Развитие США: «мексиканский вариант»

Оригинал фото

Я уже писал об одном из вариантов дальнейшего развития США, который можно условно назвать «демократическим» либо «мексиканским». В свете последних событий в этой стране (массовые протесты и погромы, спровоцированные на самом деле расколом в истеблишменте; ожидается реформа полиции и пр.) этот вариант выдвигается на первый план.

Он подразумевает поражение трампизма и победу либералов. Такая модель подразумевает опору на влиятельные либеральные субкультуры и этнические меньшинства, очередное перераспределение бюджетных средств в пользу небелого населения США, бюджетников и мелких чиновников, значительную долю которых составляют женщины.
Подобная модель подразумевает, причём при активном участии условных «трампистов» (если их сильнее начнёт «прессовать система»), активное обособление американцев друг от друга в социальном отношении. Этот путь также подразумевает ослабление государства и усиление частной власти (тех же криминальных структур), что характерно для Мексики.

Эти процессы будут нарастать на фоне роста налогов при сокращении числа налогоплательщиков и ослаблении их платежеспособности (трудности бизнеса от экономического кризиса в целом, снижении покупательной способности среднего класса, от эпидемии коронавируса, от массовых грабежей и погромов и  т.д. и т.п.).

Такая ситуация усиливает недовольство всех и вся: аппетиты тех же афроамериканцев всё сильнее растут и всё хуже удовлетворяются, всё хуже положение бюджетников и массы чиновников, идёт удушение малого и среднего бизнеса, всё больше трудностей испытывает американская промышленность в целом.

Такая модель развития ситуации также подразумевает достаточно быстрое ослабление американской государственности. Будет разрушаться баланс системы сдержек и противовесов, традиционного деления на демократов и республиканцев. Возможно сочетание диктатуры либералов (вне зависимости от партийной принадлежности), близких к распределению бюджетных средств с обособлением отдельных политических групп и течений друг от друга. Например, с отмежеванием друг от друга левого и правого крыла как в республиканской, так и в демократической партии. С резким усилением роли различных временных, ситуативных союзов, движений и пр..

Так что вероятные «победители» Трампа рискуют оказаться в положении ряда латиноамериканских правительств разных периодов истории и российских февралистов в 1917 году – громкие популистские обещания выполнить крайне трудно, но их выполнение ещё больше ухудшает ситуацию и недовольны абсолютно все.

При этом государственность, «система» в США весьма сильная, и быстрого развития ситуации по сценарию октября 1917 или различных латиноамериканских революций и переворотов всё же, наверное, смогут предотвратить. В том числе – и пойдя на крайние меры.

Вероятно сближение Соединённых Штатов с её южным соседом — Мексикой, и уже не только по составу населения некоторых штатов и городов, но и по социально- политической специфике. В Мексике уже достаточно давно смена власти осуществляется стабильно легитимно, по крайней мере, формально (не без влияния примера тех же Соединённых Штатов). Но реальная жизнь людей часто зависит от чего угодно, кроме государства: от криминала, крупного бизнеса, некоторых профсоюзов, местной соседской самоорганизации и т.д.. В США это тоже есть и всегда было, но государство, в целом была достаточно сильной и эффективной.

Теперь государственность будет слабеть, и сходства с «южными соседями» будет всё больше. Возможно возникновение множество как общеамериканских, так местных центров силы, которые могут быть очень разнообразными и не всегда устойчивыми. Они могут формироваться по расовому, социальному, территориальному принципам, в качестве центров силы могут выступать политические и бизнес — структуры. Различия в образе жизни, материальном благосостоянии, специфике культуры и мировоззрении американцев станут во много раз сильнее. Правы оказываются те авторы, которые писали о близости США со странами Латинской Америки, о «ливанизации США».

При этом попытки представить, «как всё будет», в соответствии по границами штатов и групп штатов могут продуктивными далеко не всегда. Немало будет значить (хотя далеко не везде) более дробное территориальное деление, вплоть до локального уровня. Огромную роль будет играть крупный бизнес, который сможет обустраивать жизнь большого числа людей по своему усмотрению. Могут появиться значительные охраняемые и достаточно комфортные анклавы по примеру некоторых территорий в ЮАР. Создание фактического режима частной власти на значительных территориях, и над достаточно большим количеством людей, особенно квалифицированных специалистов – один из важных критериев перехода к неофеодализму. Об этом в своё время писал ещё Дж. К. Гелбрейт. Так же уровень жизни на разных территориях страны может существенно измениться (территории, управляемые демократами, могут серьёзно обеднеть).

При этом «мексиканскому варианту» может быть серьёзная альтернатива – общеамериканская «сильная рука» (ею при определённых обстоятельствах может стать и Трамп, и другие политики и «неполитики», в том числе — малоизвестные). Под властью которой, по крайней мере, некоторые государственные институты только укрепятся. В ситуациях, сходных с событиями в России в 1917 году, на определённом этапе сильную руку начинают хотеть почти все, расходясь только в конкретных персоналиях и политических силах. Но при этом «представительную демократию» может фактически заменить иной государственный строй…

При этом оба варианта могут чередоваться, в течение определённого времени сосуществовать.

Первоначальная публикация