До стадии вырождения дотягивают лучшие

До стадии вырождения чаще всего дотягивают самые успешные сообщества…

Вырождение социальных и этических систем

Вырождение социальных и этических систем.

Типы организации общества, этические системы со временем доходят до абсурда. Эта судьба ждёт только лучшие системы, остальные гибнут раньше. Дошедшая до абсурда система либо  губит общество –носитель, либо заменяется на противоположную. Нередко противоположность — единственное достоинство системы. Но тем не менее…

Восточные славяне: основа менталитета

Восточные славяне: основа менталитета.

Русские —  индивидуализм, авторитаризм, анархизм.

Украинцы — индивидуализм, анархизм, авторитаризм.

Белорусы – индивидуализм, авторитаризм, текучая изменчивость.

Общие качества: высокий творческий потенциал, изменчивость.

У русских сильнее государственное начало, больше стабильности, у украинцев —самоорганизация, быстрее происходят изменения. Белорусы более пластичны.

Античность как зародыш потенциала европейских народов

Античность как зародыш потенциала европейских народов.

Античная Греция и Рим содержали в себе все начала, которые потом развивали совершенно разные европейские народы. Это и безудержный антропоцентризм, и рациональная философия, юриспруденция.

Культура процесса в русской этнической культуре

Культура процесса в русской этнической культуре

Развитая культура процесса присутствует в русской культуре наряду с эндоэлевтерностью. Поэтому русский человек стремится быть творцом постоянно изменяемого им неповторимого мира.

Уровень религиозности русских

Уровень религиозности русских.

Святых у нас больше, грешников – тоже. В среднем –  как у других народов, исповедующих православие.

Рождаемость и различия внутри человеческой популяции

Рождаемость и различия внутри человеческой популяции.

Генетика человека препятствует чрезмерной специализации человеческого рода, такой как у муравьёв и пчёл. Социальные функции человека, тем более сопряженные со способностью / неспособностью к размножению, не закладываются от рождения. Поэтому прекращение воспроизводства значительной части человеческой популяции часто ведёт к её внутренней унификации, полифункциональности, упрощению.

Последняя надежда прогресса (перспективы для гуманитариев)

Семён Резниченко.

Последняя надежда или идея научного монастыря.

(+ Перспективы гуманитариев)

В наше время наука достигла столь многого, что многие считают, что нужды в ней больше нет. Большинство из того, что приносит пользу и удовольствие, уже создано. Открыто, найдено, объяснено слишком многое. Борьба за новые фундаментальные прорывы требует всё больших капиталовложений с неясным результатом. Наиболее образованная часть человечества стала слишком конформистской, в интеллектуальной среде стало слишком мало мужской ярости, жажды независимости и самоутверждения, без которых наука невозможна. В этом не последнюю роль сыграли те же достижения науки и техники.

 

Таким образом, высокий уровень развития науки, перейдя определённый предел, делает науку гораздо менее востребованной.

 

Поэтому развивается тенденция замены серьёзных открытий внедрением и шлифовкой старых наработок. Прогресс готов остановиться и повернуть вспять.

 

У прогресса много негативных сторон, в том числе, и стремление к самоизживанию. Однако остановка развития и деградация интеллектуальной мысли опасны тем, что человечество может не ответить на очередные вызовы, как природные, так и вызванные антропогенными факторами.

 

Что же всё- таки может противопоставить наука падению спроса на неё среди основной массы человечества?

 

Прежде всего – фанатичную страсть некоторых учёных к своему предмету исследования. А также — уже наработанные достижения в сфере техники, которые помогают заменить множество людей и ресурсов, экономить средства.

 

Именно они могут сделать научные центры автономными и в значительной степени самодостаточными по отношению к обществу как таковому. Особенно, если в них удастся собрать людей, наиболее талантливые из которых будут равнодушны ко всему, кроме науки.

 

Современные компьютерные системы могут экономить массу энергии и усилий со стороны учёных, заменить значительную часть персонала исследовательских лабораторий. Они обеспечивают небывало лёгкий и быстрый доступ к информации и её обработку. Квантовые компьютеры обещают ещё более развить этот процесс.

 

Современные технологии 3D – печати, развитая робототехника, выращивание высокоурожайных съедобных растений в закрытых помещениях могут сделать комплексный научный центр независимым от поставщиков промышленных изделий и продовольствия. Он может сам производить большинство из необходимого для своего функционирования.

 

Сырьё и некоторые виды услуг, финансовые средства научный центр может получать в обмен на прикладные разработки от государства либо других заинтересованных организаций.

 

Однако смысл существования такого центра должна быть именно чистая наука, а не коммерческая прибыль! Ядром такого центра должны быть абсолютные фанатики науки, в целом равнодушные ко всему остальному в этом мире.

 

Основной целью деятельности такого центра должны быть реализация амбициозных фундаментальных исследовательских проектов. А всё остальное может выполнять лишь служебные функции. Ради достижения конечной цели учёный должен суметь отказаться от всего, включая официальный статус, уважение в обществе. Как в своё время это сделали основатели христианского монашества.

 

А чем же в рамках научного монастыря могут заниматься гуманитарии, надо сказать подробнее. Академически структурированные и обоснованные гуманитарные знания могут помочь формировать и поддерживать идентичности сравнительно крупных сообществ, состоящих из множества коллективов выживания и их сетей. За это участие в формировании идентичности сообщества должны будут оказывать научному монастырю и конкретно его гуманитарному сегменту различные ответные услуги. Например, выделение молодых людей для обучения гуманитарным специальностям.

Конечно, в таких сообществах гуманитарные знания будут усваиваться ограниченно, нередко вместе с  откровенными фантазиями. Целостное научное знание враждебно любому мировоззрению и идентичности. Поэтому гуманитарные науки во всей полноте становится фактически эзотерическим, сосредоточенным и транслируемым в небольших сообществах.

Но кому это нужно? Остались ли в нашем обществе достаточно талантливых и одновременно фанатичных учёных? Кто поддержит этих людей, кто будет вести ними дела?

 

Всё это очень сложные вопросы. Но без создания таких автономных от социума «научных монастырей» дальнейший научно-технический прогресс невозможен. Невозможно, например, освоение дальнего космоса.

 

Конечно, если подобные научные монастыри начнут действовать успешно, то очень скоро стремление к власти, наслаждениям и богатству перевесит преданность науке. Так у людей всегда бывает. Вопрос – насколько быстро. Но фанатики науки могут бежать в новые, дальние научные монастыри…

Возникнет и будет ли развиваться такое специфическое сообщество или не возникнет, продолжит своё развитие научно-технический прогресс – предсказать невозможно. Всё это во власти единичного и случайного, того самого, которое выбирает какой тенденции быть, а какой нет…

 

 

Причины исчезновения культур

Культуры часто исчезают сами по себе, это случается, когда небольшой коллектив либо один человек может делать то, что раньше делало множество.

 

Функциональность в обществе и её ограничения

Семён Резниченко.

http://www.apn.ru/index.php?newsid=36685

Функциональность в обществе и её ограничения.

Любой социальный институт или проект  имеет коэффициент полезного действия. Его эффективность не может быть выше определённого уровня, он требует затрат и усилий также не меньше определённого уровня. Какой либо институт или проект может приносить пользу лишь в ограниченной сфере социальной жизни. Также практический ни один институт или проект не может быть эффективным бесконечно долгое время.

Однако материальные вложения почти всегда недостаточны, а требования, предъявляемые обществом к институту или проекту, почти всегда завышенные. Институт, проект и  пр. нередко объявляется и воспринимается чем-то сверхценным, что позволяет привлечь  в него дополнительную энергию человеческих усилий без дополнительных материальных вложений.

В течении определённого промежутка времени дополнительные усилия засчёт сверхценности социального института либо проекта могут принести существенную пользу всему обществу. Однако со временем на жизнеспособности всего общества может негативно сказаться недостаток усилий и внимания в отношении других институтов или проектов. Также социальный  институт или проект может оказаться чрезмерно зависимым от приписанной ему сверхценности и не сможет существовать без привлечения дополнительных усилий, если даже в данный момент их нужно прилагать в иной сфере общественной жизни.

С подобными трудностями рано или поздно сталкивается практически любое человеческое  сообщество, поэтому вряд ли какое – либо из них может претендовать на бесконечное существование. Как не бывает вечных вещей, приборов, физических тел.

Однако из вещества, оставшегося из после исчезновения физических тел, возникают другие. Из исчезнувших человеческих сообществ традиционно возникали иные, более или менее преемственные по отношению к прежним.

Специфика полноценного традиционного общества (культуры выживания)  заключается в том, что в таком обществе действует принцип относительно рационального распределения средств и усилий между институтами и проектами в зависимости от их значимости для воспроизводства сообщества, действует механизм достаточно быстрого перенесения статуса сверхзначимости с одного социального института или проекта на другой, например, с празднеств и религиозных церемоний, постов, на сельскохозяйственные работы.

Такое общество не может обеспечить очень быстрый и грандиозный кратковременный результат в какой-либо сфере общественной жизни за короткое время. Однако общество культуры выживания способно к долговременному существованию, самовозрождению.

В рамках культуры достижения ( например, новоевропейской культуры) широко практикуется осознание какого-либо социального института или проекта как сверхценного на длительное время для значительной части общества, привлечение для реализации отдельного проекта максимума энергии, ресурсов и усилий. В роли сверхценного проекта может выступать интеллектуальное развитие, потребление материальных благ, принципы либерализма или религия. Тот же современный радикальный ислам  построен на совершенно новоевропейском принципе абсолютизации, причём всеми членами общества, одного компонента жизни человека – религии. Тогда как ранний ислам, при всём своём радикализме и воинственности, был готов мириться с очень и очень многим за пределами ислама как такового.

Принципы культуры достижения могут дать быстрый и грандиозный эффект, но построенное на них общество быстро изнашивается и теряет способность к воспроизводству. Какие-либо социальные проекты и институты слишком часто объявляются панацеей от всех бед, и применяются совершенно не по назначению, по принципу «будем забивать гвозди микроскопом и смотреть гвоздями». Например уровень счастья в обществе очень долго напрямую увязывался с уровнем материального благосостояния, хотя связь того и другого на практике оказалась не столь очевидной. Чрезмерные усилия, особенно на поздних этапах культуры достижения, оказываются совершенно бесплодными…

Однако и общества, основанные на принципах культуры выживания, существуют не бесконечно. Они часто гибнут из-за неспособности  общества сосредоточиться на решении небольшого количества крайне важных задач. Скорее, успешно воспроизводит себя принцип культуры выживания в сообществах, сменяющих друг друга после исчезновения предыдущих.

Поэтому надо иметь в виду, что общество может находиться в гармоничном, если не  идеальном состоянии. Когда усилия, материальные ресурсы и сверхусилия верно распределены между проектами и социальными институтами, деятельность этих проектов и институтов приносит пользу обществу как единому целому. Ярые фанатики и мыслящие рационалисты не слишком мешают друг другу и сообща приносят благо обществу.

Однако описанное выше –отнюдь не константа жизни общества! Наоборот, подобные состояния имеют место не слишком долго, пока окрепшие тенденции, институты и проекты, группы людей не начинают конфликтовать друг с другом.

Состояние относительной социальной гармонии нужно воспринимать  как некое окно возможностей, которое нужно использовать по возможности быстро и эффективно.