Американо-скандинавский культурный макроареал

Американо-скандинавский культурный макроареал.
Существует контекстуальное родство культур, охватывающее тихоокеанские культуры ( американские индейцы, китайцы, японцы, корейцы) тюркские, самодийские и финно-ургорские этносы, лапландцев. Для этих культур характерно особое внимание к безличному закону, то воплощающемуся в жестких структурах, то становящемуся аморфным и текучим. На западе для культур этого ареала в большей степени характерен индивидуализм, на востоке — коллективизм. Исключение составляет Япония, где в период сёгуната Токугава укрепились развились тенденции, закрепленные последующей европеизацией.

Разумный консерватизм

Разумный консерватизм.

В истории происходят непрерывные изменения. И когда кто-либо воспроизводит в совершенно новых условиях поведенческие алгоритмы прежних времён, то он подобен стремящемуся ходить сквозь стены и добывать воду из ножки табурета. Потому хорошие консерваторы апеллируют к прошлому, заботятся о сохранении исторической памяти. Ведь это нужно для сохранения существующего социума. Но делают нечто совершенно новое..

 

Народы банту

Народы банту.

Изначально культура земледельцев и скотоводов банту — продолжение культуры древних скотоводов Сахары. Только банту долго не сталкивались с новыми вызовами и возможностями, которые породили бы контакты с развитой городской цивилизацией, использование лошади. Их путь развития — ка если бы древние сахарцы (которых считают предками древнеегипетской и некоторых других культур) оказались на другой планете…

 

Монополизация интеллектуального капитала

Монополизация интеллектуального капитала.

Сейчас в мире наступает этап монополизации интеллектуального и символического капитала, и всего тесно с ним связанного:  отраслей науки и искусства, творческих концепций, значимых символов и пр..  Что будет сопровождаться резким уменьшением числа  занятых в этих сферах, их реорганизацией на основе малых эзотерических групп. В этих условиях некоторые отрасли и направления исчезнут, другие кардинально трансформируются.

 

Принципы тихоокеанских культур

Принципы тихоокеанских культур.
Для жителей Восточной Азии, доколумбовой Америки, США характерен некий общий набор культурных целей. Неповторимое отныне должно стать чётко фиксируемым и воспроизводимым сколько угодно раз. И поэтому подконтрольным. Реалити-шоу и системы видеонаблюдения, социальные сети, сбор личных данных людей самыми разными структурами, традиционная японская гравюра и комиксы, традиционная японская гравюра и комиксы, страсть к фотографии и увлечение трёхстишьями хайку – всё это звенья одной цепи.
В целом это оцифровка человека, входе которой он может стать полностью подконтрольным хозяевам баз данных.

Тихоокеанские принципы и русскость

Тихоокеанские принципы и русскость.

Человеческая жизнь в большинстве человеческих обществ всегда символически «переформатировалась». Культура по сути своей подразумевает сокрытие непрерывной текучей реальности внутри системы  символов и текстов. При этом знаково-символическая система чаще ограждает, чем душит неповторимое и индивидуальное.

Человек сохранял личную непознаваемость и потенциальную безграничность. И в этом заключалась его свобода и сходство с Богом. Познаваемость и ограниченность была лишь перед Его лицом, один на один.

Такие представления держались на чёткой структурированности пространства, как ментальной так и физической. Это выражалось в стыдливости, уважении к личному пространству, разграничении «сферы долга» и «сферы свободы». Подобные представления характерны как для большинства традиционных культур, так и для культуры модерна.

В русской традиции эта специфика человеческой культуры очень заметна. Здесь всегда были значимы важные символические точки пространства и сознания (вера, храм, Бог, классические произведения искусства и достижения науки, несколько значимых календарных дат). В этих точках сосредоточены основы единства русских во времени и пространстве, идентичность.

В отношении всего остального русских нередко обвиняли в беспамятстве и равнодушии к своим соотечественникам.

Но надо помнить, что традиционная русская жизнь есть невероятно утончённое искусство свободы, искусство неповторимого и индивидуального. Того, что живёт, может, несколько секунд, но равно Вечности. Несколько таких секунд из жизни русского значимы не менее, чем всё мироздание. Это может быть миг любви, счастья, светлой скорби и смертельной опасности, чувственного наслаждения, высочайшего напряжения сил и расслабленного отдыха. Для этого очень часто вообще нет и не может быть адекватных слов, даже в очень гибком и совершенном русском языке. Ведь речь идёт не просто о чувствах и действиях человека, а непосредственном восприятии Абсолюта.

Ради этого порой приносится в жертву всё остальное. Вот почему русскость, вся наша жизнь изменчива, неповторима и не похожа на саму себя, часто хаотична.

Но у каждого русского есть свой Русский Мир, безграничный и неисчерпаемый, принадлежащий лишь ему одному.

Всё это, конечно же, присуще не только русским, но и всем людям в принципе. Но в русском менталитете есть особый акцент на индивидуальное и изменчивое.

Русским свойственно непрерывно творить новые индивидуальные миры. Поэтому простому, часто не самому лучшему русскому человеку  изначально дана та свобода ежесекундного пересотворения мира, к которой тщетно стремились Ницше, величайшие мистики Востока и Запада. Но за это приходится жестоко расплачиваться, очень жестоко. Всё развитое и сильное имеет всегда обратную, чёрную сторону. Недостатки, как известно, эквивалентны нашим достоинствам…

Когда говорят о мистичности русскости, часто начинают говорить не о том. Но она есть! Очень многое в жизни обычного русского неописуемо, нефиксируемо, индивидуально и потому мистично. Также важна вера, чувство Бога, которые веками не дают распасться непрерывно меняющемуся целому. Не дают своей как раз своей чёткостью, ясностью, постоянством.

Не даёт распасться и альтруизм, альтруизм вне какого-либо мировоззрения. Истинно верующие, патриоты и альтруисты, о которых идет речь, всегда было сравнительно немного. Но их поступки были той жертвой, благодаря которой русскость непрерывно возрождалась, хотя могли погибнуть в любой момент. Русскость не принцип и не схема, а непрерывный, изысканный танец. Танец-импровизация  на острие меча…

Символы и тексты русской культуры давали единство без ограничения свободы. Они не уничтожали индивидуальное и неповторимое, но скрывали его от профанации. Которая могла  произойти от одного взгляда или слова. Русские исторически предпочитали мыслить, чувствовать и действовать, а не говорить и показывать.

В корне иными являются тихоокеанские принципы, характерные для жителей Восточной Азии, доколумбовой Америки, США. Неповторимое отныне должно стать чётко фиксируемым и воспроизводимым сколько угодно раз. И поэтому подконтрольным. Реалити-шоу и системы видеонаблюдения, социальные сети, сбор личных данных людей самыми разными структурами, традиционная японская гравюра и комиксы, традиционная японская гравюра и комиксы, страсть к фотографии и увлечение трёхстишьями хайку – всё это звенья одной цепи.

В целом это оцифровка человека, входе которой он может стать полностью подконтрольным хозяевам баз данных.

Готика, барокко и трансмутация

Европейские постройки эпохи готики и барокко отсылают нас к идее трансмутации — превращения вещества в нечто совсем иное. Например, камня в бесплотный дух или живые деревья.

Романские и древнерусские храмы

Романские и древнерусские храмы по своей социально- идеологической сути подобны античным. Они символизируют аскетичную самодостаточность независимых общин и феодальных владений, полноту присутствия макрокосма в микрокосма.

Японские заимствования

Очень многое из исконно японского кажется заимствованным. Только часто трудно сказать, откуда. Система японского соправительства сёгуна и императора напоминает подобные институты как у евразийских кочевников ( мадьяры, монголо-татары), так и у жителей некоторых островов Океании.

Царский курган под Керчью

Царский курган под Керчью.

Царский курган под Керчью – явное доказательство того, что в период развитой античности проводились весьма сложные исследования технологий прошлого. В данном случае – погребальных сооружений бронзового века, который был для античных греков легендарной героической эпохой, в чём-то — образом для подражания.

По заказу боспорского царя, строившего для себя этот курган, наверняка были весьма подробно изучен ряд богатых погребений бронзового века, как технологии их возведения, так смысловая нагрузка. Курган должен был стать неким мистическим лоном, которое бы обеспечивало всё новые и новые перевоплощения боспорского царя в его потомках. Расположение Царского кургана было также тесно привязано к солнечным циклам.

Фото tonkosti.ru

000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000 00000000