Переход к неофеодализму и аскетизм

Переход к неофеодализму и аскетизм.

При переходе к неофеодализму добровольный аскетизм может компенсировать шок от нарастания дискомфорта, потерь и собственных слабостей.

Что может помешать или помочь при переходе к неофеодализму

Что может помешать или помочь при переходе к неофеодализму.

Плотная вписанность в практики и социальные технологии позднего постмодерна при переходе к неофеодализму может повредить, спровоцировать психологический шок. Помочь может обладание технологиями и ресурсами, гибкость и умение осваивать новые практики, выносливость и неприхотливость.

Неофеодализм и предвидение

Неофеодализм и предвидение.

При переходе к неофеодализму надо уметь предвидеть, чтобы избегать трудностей. Именно для избегания чего-либо надо осваивать новые технологии. Предвидеть, чтобы достигать счастья и успеха бессмысленно. Лучше учиться наслаждаться любой мелочью здесь и сейчас.

Переход к неофеодализму и страдание

Переход к неофеодализму и страдание.

Страдание при переходе к неофеодализму может доставлять многое. Например, психологическая зависимость от дорогих, неэргономичных, практически бесполезных вещей и социальных практик. Неумение мириться с потерями, неумение адаптироваться к изменениям, отсутствие выносливости и способности переносить дискомфорт. А также  разбитые надежды и завышенные ожидания.

Полинезийцы как один прообразов неофеодального уклада

Полинезийцы как один прообразов неофеодального уклада.

Полинезийцы смогли организовать достаточно развитое общество при минимуме доступной площади и ресурсов. Они создали одну из самых развитых культур мореплавания, впечатляющие скульптуры и постройки острова Пасхи и Нан -Мадола( Восточная Микронезия), порой — сложную жреческую философию. Полинезийцы всегда стремились выйти за пределы, положенные им природой родного острова. Интеллектуальные построения и развитие транспорта оказались гораздо более продуктивными, чем монументальное строительство, потребовавшее чрезмерных затрат.

Неофеодализм: уровень технического развития

Некоторые люди утверждают, что при неофеодализме уровень технологий упадёт чуть ли не до каменного века. Но при таком их уровне большинство современных людей вообще не выживет. На территориях, где сохранится жизнеспособный тандем инженеров-техников и силовиков, может, наоборот, начаться бурное развитие ряда технологий. Например, позволяющих наладить производство всего необходимого на месте.

Приватизация насилия и необходимость индивидуальных средств выявления опасности

Один из крайне печальных признаков перехода к неофеодализму — приватизация насилия. Всё более малолюдные структуры и даже отдельные субъекты могут «позволить себе» в этом отношении всё больше и больше. В этой связи небесполезно разработка индивидуальных средств выявления опасности, таких как электронные средства быстрого обнаружения воздухе ядовитых веществ.

Как будут «строить неофеодализм»

Как будут «строить неофеодализм».

Вначале люди будут пытаться вернуть себе то, что им было дорого за последние 2 тысячи лет.  «То» включает в себя очень и очень многое, и люди чувствуют, что могут потерять «то». И в результате борьбы за возвращение «то» полностью или по большей части добьют.

Путь человечества: от универсализма к технопервобытности

Семён Резниченко.

Путь человечества: от универсализма к технопервобытности.

Новоевропейский интеллектуализм основан на глубоко христианском принципе: открыто нести знание по возможности всем. Многим оно  покажется ненужным, зато все достойные смогут познать истину. Нет тайного и эзотерического, всё открыто для всех, были силы и желание познавать. По схожему образцу транслировались новоевропейские идеологии, мировоззренческие системы. Такие представления основываются на восприятии людей как онтологически равных друг другу личностей. В полной мере в дохристианскую эпоху его не было, в античных полисах представления о равенстве также существовали, но были более ограниченными.

Универсализм, представление об онтологическом равенстве людей возникали в I тыс. до н.э – I тыс. н.э. и в других культурах.

Но в Европе представление об онтологическом равенстве людей к  началу Нового времени трансформировалось в представление о равнозначности разных сторон жизни, что ранее ограничивалось жесткой ценностной иерархией Средневековья. Признанные равноценными, все аспекты жизни и творчества европейцев стали стремительно развиваться. Как до этого нигде в мире. Этот процесс  мощно стимулировался и принципиальной открытостью знаний.

Но осознание онтологического равенства людей, открытость знания без  чёткой ценностной иерархии для общества и отдельной личности постепенно привели к тотальной дезинтеграции всего и вся. От общества и системы знаний до распада на независимые друг от друга функции и стремления отдельной человеческой личности. Не говоря уже о семье, горизонтальных связях между людьми. В таких условиях созидательные импульсы перестали получать поддержку извне и реализовываться, даже в рамках одной человеческой личности.

В условиях крайнего раздробления и ослабления всех функций общества непомерно усилилась экономическая функция. Это не случайно, потому что нужда в  средствах к существованию, стремление к комфорту являются наиболее общими для людей вне зависимости от их отчуждённости друг от друга по всем другим параметрам. Материальные потребности существуют и для человека, разные стороны личности которого отчуждены друг от друга.

Но  в таких условиях служение «экономической составляющей» отвлекает ресурсы от других, уже без того ослабленных жизненных функций как общества, так и отдельного человека. Одновременно эти функции, будучи ослабленными, не могут более поддерживать экономическую составляющую.

Поэтому мы наблюдаем снижения уровня культуры и науки, военного дела, уровня благосостояния большинства человечества, деградацию инфраструктуры. Всё это на фоне усиления центробежных тенденций в большинстве сфер жизни, на большинстве территорий земного шара.

Всё это грозит привести мышление и мировосприятие людей примерно к уровню раннего производящего хозяйства, от неолита до ранней – средней бронзы, если пользоваться временной шкалой, характерной для Евразии.

Современная техника может этому только способствовать, так как резко повышает жизнеспособность малых замкнутых групп людей. Такой уровень самодостаточности был совершенно недоступен представителям древних культур. Поэтому им пришлось постепенно создавать хорошо нам знакомые сложноструктурированные сообщества. Отсутствие техники восполнялось множеством людей, их организованностью и мотивированностью. А в мире хорошо отлаженных нейронных сетей группа людей может существовать, если даже конкретные люди никак не взаимодействуют друг с другом…

Малые сообщества будущего, имеющие соответствующую технику, смогут позволить себе иметь весьма простую социальную организацию, сохранять свою автономность, отказаться от экономики как таковой в современном её понимании.

Разветвлённую кооперацию, создание новой сложной культуры  всё же может породить нехватка у многих сообществ каких либо жизненно важных ресурсов при невозможности их искусственного синтеза. Причём разных ресурсов у разных сообществ. А также осознание многими авторитетными людьми выхода в открытый космос и поселения там.

Но будут ли действовать эти факторы на практике – никто предсказать не может.