Национальная идея России

http://svpressa.ru/blogs/article/129028/
Что нужно всем людям, живущим в России? Мы, мягко говоря, очень разные. Во всех смыслах этого слова. Но есть кое-что, без чего ни один из нас жить не сможет. И это — так называемая инфраструктура современного общества.

Это и здравоохранение, и образование, и коммунальные службы, и электросети, и транспорт, и промышленное и сельхозпроизводство. Без этого современный россиянин попросту не может физически существовать. Включая жителей самых отдалённых аулов и стойбищ оленеводов. Если без каких-то конкретных элементов инфраструктуры они и обходятся, то большинство промышленных изделий, плоды этой инфраструктуры, они ничем не смогут заменить.

Тем более горожане — люди, зависимые от инфраструктуры до степени больных, подключённых к искусственной вентиляции лёгких. Это характерно для горожан любых мировоззрений, национальностей и материального достатка. И именно это, при всех различиях, нас и объединяет.

При этом инфраструктура — это не булки, самозарождающиеся на деревьях. Она была создана огромными усилиями многих поколений и нуждается в постоянных огромных усилиях для её поддержания. А без этих усилий мы попросту не сможем существовать.

А вот понимания этого нам явно недостаёт. Хоть властям, хоть рядовым гражданам. К инфраструктуре у нас относятся абсолютно потребительски, как к чему-то самовосстанавливающемуся, для сохранения которого не требуется никаких усилий. И что можно спокойно использовать безо всяких ограничений.

Это уже привело к крупнейшей аварии на Саяно-Шушенской ГЭС 17 августа 2009 года, бесчисленным авариям на транспорте в самых разных регионах страны. Совсем недавно, 4 августа 2015 года в Краснодаре из-за массового отключения электроэнергии жители города перекрывали проезжую часть. Несмотря на это, электроснабжение удалось восстановить только к утру 5 августа. По причине крайнего износа электросетей восстанавливать их после аварий всё трудней и трудней. Обслуживание их становится всё дороже и дороже.

Всё это напрямую связано с ухудшением работы систем здравоохранения и образования. Слабые и неподготовленные люди не могут на должном уровне поддерживать работу инфраструктуры и предотвращать техногенные катастрофы. Ослабление и деградация школьно-больничной сети ведёт к общему понижению привлекательности для людей этой территории, эмиграции наиболее социально состоятельных и активных граждан, упадку остальных сегментов инфраструктуры. Не менее важным в этом отношении фактором является состояние и возможности транспортной сети.

Книга «Неофеодализм»

http://golos.ruspole.info/node/6028
Понятно, что нынешнему укладу жизни осталось уже не долго. А что же идёт ему на смену? Неофеодализм.
Общество бедное, экономное, жестко организованное. Где люди вновь привыкнут ценить любую пригодную для чего-нибудь вещь. А больше всего – поддержку и помощь друг друга. Те, кто сможет выжить.
В этой книги вы сможете прочесть, что это за общественный строй и что ждёт при нем людей. Каким будет новый образ жизни. Какие качества будут востребованы, а какие – смертельно опасны. У кого больше шансов выжить, у кого – гораздо меньше.
Так же вы сможете узнать, почему неофеодализм регулярно повторяется в человеческой истории, и что ведёт к его появлению.

Что такое неофеодализм

http://www.apn.ru/publications/article30623.htm
Термин «неофеодализм» активно используется в прессе. Однако настоящей концептуальной ясности, что этот термин означает, нет. Потому как используется он в основном не в научных изданиях, а в злободневных публицистический статьях. Чаще всего разоблачающих фальшивую сущность каких-либо режимов на постсоветском пространстве. Где за институтами западного общества модерна скрывается некая архаика. «Неофеодальным» любят называть и путинский режим в России. Это наиболее часто встречающиеся формы применения термина «неофеодализм».

Однако его значение постепенно расширяется. Неофеодализм, начинают находить, например, в США. Строятся прогнозы о переходе к неофеодализму всего цивилизованного западного мира. И то, что имеет место в нынешней России – отнюдь не предел «неофеодализации».

Обычно под «неофеодализмом» публицисты понимают некоторые черты, которые сближают современное политическое устройство РФ, Казахстана, Украины, Кыргыстана, США и др. с «классическим» феодализмом. Который имел место в Европе в первой половине второго тысячелетия нашей эры.

Прежде всего – это замыкание правящей верхушки в некую несменяемую и никому не подконтрольную касту. Обладание властью в которой неразрывно связано с обладанием собственностью. В этом обществе всё более активно применяется внеэкономическое принуждение. Размывается и выводится из политической сферы «средний класс». В верхних социальных слоях всё большее значение начинают играть личные и родственные связи. Коррупция постепенно легитимизируется, превращается в нечто обыденное, законное, необходимое.

И всё это – на фоне экономического, культурного, социального застоя и деградации. Ползучей архаизации общества и ликвидации «социума всеобщего благоденствия».

«Неофеодализмом» в самом узком смысле слова нередко называют социально-политическую ситуацию, когда некие «сильные» фигуры больше не подконтрольны закону, общественному мнению, вышестоящим легитимным инстанциям.

Однако различия с классическим феодализмом тут налицо. И не только в уровне развития экономики, науки, техники. Неофеодализм обладал чётко артикулированной системой ценностей и других общественных ориентиров, мощной религиозной подоплёкой. Он был рафинированным и вполне сформировавшимся.

А то, что называют «неофеодализмом» большинство публицистов, пользуется отнюдь не «своей» идеологией и риторикой. А заимствует её из идеологического багажа либерального общества второй половины XX столетия. Которая крайне архаична и уже не соответствует потребностям общества. Как будто бы с 1968 года ничего не изменилось…

Постсоветские «неофеодалы» менее держаться за старые тренды. И смелей идут по пути архаизации. Обращаются к «народным корням», «светлой памяти империям», религии. Однако и они отнюдь не обходятся без «западных брендов». В их представлениях они должны сочетаться как стильная одежда и обнажённое тело в облике красавицы-модели.

И «западнизм», и традиционализм играют здесь сугубо служебную, во многом чисто пропагандистскую, виртуально-игровую роль. Они должны помогать достичь сиюминутных целей. Таких, как удержание власти, увеличения богатства. Никакой же самостоятельной роли они не играют.

Общество, «старое», «прежнее» по форме быстро приобретает новое содержание. А сама форма стремительно теряет актуальность. Понятно, что таким как сейчас описанный публицистами «неофеодализм» останется не на долго.

Как мы видим, это переходная стадия. К чему-то действительно длительному и фундаментальному. И эту стадию скорее можно назвать не неофеодализмом, а поздним постмодерном. Потому как господствует старая идеология. И прежняя форма организации общества в целом. Организации государством и крупными корпорациями атомизированных, индивидуализированных индивидов.

Подлинный неофеодализм ещё только впереди.

Это будет общество с абсолютно новой идеологией. Уже откровенно в большей степени опирающейся на традиционализм, архаику и религию. Большая часть общества вынуждена будет объединиться в коллективы выживания (территориальные, родственные, религиозные и пр). Которые возьмут на себя многие функции государства. Особенно относящиеся к защите, поддержке, социальному обеспечению людей. Удовлетворению культурных, эстетических потребностей.

А власть оставит себе функции прямого принуждения, войны, обеспечения интересов верхушки и сохранения государственности в целом.

Но предпосылки перехода к такому обществу существуют уже сейчас. И они постепенно нарастают. Это и деградация экономики и социальной сферы, резкий демографический кризис «белых» народов. При нынешних тенденциях в экономике и демографии для поддержания «общества всеобщего благоденствия» скоро просто напросто не будет ресурсов. А вне такого общества атомизированный индивид существовать не может. Например, вместо пенсии придётся иметь детей, которые, притом, будут содержать человека. Для этого нужна не только насущная необходимость, но подлинная ментальная, идеологическая революция. Следствием которой станет резкое повышение уровня коллективизма и этической саморегуляции общества.

Особую роль в переходе к неофеодализму играют «неофеодальные» народы. Т.е., народы, сохранившие коллективы выживания и достаточно высокий уровень самоорганизации, значимость национальных и религиозных ценностей. В настоящее время такие народы оказались в авангарде. Они постепенно теснят «старых господ мира». Атомизировавшихся, утративших веру и чувство значимости нации.

Потомки представителей «неофеодальных» народов имеют гораздо больше шансов населить бывшие западные страны при переходе к «неофеодализму». Хотя и им придётся несладко. Очень многие из них, сохраняя самоорганизацию, утратили систему жизнеобеспечения. И очень зависят от «общества всеобщего благоденствия». Которое зачастую ненавидят и стремятся разрушить.

Так же в лучшей ситуации окажутся представители западных народов, сумевшие воспитать в себе архаичные ценности: коллективизм, способность к самоорганизации, маскулинность. Особенно это касается нынешнего молодого поколения. Которому, вполне возможно, уже суждено жить при неофеодализме. Что для этого нужно весьма интересно пишет Лоран Озон.

Могут сыграть особую роль и приобрести большую историческую значимость те европейские народы, которые в максимальной степени сохранили свою национальную и культурную идентичность, самоорганизацию. И не утратят их до наступления неофеодализма. Прежде всего, речь идёт о народах Восточной Европы. Таких, как поляки. Именно в таких станах может уцелеть гораздо больше от «старого», «нашего» уклада.

Таким образом – неофеодализм – «формация будущего». Для него будет характерно наличие и массовое распространение коллективов выживания. Коллективистской и маскулинной этики. Более «простое» и «бедное» общество по сравнению с современностью. Возможно, масштабное распространение религиозного мировоззрения и картины мира. Исчезновение нынешней этнополитической карты мира. И появление новой.

Техногенная византия и её периферия

http://meyhenmgh.com/index.php?q=aHR0cDovL3d3dy5hcG4ucnUvcHVibGljYXRpb25zL2FydGljbGUzMzkzOC5odG0%3D
Как будет выглядеть общество устоявшегося неофеодализма примерно в 22 веке? Понятно, многое мы не можем прогнозировать. Например, практически всё конкретную фактуру и географическую локализацию этой фактуры, конкретные сроки. Но можем говорить о некоторых общих принципах.

Средневековье, вероятно, могло бы сносно обойтись без Византии. А вот неофеодализм вряд ли обойдётся без техногенных византий. Ведь люди не могут жить без техники. А при неофеодализме, когда её доступность уменьшится, роль производителей техники возрастёт в разы! Так же будет ещё более значимой роль инженерных центров, которые будут обеспечивать адаптацию технических устройств к реалиям неофеодализма, т.е. будет делать их более экономичными и долговечными.

Почти всё человечество навечно оказывается привязанной к ноосфере и искусственной социальной окружающей среде. Изменится в сторону уменьшения норма потребления ресурсов и благ на душу населения. Именно контроль над их ограниченным потреблением станет основой нового традиционного уклада.

Тем более, что все сферы жизнеобеспечения человека, от производства продуктов питания до обороны и безопасности, целиком зависят от техники.

Однако техногенная византия не обязательно будет копией нашего общества. Её социальное устройство может быть ужато до необходимого для производства изобретения и обслуживания минимума. Хотя могут быть и предприняты более или менее последовательные попытки «замораживания» общества позднего постмодерна.

Но в принципе, техногенная византия может быть весьма компактной – научно-производственное объединение с хорошей охраной и обслуживающих персоналом. По причине ресурсосбережения, экономии, эффективного сельского хозяйства и относительной малолюдности ей не понадобится и большая периферия. Тем более, что из-за недостатка природных ресурсов рождаемость будет чётко регулироваться. Не будет допускаться ни её резкое снижение, ни увеличение.

Так что техногенная византия может иметь несколько проявлений. Необходимость сохранения большого количества населения, снабжения технологических центров сравнительно удалёнными ресурсами, необходимость контроля за аналогичной сельскохозяйственной территорией может породить территориальное государство.

Неофеодализм автоматически не подразумевает авторитаризма, клерикализма или же общинной демократии. Хотя всё это может иметь место в его рамках.

Значимыми будет скрупулёзная и последовательная экономия ресурсов, их максимально эффективное использование. А так же резкое перераспределение занятости людей из сферы, потребления, распределения и контроля в сферу производства материальных и духовных ценностей, поддержания инфраструктуры. Но это будет гораздо менее массовое и экономное чем сейчас производство, направленное ещё большую экономию. И предназначенное для меньшего, чем сейчас, количества людей. Иногда – значительно меньшего.

Для практической реализации этих принципов будет иметь значение самоорганизация в виде коллективов выживания и их сетей. Самоорганизация позволит снизить ресурсные и другие траты на поддержание социальной системы. Функционирование самоорганизации в условиях экономии ресурсов подразумевает разветвлённую систему запретов и правил, пусть и не сходных с «классическими» средневековыми. Хотя бы потому, что они будут касаться техники и сложных технических устройств.

Её основой может стать крупная собственность, срощенная с властью. И представленная либо фактическим монархом или несколькими олигархами. Обладание имуществом и властью будет неотделимо друг от друга. Такой общественный строй взаимозаменяем с социалистическим укладом и государственной собственностью на основные активы. Слишком крупные территориальные государства вряд ли будут возникать надолго по причине их ресурсоёмкости.

Подобное устройство общества может породить необходимость содержания громоздкой инфраструктуры и многочисленного населения при существенном недостатке ресурсов.

Другой вариант техногенной византии напоминает античный или средневековый город – государство. Он компактен и в нём гораздо более значимы горизонтальные связи и самоорганизация. При этом будет существовать социальное неравенство и стратификация. Такая структура возможна при отсутствии необходимости контроля за обширными территориями и достаточном количестве ресурсов для небольшого количества людей.

В этих двух вариантах возможно возникновение общества, подобного кастовому.

Третий вариант техногенной византии – небольшая коммунистическая община с весьма радикальным равенством между членами. Она вероятна при серьёзном недостатке ресурсов и небольшом числе людей в сочетании с достаточно высоким уровнем технического развития и инженерных знаний.

Кроме описанных выше «идеальных типов» неофеодальных византий, могут существовать различные переходные формы и гибридные варианты.

«Варварский», нетехнологический, образ жизни так же возможен. Но без техники он не может иметь самостоятельной демографической, производственной и политической значимости, так как большинство традиционных навыков самообеспечения утеряны, либо исчезли доступные ресурсы для их приложения. «Варвары» либо исчезают, либо влачат весьма скудное существование на никому не нужных территориях.

Варвары, обладающие вооруженной силой либо нужными ресурсами, так или иначе сливаются с ближайшей византией. Самостоятельное и отдельное значение могут сохранять только те варвары, которые будут жить удалённо, но при этом обладать нужными ресурсами и использовать противоречия между византиями.

Наряду с технологически и политически значимыми территориальными государствами, «городами- государствами» и коммунистическими общинами могут существовать так или иначе кооперированные с ними небольшие общности жестко иерархического либо, наоборот, эгалитарного типа. Полное включение которых в более крупные общности было бы слишком затратным. Такие сообщества будут поставлять более крупным необходимые ресурсы, преимущественно пищевые, и получать в замен необходимую технику.

Мировоззрение людей неофеодальной эпохи будет испытывать большое влияние фетишизации и мифологизации техники и технологий, а так же символов, объединяющих «свои» общности, те самые отдельные общины и территориальные государства. Глубина исторической памяти (по крайней мере, актуальной) может «обмелеть» до XX века. Ныне существующие мировые и этнические религии, светские идеологии могут траснформироваться до неузнаваемости…

Так же под влиянием недостатка пищевых ресурсов и преимущественного значения техники может произойти весьма радикальная дегуманизация. Вплоть до вполне легального каннибализма и пр…

Но все эти процессы могут затронуть разные неофеодальные общности весьма в разной степени.

Книга «Русские и русскость»

http://rbardalzo.narod.ru/news/russkie_i_ruskost/2015-08-14-112
В издательстве «Голос эпохи» вышла новая книга футуролога Семена Резниченко — «Русские и рускость».
Основа русскости – многообразие и изменчивость. В пространстве, во времени, во взгляде на мир, в ощущения реальности.
Русскость появилась затянувшихся на долгие столетия миграций, встречах с самыми разными народами, природными и социальными условиями жизни. Всё это бесконечно менялось и меняется до сих пор.
В одних условиях бесполезно и даже вредно, в других – это же спасительно и необходимо. Близкие родственники расходились по разным социальным и географическим мирам. Сегодняшний мир завтра сменялся на новый.
Это породили психологическое многообразие русских, способность гибко и самостоятельно мыслить и действовать, высокую креативность.
В результате русские заселили огромные и непохожие друг на друга пространства, справились с громадным количеством брошенных им угроз и вызовов.
Но одновременно русские стали очень далеки друг от друга. Русский народ включает в себя как бы множество «народов», которые непрерывно дробятся, появляются и исчезают, противопоставляя себя друг другу. Причём эти народы живут на одной территории и считаются одним целым. Отсюда революция, гражданская война, крушение СССР, произвол сильных, ослабление сплоченности и традиций.
Останется ли русский народ таким в будущем или перейдёт на более общепринятые принципы в Евразии организации и ответов на вызовы. Основанных на единстве, единообразии, сплочённости? Сохранится ли сам русский народ?
Это будет зависеть от того, сохранится ли русская государственность или значимая, позитивно окрашенная историческая память о нём. А так же будет ли продолжать русские последовательно оказываться в разных условиях, сталкиваться с разным этническим окружением и отвечать на разнообразные, постоянно меняющиеся вызовы. Либо этническое окружение, условия и образ жизни потомков современных русских стабилизируются и унифицируются.

Как переходить к неофеодализму

http://www.apn.ru/publications/article33795.htm
Семён Резниченко

Неофеодализм: как к нему переходить
Установление к 2025 году в России раннего неофеодализма очень и очень вероятно. И процесс перехода к нему для большинства будет крайне некомфортным. Особенно – для «обычных людей», за которыми «никто не стоит». Да и за многими «необычными» кто-то стоит, лишь пока всё нормально. Но к наступлению этих своеобразных времён всё же можно подготовиться.

Речь идёт о тех, кто по каким-либо причинам не собирается эмигрировать за рубеж. И о тех, о благополучии которых не станут заботиться могущественные структуры и влиятельные люди. То есть, о большинстве.

Так же здесь не будет идти речь о классическом «выживании в экстремальных условиях» или «самообороне». Об этом уже писала масса более или менее профессиональных авторов…

При переходе к неофеодализму особенно важны автономность и мобильность. Это возможность обеспечивать себя необходимым при максимально низком уровне участия государства и других макросоциальных структур, при нарушении или разрушении инфраструктуры.

Не помешает дачный домик, пусть и очень скромный, в котором, однако, должен быть приличный подвал (хранение продуктов, выращивания шампиньонов, возможность боевых действий). При домике должен быть максимально обширный (в пределах возможности реальной обработки) земельный участок, пригодный для сельскохозяйственного использования. На котором, прежде всего, необходимо выращивать картофель, кукурузу ( получения из неё муки и крупы), лук и чеснок – продукты, максимально урожайные на ограниченной площади и дающие максимум калорий. А так же — полезные для здоровья. В подвале дома можно выращивать шампиньоны.

Кукуруза наиболее эффективна в относительно южных, тёплых и сухих районах. И для её обработки необходима крупорушка, прибор антикварный и по нынешним временам экзотический. Лучше заранее озаботиться его приобретением.

Дом должен быть оборудован эффективными моделями солнечных батарей и аккумуляторами, артезианской скважиной с насосом либо колодцем. Солнечные батареи – уже давно не экзотика. Их нередко можно увидеть с улицы или с дороги. Батареи разных производителей и разной стоимости можно заказать в Интернете. Кроме кристаллический солнечных батарей начато промышленное производство батарей полимерных. Последние компактны, гибки и недороги в производстве.

Новый вид полимерных батарей недавно изобретён краснодарцем, выпускником аспирантуры КубГУ Дмитрием Лопатиным. Такие батареи могут накапливать энергию в тумане и на закате, а их самих можно печатать на принтере, оснащённом специальным программным управлением. (Правда, сейчас изобретателю грозит тюремный срок за покупку партии китайского растворителя, содержащего психотропные вещества).

В отношении водоснабжения лучше всего комбинация «традиционного» колодца и насоса. А для обогрева можно использовать современную дровяную печь длительного горения (работает на крупных дровах, торфе, картоне. Не помешает поискать источники дармового/ дешевого топливного дерева и других материалов). Наиболее надёжные энергосберегающие электрические, керамические и инфракрасные обогреватели, электрические печи, индукционные плиты. Тут необходимо быть особенно осторожным при выборе в отношении надёжности работы и срока службы. Мудрые современные производители стараются, по крайней мере, последнее, подсократить. Возможно, стоит обратиться к руководствам «сделай сам» или индивидуальным мастерам (если таковые, конечно, имеются).

Целесообразно обратить внимание на автономную систему аккумуляторного энергоснабжения, представленную Элоном Маском. Он позволяет делать дом полностью автономным в случае отключения электричества и может питаться от солнечных батарей.

Существуют и технологии производства биогаза из навоза и других отходов, но они весьма дороги, и их пока могут позволить себе немногие…

Но в целом внедрение экономичных и повышающих автономность технологий, не требующих современной масштабной социальной организации для своего функционирования, будет повальной…

Необходим автомобиль, сочетающий вместительность, надёжность, лёгкую доступность запчастей, относительную экономичность и неприхотливость в потреблении топлива. А так же возможность использования прицепа. Можно выбрать такие модели из числа пикапов (в т.ч. – внедорожников), минивэнов и небольших грузовичков. Это необходимо как для перевозки топлива и сельхозпродукции, так и в случае быстрого вынужденного отъезда. При достаточно уровне вождения не помешает обзавестись полноценным грузовиком. На нём в период перехода к неофеодализму можно неплохо зарабатывать и/ или помогать нуждающимся людям

Необходима и хорошо всем известная покупка круп и консервов, соли, сахара. Нужно верно выгадать с закупками, чтобы не слишком рано (чтоб не пропало) и не слишком поздно (уже не будет). Тем более, что со специфическими продуктами длительного хранения (обжаренным зерном, обезвоженным мясом) у нас в стране сложности. Специализированные сайты чаще всего предлагают продукцию сроком хранения 2- 3 года и не более.

Из пищевого зерна неплохо хранится рис в целом, и в специальных пластиковых бочках особенно.

Необходимо собрать минисклад лекарств от наиболее распространённых заболеваний и тех заболеваний, которыми страдаете вы и ваши близкие. Необходимо отработать с различными справочниками типа «Лечимся сами» и «Лечимся народными средствами». Необходимо узнать у профессиональных врачей с хорошей репутацией, какие из подобных книг представляют реальную ценность или узнать у тех же медиков названия наиболее достойных медицинских изданий «для чайников». Не помешает так же научиться оказывать первую медицинскую помощь. С этим сейчас часто проблемы.

Необходимо загодя обзавестись прочной и качественной одеждой и вещами. Нужно выбирать всё либо наиболее надёжное, либо то, что подлежит доступному ремонту и есть доступные запчасти, которые необходимо покупать загодя. Ради комплекта надёжных вещей (желательно с дублями про запас) в преддверии наступления неофеодализма, можно и переплатить втридорога. Хорошей и дорогой вещи нужно предпочесть легко чинимую и с возможность получения запчастей. Однако многие современные вещи имеют небольшой срок службы и принципиально не полежат починке. Тогда нужно покупать максимально надёжное и качественное, какое возможно. Иногда – практически антиквариат. Тем более, если к нему как-то можно достать комплектующие. О чём, конечно же, стоит позаботиться заранее. Можно купить ещё несколько экземпляров «на запчасти».

Подобная практика в России активно применялась и частично применяется к автомашинам. Но в принципе она приложима к самой разной бытовой и хозяйственной технике производства не позже конца 1990-х годов. Которая в принципе подлежала починке и состояла из стандартизированных деталей.

Из одежды нужно приобретать не только прочную и долго носимую. Но и сравнительно лёгкую и тёплую (например, армейское термобельё), учитывая возможные проблемы с зимним отоплением.

Различные нужные и надёжные вещи, а так же запчасти к ним далеко не всегда легко найти и купить. Нередко их уже нелегко найти в свободной продаже. Этим нужно заниматься заранее…

В плане объединения с людьми. Без них для одиночки все выше перечисленные рекомендации легко могут оказаться бесполезными. Однако надо иметь в виду, что нынешние связи и отношения (профессиональные и пр.) держаться на нынешних социальных условиях и отношениях. И если даже они комфортны и эффективны, при изменении условий жизни они могут мгновенно испариться.

Поэтому необходимо сохранять и укреплять отношения с людьми, для которых вы важны сами по себе. Прежде всего – это родственники, пусть и живущие в других регионах или странах. Уделяйте им внимание, по возможности помогайте, ездите в гости, дарите подарки. Возможно, вам придётся бежать к ним, или им – к вам. (Имеются в виду настоящие родственники, испытывающие к вам родственные чувства и готовые поступать в соответствии с ними).

Так же не помешает укрепить отношения с людьми, которые уже показали способность на практике желание способность действовать вам на пользу, особенно в трудных и двусмысленных ситуациях.

Так же рекомендуется проявлять интерес к людям, которые показали способность держать слово, действовать на пользу другим, силу характера и практический ум.

Это что касается отношений и личных качеств.

В плане профессиональной специализации стоит укреплять отношения с людьми, могущими быть полезными в сфере безопасности, добычи продуктов питания, обеспечения работы электричества и водоснабжения, бытовой и хозяйственной техники. Возможно, вы сможете заинтересовать и своими профессиональными знаниями. Повезёт тем, кто по настоящему освоил специальность, прежде всего, врача и силовика, впоследствии — механика, монтажника – ремонтника, агронома, некоторые инженерные специальности (того же электрооборудования и электроснабжения). Что повезёт гуманитариям – шансов гораздо меньше…

Все эти принципы отношения с людьми поможет создать коллектив выживания или сеть таковых, без которого техника, запасы и прочее могут совсем не помочь. Элементарно всё отберут и самого прикончат…

Неофеодализм становление полиса

http://www.topos.ru/article/ontologicheskie-progulki/neofeodalizm-stanovlenie-polisa
В других своих статьях и книгах я писал о внутренней структуре неофеодализма несколько иное. Но футурология обязана учитывать варианты – не обязательно, что какие-то из прогнозов сбудутся, а другие – нет. Скорее, реализуются разные варианты на разных территориях или в разное время.

Основные принципы неофеодализма – создание максимально автаркичных, способных себя обеспечивать и охранять сообществ, реализуется на практике уже многими людьми. В России их уже сотни тысяч. Это и экопоселения горожан, сельскохозяйственные поселения мигрантов, и вновь стремящиеся к автаркии поселения сибиряков, и пр.. Уход в них колеблется от добровольного к вынужденному в разных сочетаниях.

На каком экологическом и технологическом фоне идёт этот процесс? Имеет место масштабная загрязнённость и истощение поверхностных вод. Однако проблема водоснабжения почти всегда решаема в случае, если люди решаются потреблять её в ограниченных (непромышленных) масштабах и серьёзно вкладываться в её добычу (глубинные скважины, опреснение морской воды, разработка современных технологий сбора и накопления воды из осадков).

В плане добычи пищи крайне продуктивно интенсивное овощеводство, разведение грибов, выращивание домашней птицы, кроликов и нутрий, а так же выращивание разных видов рыбы (от щуки и толстолобика до форели). Эти формы сельского хозяйства не требуют чрезмерных затрат и обширных площадей.

В плане добычи электроэнергии происходит переход на использование энергии ветра и солнца и некоторые другие альтернативные виды. Причём солнечная энергетика предполагает большую автономность малых групп людей, а ветряная – большей кооперации. Транспорт переходит на зарядку от этих источников энергии.

В промышленности окончательно воцаряется 3D – принтер. 3D – принтеры печатаются на других 3D – принтерах. Они усовершенствуются для использованная гораздо большего спектра сырья, а не только термопластиков и производных от них материалов. Особенно для максимально полного вторичного использования различных видов пластика и дешевых видов минерального сырья (известняк, цемент, бетон), а так же расширения перечня имитаторов, могущих заменять самые разные виды металлов.

Основным источником сырья при неофеодализме могут стать свалки больших городов и промышленных объектов. Они могут стать основными источниками пластика и металлов. Тем более, что рудные месторождения либо истощены, либо трудны для разработки. Особенно это касается цветных металлов.

На раннем этапе развития неофеодализма большую роль могут сыграть архаичные и дешевые технологии эпохи модерна (прокатные станы, различные металлообрабатывающие станки, изготавливающие из доступных материалов простые в эксплуатации детали и изделия) и ещё технологии сельского хозяйства до эпохи модерна там, где сохранятся их носители. Это добывание всхожих семян на месте, без услуг семеноводческих фирм, разведение домашних животных в дешевых в постройке неотапливаемых помещениях на основе доступных самостоятельно заготавливаемых кормов. Может наступить их локальный ренессанс. Но со временем усовершенствованный 3D-принтер и интенсивное овощеводство распространятся во всех более или менее развитых обществах людей.

Таким образом, происходит дробление ноосферы на независимые друг от друга автономные субъекты с дальнейшим уменьшением зависимости от природной среды. При этом субъекты, ориентированные на самообеспечение, а не на получение прибыли, не требующие сколь-нибудь значительного количества людей. В такой ноосфере мировая экономика исчезает, исчезает и государство как социально-экономический организм. За государством сохраняется древнейшая военная функция. Соответственно, относительно крупные территориальные государства могут существовать там и тогда, где необходимо нечто оборонять либо отбирать у соседей. В основном это источники сырья.

Переход к неофеодализму на такой технологической основе может произойти и там, где сохранятся нынешние властные элиты и подконтрольные им научно-производственные и хозяйственные мощности. Они просто станут гораздо более компактными и экономными. В последствии различия между структурами, имеющими преемственность с современностью и вновь созданными «неформалами» (например, инженерами и воинами, сельхозпроизводителями «без начальства») сотрутся.

Однако, насколько коллективы выживания и их сети, созданные в наше время, способны «дожить» до XXII – большой вопрос, поскольку переход к неофеодализму может занять несколько очень жестких этапов.

Крушение постмодерна: непроизводительная делёжка ресурсов достигает своего апогея. В неё активно включается масса новых, агрессивных и голодных групп.От голода, насилия, техногенных катастроф может погибнуть очень много людей. Часть из них, выживает, объединившись в замкнутые компактные коллективы выживания. Люди выживают, прежде всего, именно в них. Этих коллективов выживает тем больше, чем меньше организованных и сильных групп мародёров. Либо их почти нет, либо одна на значительную территорию.

Либо сильные мародёры оказываются способными перейти к производительной и созидательной деятельности на основе координации деятельности коллективов выживания, либо на их место приходят объединения коллективов выживания. Начинается переход к системе полисов – компактных стабильных объединений нескольких коллективов выживания или их локальных сетей. Если на территории сравнительно много ресурсов и мало людей, то уже на этом этапе может возникнуть «развитый неофеодализм».

Если на некой относительно обширной территории мало ресурсов и много людей, жизнь которых всё же как-то можно поддерживать, то для борьбы за ресурсы могут возникнуть сравнительно крупные территориальные государства. Не слишком демократические, олигархические либо казарменно-социалистические. Достигают или не достигают своих целей эти государства, но они относительно скоро гибнут, возможно, оставляя после себя яркую память. Как на уровне 1 (большие объединения мародёров) так и на уровне 3 (территориальное государство) могут быть востребованы масштабные идентичности (квазиэтнические, религиозные), унаследованные от Осевого времени.

После их крушения выживают наиболее сильные коллективы выживания и их сети, сумевшие аккумулировать у себя основные ресурсы территориального государства. Возникают те же самые полисы. При варианте с быстрым переходом к полисному устройству гибнет меньше людей, но возникает и меньше инноваций. В борьбе же территориальных государств может погибнуть очень много людей, но появится и больше инноваций.

Полис состоит из четырёх основных сегментов: технический (изобретатели, обслуживающие инженеры и техники); биологический (медики, специалисты в сельском хозяйстве); военный (военные инженеры и техники, операторы боевых машин (дронов-беспилотников, артиллерийских роботов, умеющих ходить роботов ближнего боя), высококлассный «человеческий» спецназ, непосредственно вступающий в бой); координирующая структура, штаб (помимо руководства осуществляет религиозно-идеологическую, отчасти культурную функцию).

Полисы могут быть монархо-олигархические, демократические, коммунистические (или сочетать в себе различные принципы общественного устройства). В первых может быть относительно много людей, иметься далеко зашедшие внутренние противоречия (государь, диктатор либо группа правителей занимаются их сглаживанием и координацией действий жителей). Также такие полисы располагают сравнительно значительными ресурсами. Вторые не столь богаты, но более гомогенны и едины. В них допускаются различного вида внутренние различия, в т.ч. статусные, имущественные. Все граждане принимают участие в управлении полисом. Коммунистические полисы – самые бедные и малочисленные. В них так же развито народоправство, но менее развито профессиональное разделение труда, частная собственность. Они явят наиболее гармоничные отношения между людьми, в них будут культивироваться стойкость и мужество …

Специфика полисов – малолюдность, отсутствие людей неквалифицированных, тунеядства. Некие отступления от этого принципа возможны в монархо-олигархических поселениях, где допустимы единичные «трутни» из числа элиты, профессиональные развлекатели, люди искусства. В целом, в полисе живёт не больше людей (профессионалов своего дела), чем необходимо для его жизнеобеспечения; рождаемость и потребление чётко регулируются. Но с помощью робототехники полис из 1,5 тыс. человек может контролировать тысячи и миллионы квадратных километров вокруг. Вероятно, с подкармливаемыми малыми группами «диких людей», нужных для получения биоматериала, отдыха и развлечения, быть может, добычи какого-то сырья.

Для морали полисов будут характерны сплочённость и коллективизм, ответственность и самодисциплина, глубокое понимание справедливости, основанной на технологизме, необходимости эффективного достижения результата (по заслугам и награда, благодарность достойному: умелому, честному и надёжному). Экономность и рациональное пользование ресурсами, возведённое в иррациональный нравственный императив (в том числе, при отсутствии реальной необходимости экономить данный продукт). При этом – отсутствие сентиментальности, снисходительности и милосердия. Отсутствие жалости и к себе, и к другим.

Завтрашний апокалипсис

http://www.apn.ru/publications/print34390.htm
Все согрешили лишены славы Божьей

Апостол Павел.

Для начала коротко объясним, благодаря чему существуют племена, этносы и субэтносы, города, сёла и государства. Причём существуют стабильно и долго.

Основой «малых общностей» является материальное жизнеобеспечение и производство. Основой крупных общностей – опасность (оборона и нападение). (Даже древнейшие цивилизации «речных культур» во многом возникли из-за угроз наводнений и необходимости защищать созданные за счёт ирригации богатства).Основа экономики «малых общностей» являются кооперированные мелкие товаропроизводители (например, крестьянские и городские общины). Очень хорош разнообразный и массовый «малый и средний бизнес». Который, как известно, во всём мире является оплотом патриотизма, религиозности, консерватизма и семейственности. Основой крупной общенациональной экономики является военно – промышленный комплекс. Причём работающий на свою армию, а не только на экспорт.

Для полноценного существования идентичностей ( этнической, государственной, локальной) необходима система производства, направленного на обеспечение физического и культурного воспроизводства общества и его оборону и в меньшей степени – престижно-статусное потребление. Первое – в большей степени мелкое (простое) производство, второе – крупное (сложное). В развитом обществе ко второму прибавляется ещё и производство средств производства. Развитое общество имеет следующую структуру: низший уровень – сельхозпроизводство, переработка его продукции и производство стройматериалов; средний уровень производство технических устройств; высший уровень – производство средств производства и научные разработки.

А теперь о том, почему племена, этносы и субэтносы, города, сёла и государства теперь активно гибнут или клонятся к упадку.

К концу XIX – первой половине XX веков потенциал развития экономики в сфере жизнеобеспечения в развитых странах и прогресс в целом был исчерпан. Основные потребности людей в целом удовлетворялись, но остались массово разогретые амбиции и жажда наживы, причём у огромного количества людей. Поэтому дальше экономика развивалась путём искусственного стимулирования чрез мировые войны, гонку вооружения, освоение космоса. Потом, в период постмодерна, уклон был сделан в основном на престижное потребление, которое стало достоянием бедных и невлиятельных людей (доступные технические новинки, развлечение, туризм, другие виды пафосного потребления для широких масс). Одновременно это спровоцировало буйный рост аппетитов элиты.

Это и оказалось экономической основой для развала традиционного уклада жизни, деградации идентичностей, от семейной до национальной и государственной. Экономика более не работала на жизнеобеспече6ние воспроизводство и защиту. У традиционных идентичностей и крепких связей между людьми, коллективов выживания не осталось материальной базы.

Появились виды экономики, попросту уничтожающие человеческое общежитие себе в угоду. Это раздутый финансово- банковский сектор, не связанный с потребностями обороны и жизнеобеспечения. Экспортная экономика (это и экспорт сырья, в частности, углеводородов; сельскохозяйственное производство, полностью или почти полностью оторванное от местного потребления; и даже хвалёный экспорт технических изделий и технологий). Экономика, ориентированная преимущественно на туризм и сферу обслуживания (это и пафосные морские курорты, и зарабатывание «архаичными» народами продажей сувениров туристам и разыгрыванием перед ними древних обрядов).

Всё это без исключения приводит, в конечном счёте, к ликвидации традиционных отношений между людьми и их общностей, которые и держались на материальном самообеспечении и самообороне. У людей в разных странах, в рамках разных культур появляются психологические черты, характерные для общностей, занимающихся обслуживанием чужаков. Это маргинальное самосознание между своей и чужой общностью, психологическая отчужденность от тех и других, жажда наживы любой ценой.

Американцы во многом отдали свой автопром и другие отрасли промышленности «на растерзание» немецким и японским импортёрам. Хиросима и Нагасаки, Дрезден во много раз превзошли добровольно убитый Детройт. Но уже нет прежних немцев и японцев, сильных своим национальным духом и могущим противостоять американцам в политике. Экспортная экономика сделал своё дело! А в самих США экспорт компьютерных и интернеттехнологий породил огромное количество асоциальных разлагающихся еждевенцев при небольшом количестве высокообразованных производителей, часто совсем не американцев.

Рассмотрим конкретные примеры.

В пятёрку основных экспортёров IT –технологий входят Ирландия, Индия, США, Германия и Великобритания. Во всех этих странах, кроме Индии, большую долю ВВП даёт малое количество «специально подготовленных» жителей, наблюдается значительный процент непроизводительного населения, местных жителей и мигрантов, живущих на социальное пособие. Это порождает огромную зависимость населения от государства, сворачивание прав и свобод, усиление государственного контроля в условно постсоветский период. Что совпало с всё углубляющимся кризисом мелкого и среднего бизнеса, непрерывным ростом материальной и психологической нагрузки на производительную часть населения. Особенно это заметно на примере США и Германии.

Роль США в мире держится на малом бизнесе и самозанятом населении, которое позволяет приносит огромную прибыль стране и позволяет существенно хэкономить. В компаниях со штатом до 500 человек работают 60 млн. человек. На малый бизнес (до 20 занятых) приходится 18% рабочих мест в частном секторе. Плюс к тому в Штатах 21 млн. самозанятых. Решением некоторых проблем малого предпринимательства в США являются меры, предпринимаемые для стимулирования его развития. К таким мерам относятся совершенствование соответствующей законодательной базы и принятие специальных федеральных программ по стимулированию развития малого предпринимательства.

Например, в 2010 году Барак Обама подписал закон о поддержке малого и среднего предпринимательства, который позволяет увеличить финансирование региональных банков для стимулирования кредитования малого бизнеса.

Однако в США малый бизнес душат налоги и государственная зарегулированность. Но самое главное не это. Согласно докладу, выпущенному Национальной Федерацией Независимых Предпринимателей, самая большая проблема — отсутствие спроса. Что связано с эффективной конкуренцией международных корпораций и падением покупательной способности населения

Развитие безработицы, ослабление социальной мобильности, усиление социального расслоения между «нужными» и «ненужными» привело к падению продолжительности жизни, социального статуса, ухудшения состояния здоровья огромных социальных групп.

В США к традиционно проблемным афроамериканцам прибавились т.н. «белые без высшего образования». Выяснилось, что начиная с1998 года смертность среди белого населения США начала расти со скоростью 0,5 процента в год. За последние два – три десятилетия они существенно обеднели, стали массово пополнять ряды алкоголиков и наркоманов.

По сравнению с другими странами именно в США наибольшее количество наркозависимых — 56% наркоманов мира зарегистрированы именно в Соединенных Штатах Америки, а это 12% от общего населения США, по данным за 2009 год — около 17, 5 млн. человек.

Наркоманы США употребляют около 86% всех наркотиков, произведенных в мире. Преступления, совершенные наркоманами, — кражи, грабежи и убийства, составляют до половины от общего количества.
Отрадным исключением является Индия, где основная часть многочисленного и бедного населения вынуждена кормиться самостоятельно, а доходы от IT – технологий достаются сравнительно немногим [1].

Для Японии характерна крайне низкая рождаемость. Детей и молодёжь вообще непросто встретить на японских улицах. По данным переписи 2010 года, 30% всех домохозяйств в Японии состоит из одного человека, и это крупнейшая категория домохозяйств в стране. А среди выросших молодых людей наблюдается уже даже не только от деторождения, но и от секса так такового. От чего даже падают продажи презервативов … Государственный опрос граждан от 18 до 34 лет показал, что 61% неженатых мужчин не имели подруги, и 49,5% незамужних женщин не имели молодого человека – второй показатель стал рекордом. 40% опрошенных сказали, что не видят смысла в браке и 45% мужчин не проявили интереса к свиданиям с противоположным полом. Для Японии характерна бедность среди одиноких женщин. 1 из 3 одиноких трудоспособных женщин квалифицируется как бедная. 23% населения Японии старше 65 лет. в случае продолжения текущей тенденции население Японии сократится с текущих 127,5 млн. до 116,6 млн. в 2030 году и 97 млн. в 2050 году [2].

Южная Корея прославилась своими колоссальными достижениями в экспорте технических устройств. Что привело к жестокой деградации крепкой конфуцианской корейской семьи. Появились т.н. «подруги Вакха» — одинокие бабушки – проститутки, оказывающие услуги более зажиточным мужчинам пенсионерам [3].

В конце XX – XXI вв. Китай активно приступил к развитию экспорта промышленных товаров и технических изделий. В стране произошёл обвальный рост преступности. В 80-е гг. XX в. ежегодно регистрировалось более 2 млн. уголовных дел, в 90-е гг. количество ежегодно регистрируемых уголовных дел было более 3 млн., а после 2001 г. — около 4,5 млн. В 2007 г. общее количество уголовных дел составило 4 млн. 746 тыс. таким образом в конце XX – XXI вв. преступность в Китае выросла едва ли не в 2, 5 раза. Традиционная самоорганизация китайцев всё больше принимает криминально паразитические формы. Быстро растёт число наркоманов, лудоманов, гомосексуалистов. Несмотря на сметную казнь за наркоторговлю, Китай является одним из крупнейших производителей и потребителей синтетических наркотиков, особенно метамфетаминов, нюхательных и курительных солей. А так же опиума в районе «золотого треугольника». Экологическая ситуация в Китае катастрофическая: в наиболее развитых и густонаселённых районах воздух и вода, в значительной степени пища и почва не пригодны для использования…

Драконовские меры по борьбе с коррупцией, наркоманией и пр. прежде всего говорит о недостаточно управляемости китайского социума, из рядных проблемах с народной нравственностью, гораздо меньшей, чем в развитых странах лояльностью политической элиты. Исчезает, особенно в урбанизированных восточных районах, традиционная китайская семья – основа нации. Она стала малой ( только муж, жена и малолетние дети) и малодетной. В целом развитие китайской семьи идёт по западному пути [4].

В «нефтяных монархиях» Персидского залива распределением нефтяных доходов сравнительно честное, по крайней мере, для коренных жителей. Большинство местных мужчин — государственные служащие. А фактически – бездельники, которые на работе спят или смотрят телевизор … Согласно кувейтской статистике госслужащие составляют 84% занятого населения, и такая ситуация типична для стран региона. Между тем в странах Организации экономического сотрудничества и развития эта цифра, в среднем, составляет около 21% (правда, определение госсектора в Персидском заливе и ОЭСР различается). Предоставляемые государством гарантии занятости также удерживают работников от ухода в частный сектор; в Кувейте лишь 0,1% населения – самозанятые. А между тем ситуация становится всё тяжелее. Доходы Кувейта сократились на 60% из-за падения цен на нефть, заявил 27 октября правитель страны шейх Сабах аль-Ахмед ас-Сабах. При этом формально в этих странах царит драконовский надзор над нравственностью населения в духе радикального ислама. Но одновременно среди местного населения стремительно растёт число наркоманов, гомосексуалистов, алкоголиков, о чём в основном пишут с соцсетях. Как и в Китае, запретительные меры неэффективны и их эффективность продолжает снижаться [5].

В своей переписке в соцсетях русскоязычные мусульмане в качестве благоустроенной страны с достойными нравами называю Малазию. Экономический бум и развитие экспортного производства в этой стране начался несколько позже, чем в других «азиатских тиграх». Одновременно местным жителям приходится немало работать на производстве, развит малый бизнес [6].

Россия находится в несколько своеобразной ситуации. Нефтяные доходы, как и доходы от индийского IT – сектора, распределяются неравномерно. Значительная часть людей выживает по-другому, в том числе – за счёт серой производственной занятости. В том числе в сельском хозяйстве, промышленности [7].

Так же в России существует частично дееспособный военно-промышленный комплекс, работающий как на экспорт, так отчасти и на собственную армию. Однако с «импортозамещением» и в промышленности, и в сельском хозяйстве после введения санкций возникли существенные проблемы. Основная доходность формируется в любом случае за счёт нефтедолларов. У малого и среднего бизнеса обвально нарастают проблемы и сложности. Падение уровня образования и квалификации имеет тенденцию к нарастанию (например, продолжается развал школьного образования). Развиты в России и пагубные привычки. По данным Роспотребнадзора количество алкоголиков в России превысило 5 млн., из них зарегистрировано всего 17%. Алкоголизм стал причиной смерти 1/3 мужчин и 15% у женщин. Ежегодно в России умирают около 30.000 человек вследствие приема наркотических средств. Каждый год в стране выявляются 80.000 новых наркозависимых. Общее количество наркоманов от 2.000.000 до 2.500.000 человек в возрасте от 18 до 39 лет. Из них более 140 тысяч детей-подростков. Несколько миллионов «реальных» алкоголиков, значительное число наркоманов. Россия по данным на 2008 год – на первом месте по количеству ВИЧ – инфицированных наркоманов. 74% официально зарегистрированных наркоманов имеет положительный ВИЧ-статус [8].

В принципе россияне / русские, на основании вышеописанного, в целом имеют невысокий уровень жизнеспособности. Однако он неровен, включает в себя и провалы, и пики.

Как уже говорилось, и бедность, отсталость — не панацея от деградации. При монокультурном плантационном хозяйстве (выращивание в основном тропических и субтропических растений — бананов, арахиса, табака и пр..), например, люди не могут содержать сами себя, становятся зависимыми от хозяев –«кормильцев». Самоорганизация здесь приобретает криминальный характер, процветают наркомания, алкоголизм и пр. [9]..

В печально известной ДРК Конго так же немало плантаций кофе, каучука. Страна активно экспортирует «то самое»пальмовое масло. Крестьянские хозяйства, работающие на местный рынок, сравнительно слабы. Несоответствие уровня рождаемости экономическим возможностям сельского хозяйства, крайне неравномерное распределение прибыли от экспорта, в том числе и нефти, стимулирует дальнейшее разложение традиционной культуры, вооруженные столкновения, разгул криминала, опасных заболеваний, экологические преступления. На ноябрь 2013 г. в продовольственной и гуманитарной помощи здесь нуждалось порядка 6, 4 млн. человек. Конголезские олигархи вместе с международными бизнес-структурами с удовольствием завершили бы переход к неофеодализму – оставили необходимый минимум населения (до одного миллиона человек, рождаемость среди которого строго регулировалась бы) для обслуживания плантаций, нефтепромыслов и рудников, а остальных, скажем, потравили бы газами и перестреляли с помощью иностранных наёмников. Тем более, что народ боевой и склонный к бунту. Но пока неудобно перед «мировым сообществом».

А вот пример «приличной и честной» бедности у древних народов. Некоторые индейцы-пуэбло на юго-западе США начиная с 1960-х – 1970-х гг. превратили фигурки духов предков – куклы качина, в предмет бойкой сувенирной торговли. Их профессиональные изготовители даже внешне превратились из подтянутых мужественных индейцев в вялых и обрюзгших обладателей пивных животов [10] …

И никакое самое отсталое, консервативное или ультрарелигиозное общество не может претендовать на статус традиционного, если не может самостоятельно себя обеспечивать пищей и необходимыми для жизни товарами, пусть на самом скромном уровне. В противном случае оно состоит из тех же самых постмодернистов …

И постмодернистам в развитых либеральных странах не помогут их богатства, если целые народы живут ради них, а не самовоспроизводства и самозащиты.

Престижная экономика, практически подавившая нормальную экономику жизнеобеспечения а потом и производства любого реального продукта, уничтожает и основу развитого современного общества.

Это порождает:

1.Ослабление работы социальных лифтов, обособление субкультур и профессиональных групп, обособление друг от друга различных проявлений культуры.
2. Распад системы массового институционализированного образования. Получение знаний небольшим количеством людей через многолетнюю практику в среде профессионалов, иногда личное наставничество.
3. Ослабление значимости науки и централизованной пропаганды. Спонтанное формирование неофольклора и новых локальных мифологических систем.
4. Фактический распад крупных многих крупных этнических, гражданских и социальных групп.

Почти целиком престижная экономика, оторванная от жизнеобеспечения, порождает культ необязательного, ненужного и бессмысленного. Сексуальных меньшинств, этнических меньшинств, не участвующих в производстве национального продукта, спортсменов, популярных певцов и пр..

С одной стороны, такой культ есть демонстрация силы, богатства и уверенности в себе. «Мы можем позволить себе вкладывать огромные средства в ненужное и даже вредное. Потому, что мы всесильны».

С другой стороны культ бесполезного оправдывает постоянно снижающуюся эффективность власти. Он способствует тому, чтобы от власти нужно было только «красиво выглядеть» и производить успокоительные ритуалы, ничего не создавая.

Государственность и мировая экономика втягивают в себя или уничтожают всё более или менее активное. Впервые в истории человечества настало время, когда всё самостоятельное вынуждено всегда подстраиваться под основные «центры силы». Они дают ему возможность питаться и иметь хоть какую-то безопасность. И взамен получают энергию «бывших самостоятельных». Потом «центры силы» их перерабатывают и уничтожают. Выжившие «бывшие самостоятельные» теоретически получают возможность в последствии уничтожить центр силы и занять его место. Однако это «неофеодальное место» не имеет шансов иметь и десятой доли значимости и возможностей бывшего «модерно-постмодерного центра силы».

Для позднего постмодерна характерен фактический уход из многих областей (сельских территорий, социального обеспечения). В определённой степени оно готово мириться с замещением себя в этих сферах коллективами выживания, самоорганизацией. Однако оно будет агрессивно защищать от любых альтернатив легитимно – правовую и публичную сферу.

И одновременно современные виды самоорганизации, протоколлективы выживания не имеют автономной системы жизнеобеспечения и воспроизводства, обороны. Они вынуждены жить за счёт мировой экономики и социального государства, систем крайне сильных и всеобъемлющих.

Поэтому порой различные неформальные течения и публичные виды самоорганизации достигали определённой известности и успеха. Потом они дробились изнутри и исчезали либо вписывались в систему социального государства и мировой экономики. Внутренние ресурсы для развития оказывались крайне ограниченными, особенно после привлечения относительно немалого числа людей. Это можно сказать и о рок -неформалах, и о участниках войны на Донбассе.

Немало пеняют в этом отношение на могущество спецслужб. И действительно, они – один из основных инструментов социального государства и мировой экономики. Они позволяют поддерживать безальтернативность и стабильность социального устройства, соперничать сильным державам без масштабных конфликтов. Недаром спецслужбы чрезвычайно укрепились почти одновременно с появлением социального государства.

К тому же протоколлективы выживания и другие формы современной самоорганизации вынуждены и/или могут получать очень многое из внешних источников, связанных так или иначе с государством и мировой экономики. А не за счёт собственных сил и взаимного обмена. Что объективно порождает ограниченное число участников каждого проекта, конкуренцию между коллективами. Лидеры каждого протоколлектива выживания отбирают для себя минимум людей, необходимых для реализации основных функций протоколлектива. Полезность которых превышает материальные затраты на них м всевозможные издержки, в том числе психологические.

Так что при позднем постмодерне реально можно создавать отдельные и деполитизированные коллективы (что и сейчас вовсю делается), а создание их разветвлённых сетей и новых крупных сетей, видимо, предстоит уже при переходе к неофеодализму.

В подобных социальных условиях любые политические идеологии (неважно какие) уже превращены в карго- культы и симулякры. В данном случае имеется в виду, что прежние принципы, слова и даже решительные действия превратились в имитацию, видимость. В нынешних условиях они не дают и не могут давать даже чего-то отдалённо похожего на декларируемый результат. А могут лишь помочь реализации локальных целей узкого круга людей. Нередко в соперничестве болельщиков футбольных команд куда больше смысла, чем в борьбе «политических движений».

«Старые» идеологии в лучшем случае могут сохраняться в виде виртуальных миров и идеальных конструктов. Которым на практике следовать почти никогда и никто не станут, но будет продолжать иметь «в виду». И драпировать в «старый камуфляж» совершенно новую практику. Но изредка всё же будут делать или не делать «в соответствии с принципами».

Особый спрос будет на мировоззрение, которое сможет быть «анестезией» от страдания и стимулом для активных действий. Вот только для разных людей и в разных местах, скорее всего, такое мировоззрение будет разным ..

Конечно, «правильное государственное устройство» невозможно. Потому что

А) То, что одно лечит, другое калечит.
Б) Социально — политическое устройство, сделавшее своё дело, как тот мавр не уходит. Оно очень умело защищает само себя, причём нередко – в ущерб стране и народу, высасывает их и может убить. И самая полезная социально-политическая модель становится смертельно опасной в изменившихся условиях.

Однозначно необходима для этноса масса мелких и средних товаропроизводителей, относительно независимых и сильными горизонтальными связями. Пока они есть, есть и народ. Когда они исчезают – чаще всего исчезает и народ.
На данный момент устарело большинство общественных идеологий и мировоззрений. Людей, которые бы их реализовали, уже просто нет.
Однако знать эти концепции и уметь применять не помешает. Потому что отдельные и либеральные и социалистические, и консервативно-традиционалисткие наработки могут оказаться назаменимыми в нужное время, в нужном месте и с нужными людьми. Такой способ правления наиболее приемлем в переходный период, когда старые стабильные условия исчезли, а новых ещё не появилось. Пользуясь терминологией Пелевина, правитель и /или его просвещенные советники подобны сомелье, которые знают множество великолепных вин и когда их нужно пить…

Однако такой подход вредит глубокому усвоению каждого отдельного подхода, умению его применять. И больше подходит для периода переходности и изменчивости, т.е, перехода к неофеодализму и в его ранний период.
Когда / если условия становятся стабильными и постоянными, появляется и стабильное общественное устройство, к ним приспособленное. Но которое может оказаться несостоятельным при изменении условий.

Переход к неофеодализму подразумевает падение трёх империй: российской, китайской и американской.

Российская элита, как и общество в целом, отличается от американской и китайской сравнительной слабостью внутренних горизонтальных связей, прочных отношений между разными группами. Её объединяет лидер и небольшая группа приближенных к нему лиц.

Интеллектуальная элита в целом вытеснена в лучшем случае во «второй эшелон» элитных структур. Либо ещё ниже. Власть собственным интеллектуалам не доверяет, считает их недоговороспособными чужаками, другим квазисубэтносом. По видимому, её представители малыми группами «своих людей» планируют внедрятся в иностранные центры науки и производства.

В России слабы производственные мощности, внеличностные регуляторы поведения людей. Коренной порок российской социально-государственной системы – потребность в чрезвычайных мерах, неопределённости, угрозе хаоса, важности принятия сиюминутных мер. Огромная зависимость от случая, конкретики, сильных и решительных личночтей и их небольших групп.

На это накладывается слабая система воспроизводства интеллектуальных и производственных кадров, жестокая зависимость от «нефтяной иглы» – она первая на очереди. Проблема России не в том, что у нас плохая власть. А в том, что «простой народ», «интеллигенция», «неформалы» и «оппозиция» абсолютно не лучше. Безграничный личный и мелкогрупповой эгоизм и неспособность создавать, а не делить характерны для большинства. Горизонтальные связи между людьми настолько слабы, что любой «совместный проект» моментально распадается на несколько конкурирующих мелких.

А власть хотя бы обладает бюрократической вертикалью, работающей по принципу наказания и поощрения. Что позволяет поддерживать существование крупных единых социальных структур. В случае распада системы власти на её место просто нечему будет встать, создавать масштабные дееспособные структуры будет некому. Они будут привносится извне, либо будут создаваться локальные и ограниченные социальные структуры. (Скорее всего, в России будет не гражданская война, а смута по Дм. Ольшанскому, нет чётко очерченных лагерей, а множество разнообразных групп борются друг против друга).

Россия, вероятнее всего, распадётся на три зоны: Восток (Урал, Сибирь, Дальний Восток); Сервер – Центр и Юг – Поволжье.

Первая – территория с относительно активным населением, огромной территорией и массой ресурсов. Здесь будет действовать и великие державы: США, Япония, Китай, и исламисты, пантюркисты и панмонголисты, и местные политические акторы. Возможны различные этнополитические и этносоциальные конфигурации. В Сибири и на Урале сохранился наивысший в РФ уровень самоорганизации восточных славян, актуальные местные идентичности. Виды самоорганизации разнообразны: территориальная, профессиональная, субкультурная и пр.. Они относительно плотно интегрированы друг с другом. Для востока РФ характерна сочетание высокого, в том числе криминального уровня мужской брутальности и экономической самозанятости, в том числе в сфере лесных и водных промыслов, различных полулегальных видов деятельности. Одновременно здесь, особенно в некоторых городах, необычайно высок уровень образованности, профессионализма и добросовестности местных жителей, работают сложные производства. Активность населения крайне разновекторная и разнонаправленная: оппозиционная (Ройзман как мэр Екатеринбурга и «проукраинские» настроения в городе, проигрыш рекомендованного Путиным губернатора в Иркутской области, «федералистские настроения»); пророссийская / прорусская (демарш «Уралвагонзавода», помощь Донбассу «Гражданским патрулём» из Новосибирска). На территории фиксируется успешная миссионерская деятельность православных, протестантов и мусульман, успешные самодеятельные проекты в области культуры [12].

Так же необходимо помнить об амбициозных «имперских» проектах Якутии и Тувы (которые могут и столкнуться), влиянии Монголии на бурят, развитии радикального ислама.

На разных территориях огромной Уралосибири явно вероятна победа разных «тенденций и векторов» на разных территориях. Многое будет зависеть от внешней поддержки и овладения контролем над наиболее важными местными инфраструктурными и природными ресурсами.

Там же, на востоке страны, возможно сохранение местных интеллектуально- технических центров.

Север – Центр частично отойдёт под влияние соседних государств и/или исламистов, вероятно возникновение обширных «серых зон». Что касается Москвы, то в случае сохранении символического и/ или транспортно — логистического статуса она может стать похожей на средневековый Рим с различным уровнем развития районов и соперничающими властными группами, децентрализацией города. Также относительно корректным сравнением является «метро» Глуховского, т.е. прежнего уже нет, но кто-то сохранил «почти прежний» уровень, кто-то уехал, а кто-то остался и живёт весьма сурово и скромно. Среди «центров силы» высшего уровня появится немало представителей сегодняшних «низов» московской элиты или ранее неизвестные люди.

Возможно, Санкт – Петербург, Мурманск, Архангельск и Калининград будет участвовать в неких международных условно «неоганзейских» проектах. Если в Европе останется, кому организовывать такие проекты [13]…

На территории Юг – Поволжье вероятна победа «исламского фактора». При этом в контроле за этим регионом заинтересована Турция. США же будет делать ставку на создание Нео-Орды для создания угрозы Турции и обеспечения лояльности Восточной Европы. Возможны и некоторые неисламские анклавы. Советская власть, помятуя об ужасе деникинских и казачьих походов на Москву, последовательно и вполне успешно создавала из славянских регионов Юга России лояльное и управляемое подбрюшье, населённое выходцами из разных мест, сравнительно успешно обогащающимися, с узкими интересами и небольшим кругом социальных связей. И потому удобных для управления, способных к самой локальной, экономической самоорганизации. Такие люди предпочтут приспосабливаться к любому миропорядку, а не противостоять ему. Если для адаптации будет какая-то возможность. Возникновение жизнеспособных славянских неисламских анклавов возможно в западной части региона при наличии сильного лидера, структур государственного управления, инфраструктуры и значительных материальных ресурсов, жесткого централизма и дисциплины безо всяких фиктивных «вольностей». А так же поддержки из-за пределов региона [14].

Для Северного Кавказа будет характерен распад и/или деградация сформировавшихся в советский период этносов. Это обусловлено колоссальным имущественным и социальным расслоением, продолжением «поиска внутренних чужаков» уже после создания моноэтничных республик, конкуренцией этнических проектов и проекта исламского, чиновничье – олигархического и условно «народного». С одной стороны, всё это может возвратить Кавказ ко временам Кавказской войны, когда аристократы враждовали с народом, религиозные фанатики – со всеми остальными.

Одновременно продолжатся миграции с Кавказа в Предкавказье, где, после смешения с местным населением, может появиться новый этнос/ суперэтнос на основе ислама [15].

В европейской части РФ произойдёт резкое усиление влияния иностранных государств и связанных с ними сил на юге и северо-западе, в восточной части – на юго – востоке. Основные городские центры смещаются к Югу. Из них процветают транспортные центры, связанные с источниками сырья. Их расположение сдвинется к границам нынешней РФ.

В целом описанная выше конфигурация — первоначальная. К концу XXI века она может существенно измениться.

В Китае сравнительно лучше действуют внеличностные регуляторы и развито производство, военно-промышленный комплекс. Однако производство сильно зависит от экспорта и «престижного потребления для бедных» за пределами Китая. Завершается очередной «династический цикл» и обогатившийся Китай всё больше страдает от личных амбиций его жителей, их чудовищной жадности. В основном распалась традиционная китайская община и распадается семья. Нарастают противоречия между более развитым Юго- Востоком и бедным сельским Северо-Западом (архаика сохранилась всё же лучше), противоречия между китайцами и национальными меньшинствами, особенно с тибетцами и уйгурами на западе страны. Государственную дисциплину приходится поддерживать жестокими казнями, что говорит о низком уровне лояльности и законопослушания.

США располагает наиболее надёжными и лояльными элитами, производственными и интеллектуальными мощностями, каналами привлечения зарубежных интеллектуалов и других специалистов. Американский военно-промышленный комплекс силён ив экспорте, и в самообеспечении. Однако США всё больше страдает от растущих непроизводственных (социальных, идеологических, военно-политических) расходов, быстро падает количество «людей – производителей», увеличивается нагрузка на них, не только материальная, но и морально-психологическая в виде толерантности и политкорректности. При сокращении ресурсов продолжают расти аппетиты «непроизводительной части». Нарастает материальное расслоение территорий (Детройт и Кремниевая Долина), различия в их образе жизни (отношение к религии, семейным ценностям, например у белых техасцев и калифорнийцев), этническом составе населения (формирование мексиканского Ацтлана на юго-западе США). Что чревато неизбежным конфликтов и распадом, но несколько позже других.

Крайне маловероятно появления могущественного «исламского халифата», так как исламский мир не располагает достаточно развитой научно-технической базой, мусульмане очень отличаются друг от друга мировоззрением и образом жизни. В радикальном исламизме очень много постмодерна, наблюдается слабость созидательного начала и зависимость от чужих производственных и интеллектуальных мощностей. Но территории, населённые и контролируемые мусульманами, наверняка будут. Поскольку некоторые группы мусульман могут оказаться достаточно жизнеспособными, опираясь на сельскохозяйственное производство и «силовую составляющую». (Причём без полноценного сельхозпроизводства «сила» может оказаться бесполезной). Достаточно здравомыслящие и умеренные лидеры таких групп могут привлечь к себе носителей технических знаний, как мусульман, так и немусульман.

Современные элиты самых разных уровней располагают весьма ограниченными возможностями. Даже американская элита входит в т.н. «мировой олигархат» (крупнейшие предприниматели, политики и пр.) и ограничена им. И сам мировой олигархат не может ничего кардинально менять. Только поддерживать до поры социально-экономический и политический уклад. Делать более плавным его развал и ужатие. Что бы он сохранялся на необходимом уровне и объёме непосредственно вокруг олигархов. Чтобы в процессе развала они всё равно оставались «наверху». Насколько долго у «Ротшильдов и Рокфеллеров» это будет получаться – неизвестно. Нов один прекрасный момент их возможности могут резко упасть …

Так же признаком неофеодализма станет смена этнического состава на значительных территориях, переход на альтернативные источники энергии. Экономика будет вновь переориентировано на жизнеобеспечение и оборону. Выделится ряд интеллектуально -производственных центров, вкруг которых и будет преимущественно жить человечество при неофеодализме. И вокруг них будет формироваться новые государства, общины и народы.

При переходе к неофеодализму коллективам выживания придётся пройти несколько этапов отбора. Ещё при позднем постмодерне отсеются те коллективы, которые быстро помогут добиться цели своим членам и станут неактуальными. Либо где одни члены станут безответственно паразитировать на других. Либо они как целое станут объектом безответственного паразитирования.

При переходе к неофеодализму некоторые более успешные коллективы не смогут адаптироваться к отсутствию государственной поддержки инфрасруктуры и других внешних источников ресурсов. Тогда же другие коллективы не смогут стать частью обороноспособных сетей коллективов выживания и будут уничтожены конкурентами в борьбе за ресурсы.

Сохранятся и размножатся в основном коллективы, сохранившие жизнеспособность в рамках более крупных общностей.

Центр неофеодального сообщества будет представлять из себя научно-производственное объединение, включающее в себя конструкторский центр и производство средств производства. Они будут созданы либо нынешней элитой, сбросившей с баланса ненужный и затратный человеческий материал и территории. И сохранившей только изобретателей, инженеров и механиков, а так же некое количество людей для защиты, развлечения и доноров генетического материала. Либо такая же структура, созданная путём самоорганизации менее элитных слоёв, но обязательно включающих носителей современных технических знаний и способных осуществлять управление и самоуправление. Их будет не больше, чем необходимо.

Первоначально это могут быть выходцы из совершенно других и разных регионов. В качестве источника генетического материала возможны и малочисленные нетехнизированные общества.

Неофеодализм станет временем ограничений, причём как традиционалистских, так и вполне постмодернистских. Индивидуальная свобода личности будет приноситься в жертву коллективу и его выживанию, необходимости поддерживать в трудных условиях инфраструктуру. Будет ограничено индивидуальное и групповое потребление, доступ к технике и использование природных ресурсов. Будет жестко регулироваться рождаемость и численность населения, как в отношении количества, так и качества (профессиональной квалификации). Будут пресекаться затратные идеалистические порывы и поощряться способствующие экономии и добыче необходимых ресурсов.

Любая мысль и творчество будет существовать постольку, поскольку будет нужна для жизнеобеспечения. И лишь иногда, в самых успешных сообществах – для развлечения. Самостоятельного значения «всё это» иметь не будет. Вероятен ментальный откат до уровня бронзового века, когда ещё не было «осевых» религий и идеологий.

Представим не слишком многолюдные архаичные шумерские города с современными экологическими и энергосберегающими технологиями а так же новыми изобретениями в этой сфере, удешевлёнными и более экономичными оборонными технологиями современного типа. Города весьма самодостаточные, где при этом используются элементы мировых религий и новоевропейских идеологий, какие-то явления «современной» культуры и искусства. Из которых выбирается только необходимое в местных условиях. Остальное либо неизвестно, либо сохраняется в престижных целях, но не используется.

С изрядной долей уверенности можно говорить что христианство, ислам, иудаизм, буддизм и индуизм продолжат существовать при неофеодализме. Другой вопрос, на каких территориях они будут исповедоваться и будут ли похожи на то, что мы привыкли понимать под этими религиями …

Как я не раз писал, при неофеодализме могут существовать достаточно разные формы социальной организации: и сравнительно обширные территориальные государства (особенно на этапе масштабных конфликтов «раннего неофеодализма), компактные эгалитарные коммунистические общины (когда стремящиеся спастись от агрессии уходят на бедные ресурсами территории). А так же возможны различные другие варианты, предвидеть всё это непросто.

Но неофеодальные общности, по крайней мере, долгое время, будут существовать для их создателя / создателей, которых в любом случае очень много не будет). Общество и его члены, их коллективы выживания вполне могут быть их собственностью, причём вполне добровольно (исходя из инстинкта самосохранения, современных технологий контроля над людьми). Численность, состав и другие качества неофеодальных общностей будут во многом определяться именно ими в зависимости от объективной необходимости и личных пристрастий. Если выбор будет удачным, то всё это останется стабильным надолго. Если же состав и численность придётся радикально корректировать, исходя из необходимости выживания, то специфика общества и его руководители / владельцы кардинально поменяются (Хотя организатор / руководитель может попытаться уничтожить свою общность вместе с собой)…

Один из вероятных путей развития неофеодализма на ряде территорий: из хаоса возникают сравнительно крупные территориальные государства социалистического или олигархического типа, которые ведут борьбу за относительно доступные природные и инфраструктурные ресурсы. Позже они распадаются на компактные «полисы» с разным видом социального устройства. Важное достоинство полиса — экономичность и экономность.

Примечания:

1. Абрамова А.В. Место США на мировом рынке информационных технологий и возможности использования опыта развития этой отрасли в России / А.В. Абрамова // Торгпредство. – 2006. – №10. – С. 59-63.; Саррацин Т. Германия: самоликвидация. М, 2012.; Проблемы малого бизнеса в США // http://econf.rae.ru (дата обращения – 27. 11. 2015); Проблемы малого бизнеса в США //http://techbree.blogspot.ru (дата обращения – 27. 11. 2015);Болотов С. Нобелевский лауреат вычисли скорость вымирания белых американцев // http://www.ridus.ru; Статистика наркомании в США // http://narkotiki.info (дата обращения – 20.11. 2015).

2. Трафаган Дж. Японская демографическая катастрофа // http://goldenfront.ru (дата обращения – 20.11. 2015); Куланов А. Обратная сторона Японии. М, 2011.

3. Корейские бабушки: любовь на продажу // http://www.bbc.com/russian (дата обращения – 20.11. 2015).

4. Бинсун Х. Тенденции развития преступности в КНР // http://cj.isea.ru (дата обращения – 20.11. 2015). Иванов В.Зависимость от компьютера // http://www.vz.ru (дата обращения – 20.11. 2015); Борьба с наркоманией в Китае // http://rehab-centers.ru (дата обращения – 20.11. 2015).; Цзян Х. Экологическая катастрофа в Китае // http://www.epochtimes.ru дата обращения – 20.11. 2015).;Ерёмкина Т.А. Тенденции развития современной китайской семьи :философско-антропологический анализ. Автореферат канд. дисс… Чита, 2007.

5. Парази Н. Власти стран Персидского Залива пытаются избавиться от людей на диване // http://www.vedomosti.ru (дата обращения – 20.11. 2015);Девушки, живущие в ОАЭ замужем за арабами, отзовитесь! // www.woman.ru (дата обращения – 20.11. 2015); Здравствуйте! Принимайте новеньких! // www.russianhome.com (дата обращения – 20.11. 2015)

6. Малазия: экономика // http://rusemp.ru (дата обращения – 20.11. 2015); Структура занятости стран Юго- Восточной Азии // http://www.mir-geo.ru (дата обращения – 20.11. 2015).

7. Каспарьян Н.М. Пенсионное страхование: региональные аспекты (Краснодарский край). Армвир, 2014. С. 90- 93.; Результаты публичной защиты Терещенко Алексея Петровича // http://www.univermvd.ru (Дата обращения – 09. 10 2015).;18 млн. россиян работают в теневой экономике // http://www.yugopolis.ru (дата обращения – 09. 10 2015).

8. Калиновский И. Трудности импортозамещения // expert.ru (дата обращения – 09. 10 2015).; Единый налог на малый бизнес вырастет почти на 16% // www.rbc.ru (дата обращения – 09. 10 2015); Шугаев Г. Школьный апокалипсис // http://rusplt.ru (дата обращения – 09. 10 2015); Статистика алкоголизма в России // http://alcostop.org (дата обращения – 20.11. 2015); Статистика наркомании в России // http://www.narco-net.ru (дата обращения – 20.11. 2015); Статистика наркомании в США // http://narkotiki.info (дата обращения – 20.11. 2015).

9. Катасонов В.Ю. От рабства к рабству . М., 2014. С. 254 – 257.

10. Сельское хозяйство Д.Р Конго // http://medrikon.ru (дата обращения – 09. 10 2015).

6,4 млн жителей ДР Конго нуждаются в срочной гуманитарной помощи // http://gfaclaims.com (дата обращения – 09. 10 2015).; ООН спасет редких горилл // http://izvestia.ru (дата обращения – 09. 10 2015); Пуэбло // http://etnolog.ru (дата обращения – 09. 10 2015).

11. Финляндия при поддержке местных властей и региональных активистов ведёт языковую экспансию в Карелии // http://www.rod-pravo.org (дата обращения – 11. 11. 2015)

12. Жигунова М.А. Современные этнокультурные процессы у русских среднего Прииртышья. Автореф… дисс. канд. ист. наук. Омск, 2002; Жигунова М.А. «Русские вопросы» современности // http://cyberleninka.ru (дата обращения: 1.08.2015); Студенты УрФУ выступают в поддержку ранее закрытой антифашистской выставки // http://regnum.ru (дата обращения – 09.10 2015); Белоус И. Напор на Урал растёт: в Екатеринбург прибывает заместительница Виктории Нуланд // http://cont.ws(дата обращения – 23 10. 2015).;Прямо сейчас! Встреча сотрудницы Госдепа США Кейтлин Кавалек с уральскими бизнесменами // http://so-l.ru (дата обращения – 23 10. 2015).; Встреча генконсула США с американской агентурой //http://zergulio.livejournal.com (дата обращения – 23 10. 2015).; В России сорвали марш за федерализацию Сибири, организаторов арестовали// http://www.pravda.com.ua (дата обращения – 07. 02. 2015); Первое дело по «сепаратисткой статье // http://rusplt.ru (дата обращения – 07. 02. 2015); В Новосибирске начался сбор помощи погорельцам Хакасии // http://www.nsk.aif.ru (дата обращения – 07. 02. 2015); Новосибирская помощь Новороссии // http://www.sibgrad.com (дата обращения – 07. 02. 2015).

13. Новосибирцы сняли художественный фильм о войне // http://academ.info (дата обращения – 07. 02. 2015); Гиндер Е.В. Евангельские христиане – баптисты и их деятельность в Красноярском крае // http://humane.net.ru (дата обращения – 07. 02. 2015).

14. Васильев И. Кубанцы: образец регионального менталитета // http://narodnazemle.ru (дата обращения — 07. 11. 2015).

15. Резниченко С. Кавказ без России // www.apn.ru ( дата обращения – 27. 11. 2015)

Что такое социогнозис?

http://www.wikiznanie.ru/ru-wz/index.php/Социогнозис
История процесса

По словам Резниченко, «В последнее время растёт интерес к проблематике неофеодализма, коллективов выживания. И, по просьбе интересующихся, я кратко излагаю свою доктрину описания коллективов выживания и хода исторического процесса».
Большая часть этнических культур базировалась и базируется до сих пор на принципах культуры выживания. Которая ставит своей целью физическое и культурное воспроизводство этноса. Любое общество культуры выживания основывается на коллективах выживания. Минимальных коллективах, способных обеспечить (в идеале) автономное выживание своих членов. Речь идёт о семейно-родовых группах, территориальных общинах и пр. Коллективы выживания существуют из поколения в поколение. И на практике объединяются в разветвлённые сети и образуют иерархии. Именно коллективы выживания выполняют основную нагрузку в физическом и культурном воспроизводстве этноса. Остальные структуры, в том числе и государство, выполняет по отношению к ним функции поддержки и координации действий в отдельных случаях. В целом эти функции — служебные. Что бы там не думали сами носители власти и представители различных элит. (О коллективах выживания мною написано несколько книг и статей. Например – «Русские коллективы выживания»).
В рамках культуры выживания этническая культура выступает как единая система, где всё подчинено потребностям физического и культурного воспроизводства. Каждый элемент культуры, каждый коллектив выживания, каждый человек имеет своё чётко обозначенное место и функцию. Его развитие и возможности для изменения и совершенствования ограничены. Ограничены чётко установленной функцией в деле разных видов воспроизводства.
Этим принципам в корне противоречит западная культура, культура достижения. В рамках европейской цивилизации происходит резкий взлёт культуры и уровня жизни, растёт значимость личности. Различные сферы культуры развиваются всё более самостоятельно от культурного целого. Эти процессы предшествуют модерну. И соответствует позднему Средневековью и эпохе Возрождения. На следующем этапе размывается внутренняя структур европейского общества. Уничтожаются сословные группы, падет значение коллективов выживания. Происходит их размывание. Развивается вертикальная мобильность, принципы жизни элиты, основанные на индивидуализме, активно проникают в народную массу. Происходят революции. Бурно развивается наука и культура. Различные сферы общественной жизни окончательно получают самостоятельное значение от целого (экономика, культура, наука и пр.).
Эмансипируется отдельная человеческая личность. Границы европейской цивилизации резко и стремительно расширяются. Это характерно для периода модерна. Соответственно это XVII – первая половина XX веков. Этот процесс основывается на разных разновидностях утопических идей ликвидации несовершенства земной жизни. Освоения и, соответственно, так же ликвидации любого пространства, маркированного как чужого. Так же каждый отдельный результат какой-либо деятельности осмысляется как самоценный. Вне зависимости от полезности для выживания общества.
Следующий этап развития европейского общества характеризуется тотальной атомизацией. Европейцы лишены коллективов выживания и абсолютно зависимы от государства и его структур. В обществе господствуют немногочисленные организованные меньшинства. Чаще всего – деструктивные. Самостоятельные сферы культуры и социальной жизни дряхлеют и вырождаются. Они «приносятся в жертву» экономической сфере. Которая так начинает деградировать. Разрушена не только внутренняя структура, но и внешняя граница европейского общества. Для громадного числа европейцев больше не существует «своего» и «чужого». Реальное производство заменяется различными видами делания денег из воздуха. Западные страны заселяются иноэтничными мигрантами. Социальные лифты и другие возможности для «среднего человека» резко сокращаются. В качестве идеологии используется либерализм. Во многом уже не соответствующий реальным условиям общественной жизни. Любая социальная и идеологическая борьба превращается в видимость, симулякр. Симулякр поглощает самые разные сферы общества. Любая реальная деятельность заменяется имитацией и виртуальными аналогами. В том числе в значительной степени – деятельность органов государственной власти.
Всё это характерно для постмодерна. Само его появление обусловлено в том числе и боязнью новых революций, стремлением закрепить господство элит. Поэтому общество больше не способно к дальнейшему поступательному развитию. Это период второй половины XX – начала XXI века. На смену обществу постмодерна идёт гораздо более бедное и консервативное общество. Однако основанное на коллективах выживания и реальном промышленном и сельскохозяйственном производства. Это будет общество неофеодализма. Который синтезирует в себе различные аспекты культуры выживания и культуры достижения.
В его создании большое значение будут иметь неевропейские, незападные народы. Которые находились на периферии социальных изменений эпохи модерна и постмодерна. Относительно мало участвовали в процессах роста различных сфер культуры и индивидуализации человеческой личности. Чему способствовали и масштабные завоевания и периоды иноземного господства, которых не знали в таком масштабе страны Европы. И потому эти народы сохранили коллективы выживания и другие виды традиционной самоорганизации. У многих из них образ жизни элиты не распространился в народные массы. Для многих неофеодальных этносов характерен интерес к политическому исламу, синтезирующему установки культуры выживания с установками тоталитарных идеологий, возникших в рамках культуры достижения. Чтобы сохранится в этих условиях, русскому народу необходимо воссоздать систему коллективов выживания, связанных друг с другом в сети. Современным русским это не свойственно. Зато русским свойственна пластичность и способность менять свой образ жизни в зависимости от обстоятельств. Что и внушает надежду.
Принципы организации в коллективы выживания могут помочь всем русским, желающим выжить самим и помочь выжить другим, своему народу. Вне зависимости от мировоззрения и идеологических предпочтений». Основные термины «Социогнозиса»: социогнозис, культура выживания и культура достижения, коллективы выживания, неофеодализм, постмодерн, поствеликороссы (крысочеловек), «византия», осевое время. Некоторые термины оригинальные, другие заимствованы, но употребляются в оригинальном значении.
[править]Критика

Некоторые посылы Резниченко перекликаются со славянофильством и более поздним почвенничеством. Однако к почвенничеству «Социогнозис» мало что прибавил. При этом его автор весьма много места уделил вполне «национал-демократической» трактовке русского и русскости. Рассмотрению именно практической ментальности, а не манифестированных культурных ценностей. Основное внимание автор уделил индивидуализму как основе русскости.
С. Резниченко немало писал на патриотическую тематику, о поддержке Донбасса и пр.. Однако его идеи заинтересовали далеко не всех «белых» или «красных» представителей продонбасской линии. Они не слишком пришлись по душе полковнику Стрелкову, который сравнил их с «изобретением велосипеда», чрезмерно выспренными они показались Захару Прилепину.
К учению проявляют спокойный и доброжелательный интерес мусульмане (лидер НОРМ Харун Сидров), как обратившиеся, так и этнические. Встречало доброжелательное внимание оно и на Украине, преимущественно в среде сторонников «Антимайдана» но не только. Встречались дискуссии среди евреев, сионист С. Резниченко или антисемит… Что-то своё находят в «социогнозисе» и некоторые либералы…
Причём не всем «среди чужих» тексты Резниченко интересны и приятны тоже. Нередки обвинения в идеологизированности, малообоснованности, частым самопротиворечиям.
При этом в «титульной субкультуре», среди русских националистов и сторонников Новороссии, так же есть немало симпатизантов этого учения (Александр Жучковский, Елена Семёнова, Виктор Диц). Автор расходится с теми публицистами, которые утверждают, что неофеодализм – это современная ситуация в какой-либо нынешней хотя бы среднеразвитой стране. Масштабное становление системы он относит ко второй- третьей четверти XXI века.
Наиболее обсуждаемыми и спорными являются тезисы о неофеодализме и коллективах выживания. Первый (иногда вместе со вторым) вызывает неприятие у части сторонников возрождения дореволюционной или советской империи, а так же у тех, кто продолжает верить в «классический либерализм». Т.е., люди, склонные к идеализации исторического периода научно-технической революции ( в широком смысле), и надеющиеся на его повторение в недалёком будущем.
С. Резниченко возражает им, что исчерпаны самые разные виды ресурсов, от человеческих до природных. А так же разрушена самоорганизация наиболее развитых народов, ранее присущие ей организационные и духовные элементы. Поэтому для возрождения реалий того периода не хватает материальной и духовной основы.
Противники коллективов выживания делают акцент на то, что коллективы выживания разрушают национальные и государственные, масштабные религиозные идентичности, способствуют обособлению людей от «большого общества». Что может привести повышению агрессивности коллективов с внешней социальной средой. А так же криминализации неподконтрольных государству отношений внутри коллектива. Другие критики гораздо более лояльно настроены по отношению к самой идее. Однако сомневаются в возможности её реализации в современном обществе.
Первым Резниченко отвечает, что масштабные, государственные и национальные идентичности у наиболее развитых народов уже во многом формальность. Они всё больше лишаются хоть каких-то механизмов практической актуализации. Всё это быстро исчезает и без коллективов выживания. Так же население наиболее развитых стран всё более подвергается различным формам эксплуатации и паразитирования со стороны самых разных сил. И что самое важное, такое общество уже не реформируемо ни революционных ни эволюционным путём. Неизбежные революции и реформы ведут к неизбежной же деградации системы. И что спасти хоть что-то, например, жизни людей, в скором будущем можно будет только с помощью коллективов выживания.
При этом автор концепции признаёт все указанные недостатки системы коллективов выживания. Однако считает, что польза от них со временем многократно превысит вред. Не верящим в быстрое развитие системы коллективов выживания С. Резниченко говорит, что массово коллективы выживания действительно появятся только с приходом неофеодализма. А при позднем постмодерне – сама идея и «опытные образцы».
Автор старается дистанцироваться как от антиправительственного, так и охранительного дискурса, так оба считает исторически малоперспективными.
Между 2010 и 2015 годом концепция значительно эволюционировала от пафоса отдельного и максимально автономного коллектива, включённого в горизонтальные связи, к идее необходимости увязывания системы коллективов выживания с государственностью, чёткого разграничения и уважения полномочий того и другого.
[править]Глоссарий терминов

Византия — территория при неофеодализме в постосевой период. На ней относительно хорошо сохраняются образ жизни и ментальность людей осевого времени. Иногда сохраняются «старые» народы. Но для «Византии» так же характерно наличие коллективов выживания.
коллективы выживания — минимальное объединение людей, способное существовать автономно. Коллектив выживания существует постоянно, в течении многих поколений. Коллектив выживания – первичная ячейка, из которых состоит полноценный, жизнеспособный народ. Коллектив выживания может быть семейно-родовой общностью, территориальной или религиозной общиной. Коллектив выживания – основа бытования национальных и религиозных ценностей и устоев. При переходе общества к модерну коллективы выживания разрушаются. Их функции во многом берёт на себя государство. При постмодерне общество окончательно атомизируется. С наступлением неофеодализма коллективы выживания снова начинают играть в социуме ведущую роль.
Неофеодализм – устройство общества, которое идёт на смену постмодерну. Основано на коллективах выживания. Отличается бедностью, жестокостью, авторитарность, чётким различением «своих» и «чужих». Наука, культура и общество в целом перестают развиваться. Понижается социальная и другие роли государства.
Общество модерна – массовое общество, где исчезают (уничтожаются) коллективы выживания. На их место становится государство. При модерне бурно развивается культура, наука, экономика. Создаются национальные государства, и модерные нации. Широко распространяются единые для всего общества ценности и идеи. Отчасти противоположные традиционным, отчасти им родственные
Общество постмодерна – общество атомизированных индивидов. Возглавляется привелегерованными меньшинствами, враждебными большей части населения. Создаётся масса субкультур. Единые ценности и мораль исчезают. Начинается массовая деградация и развал общества. Происходит полное уничтожение наследия традиционного общества. Деградирует экономика, культура, наука и все сферы социальной жизни.
Осевое время – период, когда люди стремятся преодолеть и освоить Бездну, уничтожить двойственность мироздания. Примерно с первого тысячелетия до н.э по XX век. Бурно развиваются религия, наука, философия. Развивается общество в целом.
Осевые религии и идеологии – развитые мировые религии, яркие философские концепции, появившиеся в осевое время. Стремятся освоить всю вселенную, стереть различия между «своим» и «чужим». На их основе образуются обширные человеческие общности
Постосевой период – наступает в наше время. Восстановление представлений традиционных древнейших представлений о своём и чудом, об организации общества. Прекращение развития науки и культуры. Деградация основ цивилизованной жизни. Основой общества вновь становятся коллективы выживания.
Традиционное общество – общество, построенное на основе коллективов выживания. Отличается стойким и стабильным набором ценностей и идейных представлений. Такое общество стабильно. Зачастую резко социально стратифицировано и полиэтнично, не единообразно.
Этнос – прежде всего, способ организации и взаимодействия друг с другом различных коллективов выживания, объединённых общей этнической идентичностью, языком и культурой. С переменой способа взаимодействия таких коллективов выживания друг с другом фактически появляется новый этнос. Учение вырабатывалось как нечто среднее между национал-демократией и традиционным почвенничеством. С одной стороны – самоорганизация и отсутствие примата государства, с другой – почитание традиционализма и коллективизма.
[править]Книги С. Резниченко

Репортаж стонущей Атлантиды. Конец нашей цивилизации. М, 2013.
Русские коллективы выживания. В чём наше спасение? М. 2014.
Опыт скептического консерватизма или самопоедание цивилизации. М., 2014.
Северный Кавказ. Истоки и будущее. М, 2014.
Неофеодализм. М. 2015.
Русские и русскость. М. 2015.
[править]Статьи С. Резниченко

Социальный гнозис: краткое описание // АПН. 16 января 2014
Воспоминания о будущем // Свободная пресса. 23 июля 2013 года
Поствеликороссы. Третий русский народ // АПН. Май 2011.
Суть казачества // АПН. Февраль 2012.
Постмодерн как цивилизационный суицид // АПН. 1 апреля 2014.
Северо-кавказская цивилизация и судьба русских // Агентство политических новостей, 2 февраля, 2011
Последняя надежда. Царь на белом коне // Мировой кризис, хроники и комментарии, 20 ноября.
Что такое неофеодализм // АПН. 27 ноября 2013.
Неофеодализм: основные особенности проявления // АПН. 13 апреля 2012
Когда наступит неофеодализм // АПН. 19 апреля 2015.
Русскость и неофеодализм // АПН. 23 декабря 2015.
Пришествие крысочеловека // Топос. 13 апреля 2015.
Коллективы выживания: постановка вопроса // Русская община. 25 августа 2010.
Как создавать коллективы выживания? // Русское поле. 2014.
Коллективы выживания: вопросы и ответы // АПН. 29 сентября 2014.
Русские коллективы выживания: обзор ситуации // АПН. 21 января 2013.

Иллюстрированный словарь «Социогнозиса» Семёна Резниченко

Здесь собраны основные термины доктрины «Социогнозис» Семёна Резниченко.

Некоторые термины «Соцогнозиса» являются оригинальными, другие заимствованы Семёном Резниченко у других авторов с корректировкой значения (Л.Н. Гумилёв, К. Ясперс, Р. Бенедикт), третьи являются общераспространёнными.

Социогнозис. Иллюстрированный словарь Семёна Резниченко

 цветочки

                      Социогнозис

            Иллюстрированный словарь

 

 

 Здесь собраны основные термины доктрины «Социогнозис» Семёна Резниченко.

Некоторые термины «Соцогнозиса» являются оригинальными, другие заимствованы Семёном Резниченко у других авторов с корректировкой значения (Л.Н. Гумилёв, К. Ясперс, Р. Бенедикт), третьи являются общераспространёнными.

 

 

Фото www.goodfon.ru

«Византия» — территория при неофеодализме в постосевой период. На ней относительно хорошо сохраняются образ жизни и ментальность людей эпох модерна и постмодерна. Иногда сохраняются «старые» народы. Но для «Византии» так же характерно наличие коллективов выживания.

 

 

 

Павел Корин.  Северная баллада. 1943 г.

Фото hrono.ru

 Индивидуализм, авторитаризм, анархизм – триада качеств, характеризующие основную специфику русского менталитета. Характерны так же для менталитета украинцев, но проявляются по-другому.  

 

 

 Фото brl.mk.ru

Инфраструктура – основа современного общества, сочетания систем современного производства, безопасности, образования, медицины, транспорта. На ряду с коллективами выживания – основа сохранения человеческих популяций при неофеодализме. Отчуждение современных людей от защиты и развития инфраструктуры, надежды на некое её самосохранение – одна из самых серьёзных опасностей для современного человечества.  

 

 

 

Старообрядцы на молитве

Фото ria.ru

Конвиксия – устойчивый, давно существующий коллектив выживания. Его жизнь регулируется сложившимися обычаями и традициями, принципы поведения в нём отточены. Однако конвиксиям присуща некоторая рутинность, подавление индивидуального начала и новаций, что не всегда полезно.  

 

 

 

Казачья семья

Фото pravmir.ru

Коллективы выживания — минимальное объединение людей, способное существовать автономно. Коллектив выживания существует постоянно, в течении многих поколений. Коллектив выживания – первичная ячейка, из которых состоит полноценный, жизнеспособный народ. Коллектив выживания может быть семейно-родовой общностью, территориальной или религиозной общиной. Коллектив выживания – основа бытования национальных и религиозных ценностей и устоев. При переходе общества к модерну коллективы выживания разрушаются. Их функции во многом берёт на себя государство. При постмодерне общество окончательно атомизируется. С наступлением неофеодализма коллективы выживания снова начинают играть в социуме ведущую роль.

 

 

 Волонтеры ВЦ РГУТиС борются за чистоту!

Волонтёры на уборке мусора

Фото rguts.ru

Консорция – недавно созданный самоорганизующийся коллектив. Не имеет чётко установленных правил и принципов общежития, общепризнанный традиций. Цели и границы полномочий консорции часто размыты. Для них нередко характерны внутренние и внешние конфликты. Но их члены отличаются активностью и напором. 

 

 

 

 

Фото: www. topos. ru

Крысочеловек – предполагаемый человек будущего. Его основными качествами, вероятно будут гипертрофированные гибкость, приспособляемость, усреднённость способностей и качеств.

 

 

 

«Джоконда» Леонардо на Винчи

Культура достижения (чаще всего – высокий уровень эндоэлевтерности) и культура выживания (чаще – всего – высокий уровень экзоэлевтерности), экзо- и эндоэлевтерность  — одни из основных основ учения «Социогнозис» Семёна Резниченко. Её по ряду параметров близка концепция культуры вины и культуры стыда во многом обозначают границы между культурами модерна – постмодерна и традиционной культурой. Культура вины и культура достижения сформировались у этносов – носителей как результат длительного процесса и долгое время – в основном у у высших социальных слоёв. Культура вины, культура достижения, в значительной степени эндоэлевтерная культура ориентированы на максимальное выделение и развитие отдельных личностей, сфер культуры, отдельных целей, смыслов и принципов. Определённое время они крайне успешны и эффективны и превосходят все остальные.

Культура стыда, культура выживания, культуры с преимущественным развитием ставят своей целью как можно более длительное культурное и физическое воспроизводство этноса, необходимость максимально длительного сохранения целого.

Первые типы культуры постепенно на стадии позднего постмодерна приводят к распаду общества на нежизнеспособные фрагменты, которые эмансипируются от всего остального, но они не способны функционировать длительное время. Эффективно достигаются кратковременные цели, потом они становятся неактуальными.

Например, эффективное воспитание детей при постмодерне крайне маловероятно. Поскольку эффективное воспитание детей в целом держится на непротиворечивом личном примере старших, минимальном количестве  признанных жизненных моделей.

Типы культуры второго типа в случае неспособности ответить на новые вызовы в новых условиях, переформатируются, сохраняя прежние цели. Нередко не происходит даже существенной смены состава населения.

Тем более, что культура достижения (вины) держится на фундаменте культуры выживания (стыда). Она подразумевает наличие работающих самоорганизующихся коллективов с коллективными взглядами на мир. После их массового уничтожения культура достижения стремительно деградирует.

 

 

 

 

 

Эскимосское иглу

Фото filmlayf.ru

 

 

 

 

Фото www.gruzovik.ru

Неофеодализм – устройство общества, которое идёт на смену постмодерну. Основано на коллективах выживания. Отличается бедностью, жестокостью, авторитарность, чётким различением «своих» и «чужих». Наука, культура и общество в целом перестают развиваться. Понижается социальная и другие роли государства. Человек может опереться лишь на своих близних – коллектив выживания.  

 

 

 парк аттракционов Форд Фокус Старый завод компании в пригороде Детройта Хайленд  Парке на котором на заре века собирались легендарные автомобили получит новую жизнь Одна из американских ассоциаций выступила

Фото www.playing-field.ru

Общество модерна – массовое общество, где исчезают (уничтожаются) коллективы выживания. На их место становится государство. При модерне бурно развивается культура, наука, экономика. Создаются национальные государства, и модерные нации. Широко распространяются единые для всего общества ценности и идеи. Отчасти противоположные традиционным, отчасти им родственные. 

 

 

жертвы

Работа В. Сидура «Памятник жертвам насилья»

Фото m.mirtesen.ru

Общество постмодерна – общество атомизированных индивидов. Возглавляется привелегерованными меньшинствами, враждебными большей части населения. Создаётся масса субкультур. Единые ценности и мораль исчезают. Начинается массовая деградация и развал общества. Происходит полное уничтожение наследия традиционного общества. Деградирует экономика, культура, наука и все сферы социальной жизни.

 

 005 560x387 Антикризис: Как бизнесу пережить кризис?Фото www.kurer-sreda.ru

Осевое время – период, когда люди стремятся преодолеть и освоить, уничтожить чужое, стереть двойственность мироздания. Примерно с  первого тысячелетия до н.э по XX век. Бурно развиваются религия, наука, философия. Развивается общество в целом.  

 

 

 

Паломники в Ватикане

Фото rus.ruvr.ru

Осевые религии и идеологии – развитые мировые религии, яркие философские концепции, появившиеся в осевое время. Стремятся освоить всю вселенную, стереть различия между «своим» и «чужим». На их основе образуются обширные человеческие общности. 

 

 

человек

Фото www. pixabai.com

Поствеликороссы – вероятные потомки современных русских. Могут принадлежать к одному или нескольким этносам, религиозным конфессиям. Позиционировать либо не позиционировать свою связь современным русским народом. Вероятны изменения их ментальности в плане изживания индивидуализма, авторитаризма, анархизма, увеличения значимости для них коллективов выживания, стандартов, традиций. При этом возможно резкое ослабление творческого потенциала. 

 

 

 алтарь Мальверде

Алтарь в честь покровителя наркоторговцев Хесуса Мальверде (Мексика).

Фото http://bravedefender.ru

Постосевой период – наступает в наше время. Восстановление представлений традиционных древнейших представлений о своём и чужом, об организации общества. Прекращение развития науки и культуры. Деградация основ цивилизованной жизни. Основой общества вновь становятся коллективы выживания. 

 

 

Фото x-wallpapers.ru

Социогнозис – современное учение о циклическом развитие человечества. Оно описывает историю людей как периодичность развития и упадка, расширения и сужения. Социогнозис говорит о том, что будущий упадок обязательно заложен уже в самом развитии. Чем больше достижения, тем сильнее деградация. А трудности и страдания необходимы для поддержания уровня нравственности и эффективности социальных институтов. Основой нормально функционирующего общества социогнозис называет коллектив выживания. Основой полноценного этноса – соответствующую нуждам выживания систему взаимодействия коллективов выживания.

 

 

 Изображение 1082

Фото www.santaren.tio.by

Традиционное общество, общество – носитель культуры выживания – общество, построенное на основе коллективов выживания. Оно ориентировано на приспособление, а не на изменение. Отличается стойким и стабильным набором ценностей и идейных представлений. Такое общество стабильно. Хотя зачастую резко социально стратифицировано и полиэтнично, не единообразно. 

 

 

 Скачать обои Амстердам, набережная, велосипеды - Обои раздела Города и Страны

Велосипеды на улице в Амстердаме

Фото wallbox.ru

Экзоэлевтерная культура: преобладание обязательств, поведенческих ограничений, необходимость последовательного соблюдения различных принципов в отношении «чужих» и в «чужом» пространстве.  

 

 

 

Дж. Лонгворт. Черкесская гостиная, 1938 г.

Фото www.m.kavkaz-uzel.ru

Эндоэлевтерная культура – наибольший уровень обязательств и поведенческих ограничений, устойчивость нравственных принципов в среде «своей» группы людей. Экзо – и эндоэлевтерность чаще всего так или иначе сочетаются в рамках одной культуры.

 

 

Похороны Махатмы Ганди

Фото http://www.panarmenian.net

Этнос – прежде всего, способ организации и взаимодействия друг с другом различных коллективов выживания, объединённых общей этнической идентичностью, языком и культурой. В случае перемены способа взаимодействия таких коллективов выживания друг с другом фактически появляется новый этнос.