться в пользу некоторых групп истеблишмента, будет происходить финансовая централизация в пользу бизнеса.
Другой вариант можно условно назвать «демократическим» либо «мексиканским». Он подразумевает поражение трампизма и победу либералов. Такая модель подразумевает опору на влиятельные либеральные субкультуры и меньшинства, дробное распределение бюджетных средств в пользу небелого населения США, бюджетников и мелких чиновников, значительную долю которых составляют женщины.
Подобная модель подразумевает, причём при активном участии условных «трампистов» (если их сильнее начнёт прессовать «система»), активное обособление американцев друг от друга, как в социальном, так и в региональном отношении, как это имеет место в Мексике.
Средний класс продолжит уменьшаться что при первом варианте, что при втором. Только при первом в нём будет больше бизнесменов, во втором – бюджетников и госслужащих. Расхождения между элитными группами будут нарастать при обоих вариантах.
В свете уличных волнений, эпидемии коронавируса и саботажа политики Трампа со стороны значительной части американского политического класса более вероятным представляется второй вариант. Или даже третий.
При третьем варианте, который сочетает элементы первых двух, ли на некоторое время сохраняется «подвешенное состояние».
Такое развитие событий возможно в случае победы центристов – технократов из числа банкиров и силовиков над обеими сторонами политического конфликта.
Приход к власти Трампа привёл усилению конфликтности как внутри страны, так и за рубежом. Началась эскалация «конфликта всех со всеми». Например, конфликт ряда исламских стран с Катаром.
Отдельные страны либо различные группы людей внутри них всё больше могут рассчитывать только на себя…

Массовые волнения в США и политика Дональда Трампа.

Массовые волнения в США не стали неожиданностью. Вспомнилась одна моя достаточно старая статья, в которой показаны причины происходящего.

Дональд Трамп – «ледокол» неофеодализма

Реальная причина поддержки Трампа значительной частью американской элиты – финансовая, то что денег уже нет, а держаться надо…

Точнее не то, что уже нет, а может скоро не оказаться. Такие ситуации финансисты привыкли прогнозировать. Поскольку в США уже стало критически мало тех, с кого можно собирать налоги. И критически огромное тех, кто с собранных налогов кормится, а прибыли государству не даёт. Этих людей очень много и они разные, от нищих афроамериканцев до крупных чиновников и некоторых «близких к кругам» миллиардеров…

Понятно, что тут маячит банкротство в масштабах страны. Потому и выбрали бизнесмена-практика, который и сам банкротом побывал, и из этой ситуации вывернулся. Его выбрали, чтобы расходы оптимизировал, а прибыль повысил. И для того занялся сменой (по крайней мере – частичной) статей расходов и списка бенефициаров.

Трамп – нечто среднее между Ельциным и Столыпиным. С одной стороны он должен забрать деньги у «пьяных и слабых, и отдать их «сильным и трезвым». Чтобы последние могли стать ещё сильнее. От различных меньшинств и бесчисленных мелких чиновников, включая сотрудников различных «либеральных миссий», средства планируют перераспределить в пользу американских товаропроизводителей и банкиров, близких к ним силовиков.

С другой стороны цель Трампа – освободить богатых и чиновных американцев от оков и ограничений. В ходе предвыборной кампании уже анонсировалось снижение налогов, большая свободна для предпринимателей распоряжаться своей прибылью.

Но этим дело явно не ограничится. Под предлогом борьбы с чрезмерной политкорректностью и восстановления «традиционных американских свобод» представители американской элиты смогут обходить многие законодательные и этические ограничения, меньше считаться с общественным мнением, прессой. Вероятно, некоторые «жуткие и мерзкие» корпорации действительно раскулачат. Но это будут просто конкуренты других корпораций. Американская элита, возможно, станет несколько более компактная и консолидированная.

В овациях депутатов Госдумы по поводу победы Трампа на выборах есть своя сермяжная правда! Ведь это победа людей социально близких! Более того, осознанно либо неосознанно хотящих походить на российских элитариев! Желающих быть такими же свободными. Как в своё время советские комсомольские работники хотели быть похожими на американских бизнесменов и рок-звёзд. Теперь многие богатые американцы и, шире, англосаксы хотят быть похожими на российских олигархов и высокопоставленных сотрудников силовых ведомств. Конечно, в этом предпочитают публично не признаваться. Но зависть, как правило, скрыта в оболочке насмешки. Взять тот же нашумевших клип Робби Вильямса «Party like a Russian».

А кто-то и не скрывает. Вот известные западные артисты, спортсмены приняли наше гражданство. Во многом – из-за налогов. И статус богатых и знаменитых у нас выше западного.

Конечно, российская элита – не единственные объекты зависти и подражания, а часть общего тренда. Тут и аравийские шейхи с их властью, баблом и гаремами, и формально люто презираемые и ненавистные латиноамериканские наркобароны. Вот и Шон Пенн в Эль Чапо Гусмана в джунглях интервью брал…

Заложили основу подобных настроений левые либералы, а сейчас успешно реализуют их оппоненты. А не напоминает ли что-то ситуация, кого экономика буксует, модель менять надо, и на иностранцев с завистью смотрят? Правильно, нашу перестройку…

Это так же революция элиты против тоталитарных ограничений и самоограничений. В данном случае в роли тоталитарной идеологии выступает либерализм, представление о равенстве прав и свобод, статусов и пр.

В целом, хорошо жить в Америке будет позволено меньшему кругу лиц, но те, кому будет позволено, будет ещё богаче, и вообще будет жить ещё лучше!

Власть в США может окончательно слиться с собственностью, а богатство – с властью. (Не даром у Робби в клипе на воротнике петлички. Не только человек при деньгах, но и при должности). Богатые станут ещё богаче, а бедные – беднее. И это уже не случайно, а по закону государственному и моральному, а может и религиозному.

Если трактовать это ситуацию по Аджемоглу и Роббинсу, американское общество будет превращаться из включающего в исключающее. Бенефициаров в нём будет гораздо меньше, и их круг будет весьма жестко очерчен. У других авторов это называется неофеодализмом. Точнее, началом перехода к его наиболее ранней модели.

Передел и «исключение лишних и лишнего» коснётся и социальных групп и территорий. Где-то, у кого-то уровень благосостояния точечно вырастит, причём сильно. И не только у «больших начальников», но и у избранных «инженеров, техников и монтажников», обслуги тех и других.

А остальных, остальных куда подальше. «Избранные» от них постараются максимально изолироваться. В том числе и заборами под током с боевыми роботами. В лучшем случае, им позволят самоорганизовываться и выживать на «подножном корме». Наиболее опасных «небенефициаров» постараются зачистить… Но тут не будет исключительно банального расизма и «белого» национализма. На «чёрненьких» и «беленьких» будет делить все национальные и расовые группы США. Может, когда-нибудь даже появятся афроамериканцы, на законных основаниях владеющие рабами…Просто меньшинств этот тоже будет касаться, как и большинство. Часть меньшинства «пойдёт вверх», а часть – вниз.

Понятно, что единое социальное, культурное, и государственное пространство США продолжит фрагментироваться и распадаться ещё быстрее, чем раньше. Так же, какмир-система. События в США могут стать одним из основных «ледоколов» всемирного перехода к неофеодализму во второй четверти XXI в…

Конечно, Трамп не создает эти процессы, он их выражение и дополнительный катализатор. «Если что», выше указанные процессы пойдут и без Трампа, пусть и несколько по-другому. Трампа же американская элиты избрала для «подконтрольного перехода» к неофеодализму, к «неофеодализму в пользу элиты». От судьбы Трампа, его успешности зависит не переход к новому общественному строю, а его «плавность», состав и количество бенефициаров. Если у Трампа «всё получится», в США бенефициаров будет всё же относительно много. Надо иметь в виду, что неофеодализм будет строиться «для своих» и в том смысле, что в пользу американцев, а не «кого-то ещё»…

Неофеодализм это:

Фото http://www.freeoboi.ru/wallpaper/khaos19.html

Неофеодализм — это не только (и не столько) жесткая социальная иерархия и «кастовый строй», «беззаконие». Это исчезновение социальных институтов индустриального-постиндустриального общества (бюрократии, системы образования, дорогой и большой  армии, массовой культуры и искусства и других). Эти институты во многом заменит хайтек (но где-то обойдутся и без него). В таких условиях  уклад жизни может основываться бесправии «низов», которых власть непрерывно контролирует в режиме реального времени. Где-то «верхи» вообще попытаются обходиться без «низов». Но «неофеодальное» общество может основываться и на прямой демократии. И на различных сочетаниях выше названных полюсов. Например, где-нибудь и когда-нибудь прямая демократия может соединиться с наследственной монархией (как гарантией против захвата власти диктатором).

Значимость самоорганизации, внеэкономические социальные факторы могут сблизить неофеодальный уклад с обществами «долгого» железного века, который включает в себя Античность и Средневековье. Возможный минимализм в технике и искусстве, экономическая и техническая самодостаточность малых коллективов может сблизить его с мезолитом. В то время как ослабление и деградация религиозных и философских систем Осевого времени может возвратить духовную жизнь общества на уровень эпохи бронзы и более ранних эпох. В частности, привести к реальному обожествлению некоторых людей, вещей, предметов.

Но надо помнить, что это разнообразие может быть унифицировано, сведено на некоторое время к нескольким шаблонам. Или наоборот. Всё может быть! Надо о талебовском чёрном лебеде. Что-то случилось — и одни линии вероятного развития пресеклись. Открылись новые и пр..

А.И. Фурсов и неофеодализм.

Да, А.И. Фурсов представляет наступление неофеодализма в целом сходным со мной образом. Но развитые технологические анклавы при неофеодализме могут сильно отличаться друг от друга, создаваться совершенно разными людьми. Например, они могут создать сравнительно многолюдный и относительно демократичный «полис», анклав может стать и тюрьмой для большинства населения. Там может в результате остаться вообще один человек (техника позволит). «Умные» технические средства и без людей смогут обойтись.

Огромная «мафиозная» периферия развитых анклавов к концу 21 века, скорее всего, перестанет быть мафиозной. Характерные для неё уклады жизни к тому времени станут полностью легитимными. И также, вероятно, весьма разными.

Неофеодализм, как и феодализм 14-15 вв. также может быть очень разнообразым. Была Франция, были и швейцарские кантоны.

Неофеодализм — это не только (и не столько) жесткая социальная иерархия и «кастовый строй», «беззаконие». Это исчезновение социальных институтов индустриального-постиндустриального общества (бюрократии, системы образования, дорогой и большой  армии, массовой культуры и искусства). Эти институты во многом заменит хайтек (но где-то обойдутся и без него). В таких условиях  уклад жизни может основываться бесправии «низов», которых власть непрерывно контролирует в режиме реального времени. Но может основываться и на прямой демократии. И на различных сочетаниях выше названных полюсов. Например, где-нибудь и когда-нибудь прямая демократия может соединиться с наследственной монархией (как гарантией против захвата власти диктатором).

Но надо помнить, что заявленное мною разнообразие может быть унифицированно, сведено на некоторое время к нескольким шаблонам. Или наоборот. Всё может быть! Фурсов очень уместно вспомнил о талебовском чёрном лебеде. Что-то случилось — и одни линии вероятного развития пресеклись. Открылись новые и пр..

См. выступление А.И. Фурсова на эту тему: https://www.youtube.com/watch?reload=9&v=SO3Cc9FVpMc

Сумерки демократии. Все основные идеологические течения в сегодняшнем мире всё меньше склонны считаться с правами человека, демократическими принципами. Вне зависимости от формальных лозунгов. Всё это напоминает падение республики в Риме, когда почти все противоборствующие силы на словах её защищали, а на деле — пытались ликвидировать «в свою пользу». Пандемия коронавируса, колебания климата – всё это только способствует демонтажу демократии.