Где может возникнуть новая цивилизация?

Семён Резниченко.
Где может возникнуть новая цивилизация?
Я уже писал в работе «Репортаж с тонущей Атлантиды», в каких цивилизациях возникли авторские мировоззрения Осевого Времени. Это наличие достаточно высокого уровня развития общества, индивидуализации личности, ситуации расколотого целого, эсхатологический опыт.
Такова была ситуация и в Древней Греции, и в Индии, и в Иране, в государствах древних евреев, и в Китае.
Но кое-чего в Китае не было. И Китай противоположен основным осевым культурам. Интеллектуальная традиция большинства осевых культур долгое время была устной. Что, возможно, способствовало индивидуализации и местной специализации. Китай же был письменной цивилизацией, подобной неосевым Египту и Месопотамии.
В основных осевых культурах имелось и наследие исчезнувших цивилизаций, сопряженное с эсхатологическим опытом. До прихода ариев в Индии существовала Хараппская цивилизация, существовала развитая доарийская цивилизация и в горах Ирана и Средней Азии. На территории будущего Израиля сначала возникла досемитская городская цивилизация, потом ханаанейская, потом – собственно еврейская. В Греции существовал целый слоёный пирог доиндоевропейских и индоевропейских культур. Наличие исчезнувших цивилизаций-предшественников обеспечивал мощный заряд эсхатологической мысли. А так же интегрировать несходное культурное наследие в единое целое (ситуация «расколотого целого» в диахронном срезе). Но, главное, наличие развитых цивилизаций – предшественников наглядно демонстрировало тщетность человеческих усилий, способность традиций и уклада жизни уходить в небытье. Даже если оставались люди.
Всё это заставляло мыслителей осевых народов искать нечто действительно вечное, незыблемое, неподвластное любой порче.
Этого не было в древнейших, устойчивых и непрерывных египетской и месопотамской цивилизациях, основанных на письменном тексте. Подобным им был и Китай (эсхатология там связано преимущественно с природными катаклизмами). Зато в Китае была восточноазиатская восприимчивость к новому, способность его усваивать и творчески перерабатывать. Поэтому Китай и существует до сих пор. Так же, как и другие народы, породившие достижения Осевого времени. Которые зачастую очень сильно изменились и утратили былое величие. Но продолжают жить.
Потому, что в осевых культурах появились механизмы объединения не вполне своих людей. На основе универсальных нравственных принципов отношения к человеку своей культуры. Не обязательно члену рода или общины.
Что позволило создать единые и устойчивые этнокультурные общности. При частичном размывании границ отдельных коллективов выживания. Именно необходимость регулировать отношения представителей разных коллективов выживания и одиночек, гораздо более тесно взаимодействующих друг с другом, чем раньше, нередко приводил к усвоению осевых идеологий. Именно поэтому славянские и германские народы принимали христианство. Горожане и аристократы – гораздо охотнее, чем крестьяне. Именно поэтому для северокавказских народов ислам стал гораздо актуальнее после, по крайней мере частичного размывания «старых» коллективов выживания
***
Возможно ли возникновение новых осевых культур на развалинах нашей цивилизации? По прошествию эпохи неофеодализма?
Светские новоевропейские идеологии стали новым витком развития осевых идеологий. Провозгласившие сначала создания единых национальных государств, а затем единого глобального мира.
Но и одновременно их отрицанием. Обещание блаженства в ином мире, в конце времён, после полной трансформации личности объявлялось достижимым после простого реформирования общества. Именно это сближает новоевропейское общество с доосевыми цивилизациями.
Конечно, небывало мощная и самоуверенная западная цивилизация Нового Времени, с её культом собственной уникальности и всемогущества, огромными достижениями несомненно напоминает первые давно исчезнувшие очаги цивилизации. В которых так же наверняка существовали представления о собственной непохожести на предшественников и соседей, избранности, верном курсе на вечное процветание. Конечно, в отличии от новоевропейцев, в этих цивилизациях не было забвения границ «свой — чужой» и не было культа перемен.
Поэтому теоретически возможно появления осевых мыслителей и пророков. Которые будут искать действительно вечное, бессмертное и незыблемое учитывая опыт уже полузабытой нашей европейской цивилизации.
Только для возникновения новых осевых культур опять же понадобятся специфические условия. В наиболее примитивных, традиционных культурных ареалах осевые идеи не понадобятся. Там будет достаточно неофеодальных ценностей и установок.
В наиболее развитых, сохранивших европейское наследие ареалах так же вряд ли будут востребованы философы и пророки. Там будет достаточно сомилье, которые будут вовремя доставать с полки нужную наработку из мирового культурного наследия. И приспосабливать её к современным условиям. В каком-то смысле на этих территориях наступит фукуямовский конец истории. Но не в смысле вечности западного постмодерна. А в отсутствии необходимости генерировать новые масштабные идеи. Островки культур с наиболее сильным европейским наследием будут похожи на Древний Египет последних Рамессидов и I тысячелетия до н.э…
Новые осевые мыслители и осевые культуры могут появиться только в новых очагах культурного процветания. Которые стартовали из глубины неофеодального варварства. И унаследовали наши достижения в незначительном объёме. И, тем не менее, позднее стали стремительно развиваться.
Предсказывать, где это может произойти – занятие неблагодарное. Хотя, с точки зрения нашего времени, для этого наилучшим образом подходит Латинская Америка.
В которой имеется наслоение исчезнувших цивилизаций. Где не особенно сильны западные традиции, хотя и имеются в наличии. Где сложившаяся полузападная католическая культура переживает кризис. Куда не особенно стремятся неофеодальные мигранты. Которые в большом количестве могут законсервировать неофеодализм примитивного уровня. Хотя они тоже есть. И есть опыт синтеза разных культур. И где «современный» сегмент урбанистического образа жизни непременно рухнет с падением постмодернистского капитализма. Особенно – в странах с экспортной сырьевой экономикой. Но при этом есть самобытная традиция духовной жизни.
Так что через несколько сот лет на суровом андском плоскогорье или на берегу Амазонки может родиться новый Авраам или Заратуштра. Его идеи будут скорее духовного, чем научно-технического характера. Ведь наука и техника показали своё бессилие…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *