Это не коллектив выживания

Это не коллектив выживания

  1. Коллектив, чем-либо полезный меньшинству членов.
  2. Коллектив, для которого важнее всего некие внешние цели, идущие в разрез с интересами выживания членов коллектива

Основная проблема современной самоорганизации

Основная проблема современной самоорганизации
В нашем обществе различные «нечиновники» слишком похожи на чиновников. Различные самоорганизаторы и «неформалы» имеют вполне государственный взгляд на людей. Это равнодушие к людям в сочетании с манипуляторством в интересах узкой группы или одного человека. Одновременно с безответственностью и надеждой получить помощь и ресурсы «из воздуха». Таково у нас большинство общества.

Реальный состав коллектива выживания.

Реальный состав коллектива выживания.

Иногда можно определить, кто составляет реальный коллектив выживания (или нечто к нему близкое или потенциальное)современного русского. Это те, кто приходит с ним на крестины ребёнка в церковь. Лишних туда стараются не брать. Это касается и не самых воцерковлённых семей.

Многодетная семья возродила деревню

ys-strategia.ru/load/sozidateli/mnogodetnaja_semja_vozrodila_derevnju/2-1-0-77

Ольга и Виталий Романцовы возродили небольшой поселок Михайловка Нижегородской области. Теперь в некогда умиравшей деревеньке вдвое увеличилось число жителей и идет строительство новых домов.

Владельцы фермерского подворья взяли под свою опеку 17 детей. К тому моменту в их семье было уже двое родных ребятишек. Но супруги решили, что каждый год будут усыновлять по несколько малышей.
— Мы жили, работали. Сережа был в 9-м классе, Наташа — в 8-м. Недалеко от нашего дома в поселке открылся реабилитационный центр «Пеликан». Сюда стали приезжать детишки из неблагополучных семей на время учебы, — рассказала Life News 45-летняя мать-героиня Ольга Романцова. — И Сережа познакомился там с Андрюшей — первым мальчиком, которого мы взяли. Сын попросил меня: «Мам, давай возьмем его на лето, мальчишка такой хороший, а там его все обижают». Мы брали его только на лето, а в итоге я оформила на него опеку. Когда мы договорились, чтобы он жил у нас, дочка сказала, что у нее тоже есть подружка из центра. И мы подумали — мальчишки вдвоем пойдут учиться, а девчонки дома будут. Почему бы и нет? Вот так у меня и стало четверо детей.

Позже у Ольги и Виталия родились еще двое детей. А вместе с семьей разрастался и открывшийся в поселке детский реабилитационный центр.

Через некоторое время социальное учреждение было заполнено полностью. 28 его маленьких жителей, которых бросили родители, очень ждали своего нового дома. Чета Романцовых оказалась одной из тех семей, которым небезразлична судьба брошенных детей.

— Я поняла, что это дело затягивает. Пожалеешь одного, второго становится жалко, на третьего уже и смотреть невозможно. Думаешь: ладно! Всем хватит места, — делится чувствами многодетная мама. — С утра по головке всех погладишь, вечером всех поцелуешь на ночь, днем спросишь: «Что у нас с настроением?» — и все довольны, все улыбаются.

— Дети подрастут. Родной сын останется в поселке или приемный — никакой разницы. Все они — мои родные! — поддерживает супругу 53-летний отец-герой Виталий Романцов. — Я часто говорю, что работать можно где угодно, а жить нужно здесь. Я взял восемь участков земли по гектару каждому ребенку. Кто из ребят захочет жить здесь — тому я дам участок. Пусть деревня наша возрождаться начнет. У нас уже подрастает новое поколение и началось строительство. Старшие ребята уже строят свои дома. Мы когда-нибудь умрем, а кто-то будет жить здесь…

Сейчас в семье Романцовых 21 ребенок. Самому старшему — 26 лет, младшему — всего восемь. Большая и дружная семья сыграла уже четыре свадьбы. У Ольги и Виталия уже пятеро внуков. На подходе еще несколько свадебных церемоний, а буквально через месяц семью ждет очередное пополнение.

— Мы переехали из Крыма, потому что выиграли тендер на фермерское хозяйство, — рассказывает о своей жизни Life News многодетная мать. — Было очень тяжело, здесь не было ни знакомых, ни родственников. Жили в вагончике, не было дорог и моста — все строили с нуля.

Сейчас население небольшого поселка возросло вдвое. Местные власти гордятся семьей Романцовых, а жители берут с них пример. Не так давно в Михайловке появилось еще несколько семей, которые последовали примеру многодетной семьи и взяли под опеку детишек из местного реабилитационного центра.

Этнический лоббизм у русских

Русские могут организовываться по этническому принципу и налаживать этнический лоббизм. Если национальная идентичность поддержана профессиональной социальной и территориальной.

Коллективы выживания: как избежать проблем

Семён Резниченко
Коллективы выживания: как избежать проблем.
Критики утверждают, что коллективы выживания справляются с социальной поддержкой людей, поддержанием общественного порядка гораздо хуже, чем развитое социальное государство.
В принципе, так оно и есть! Только вот наличие самых совершенных судов, паромного сообщения, и спасательных служб не приводит к критике умения плавать! Более того, она становится востребованным всё больше и больше. Техника всё чаще отказывает, особенно с неграмотными операторами и спасателей на водоёме не оказывается после оптимизации…
Тем более, что всем известные человеческие добродетели, такие, как храбрость, решительность, взаимовыручка, верность слову, способность к самопожертвованию при хорошей социальной и другой защите атрофируется. А в ходе атрофии исчезает и та самая социальная защита…
И без усилий коллективов выживания скоро будет невозможно существования очень многих школ, больниц дорог, мостов и пр..
Ещё один блок критики концепции коллективов выживания – коллективы выживания разрушают единство общества и способны порождать внутренние конфликты в обществе. Закрытость коллективов выживания могут способствовать созданию тоталитарных сект, мошенничеству и другим видам паразитирования одних людей над другими.
И эти возражения имеют под собой реальное подтверждение.
Довод о подрыве единства общества был бы неопровержимым, если бы не постепенный уход государства из многих сфер жизни, приватизация государственных функций, которые, как и в старые времена, начинают обслуживать немногих. Процесс этот общемировой, о нём и его неизбежности, например, открыто и прямо заявил король Голландии Виллем — Александр. Тем более, что объективно нарастает недостаток ресурсов: и природных, и интеллектуально- профессиональных. И элитные группы становятся гораздо более прижимистыми по отношению к неэлитным. Поэтому возвращение к коллективам выживания содержит в себе изрядных элемент вынужденности.
Говоря о криминализации коллективов выживания, нужно помнить фундаментальные отличия таких коллективов от групп единомышленников, бизнес – структур и пр..
Коллектив выживания в наше время должен состоять из действительно близких друг другу людей. Желательно — хорошо знакомых. Пусть их будет совсем немного, но они будут лояльно относиться друг к другу, друг — друга защищать и поддерживать. И среди них не будет мошенников и паразитов.
Такой коллектив выживания может объединять родственников, друзей, единомышленников. Или тех и других в разных пропорциях. Но главное – выше перечисленные качества. Не стоить гнаться за количеством членов, но за качеством отношений. Многое лучше получать не внутри коллектива, но у союзников за его пределами.
Именно поэтому нужны сети коллективов выживания! Такие сети могут объединять и единомышленников, и быть бизнес – структурами.
Маленький церковный приход может быть коллективом выживания. Многолюдный приход – сетью коллективов. Повседневно должны общаться и взаимодействовать те, кому хорошо друг с другом, кто поддерживает друг друга в повседневной жизни. Как целое такой приход выступает не всегда, но в определённых случаях…
Мне могут возразить, что в старину действовали коллективы выживания, построенные по «формальным» признакам: родственники, соседи, единоверцы и пр.. Но то были люди, имевшие огромнейший, многопоколенный, непрерывный опыт жизни в коллективах выживания, наработанные поведенческие шаблоны и пр.. Которые отсутствуют у современных людей. Пока отсутствуют …

Коллективы выживания и политические структуры

Коллективы выживания и политические структуры
Коллективы выживания и политические структуры различны по своей сути. Главная цель коллектива выживания – защита интересов его членов. Настоящая политическая структура должна иметь цели более значимые, чем интересы её членов.
Политические структуры должны поддерживать и защищать коллективы выживания. Те, в свою очередь, в обмен на помощь должны поддерживать политические структуры, иногда поступаясь ради них некоторыми своими интересами.
Смешение функций этих социальных весьма вредно. Если политическая структура становится коллективом выживания для небольшиз (ой) групп лиц, это приводит к коррупции и развалу структуры на отдельные элементы. А чрезмерная идеологизированность коллектива выживания, подчинённость его внешним целям может легко привести к его гибели.

Коллективы выживания: обобщение опыта

Коллективы выживания: обобщение опыта.
Коллектив выживания у современных русских должен быть небольшим и состоять из людей хорошо знакомых друг с другом и хорошо друг к другу относящихся. В случае раздувания большая часть коллектива может оказаться рабами руководства, как это бывает в тоталитарных сектах. Либо недобросовестные, тунеядцы будут сидеть на шее и высоконравственного руководства. Либо в коллективе начнутся расколы из-за амбиций стремящихся к лидерству.
Однако отдельные небольшие автономные коллективы должны учиться обмениваться услугами друг с другом, временно объединяться в некоторых ситуациях. В идеале нужен координационный центр, облегчающий внешнее взаимодействие коллективов. Однако сейчас нередко отдельному коллективу пока удобнее вести дела с крупными государственными, общественными, бизнес-структурами. У них есть свободные ресурсы и алгоритмы взаимодействия с малыми группами людей. Однако зоны социально ответственности и заинтересованности любых крупных структур сужаются и будут сужаться. И коллективы выживания неизбежно будет учиться взаимодействовать друг с другом.

КАЗАЧЬЯ ЭКОНОМИКА: ТРАДИЦИИ, СОВРЕМЕННОСТЬ И БУДУЩЕЕ

КАЗАЧЬЯ ЭКОНОМИКА: ТРАДИЦИИ, СОВРЕМЕННОСТЬ И БУДУЩЕЕ
Прим. ред. Цирк и развлекательные подворья — вещи сомнительные. Лучше уж сельское хозяйство и охранная деятельность.
Александр Якушев
Экономика казачьих обществ – что это такое? Какой может быть казачья экономика? Подобные вопросы задают себе казаки, атаманы, чиновники, некоторые представители научного сообщества и многие другие.
Мне, как атаману городской общины, приходиться сталкиваться с некоторыми подобными процессами, и я решил постараться сформулировать определение «казачьей экономики» и показать место современной казачьей общины в экономической системе Российской Федерации.
Какими бывают казачьи объединения?
Современные казачьи сообщества существуют в виде организации граждан в различные спортивные секции, фольклорные ансамбли, кружки и дискуссионные клубы. У некоторых казаков получается объединяться в частных охранных организациях, встречаются коммерческие организации кооперативы, фермерские хозяйства, ООО и ЗАО, фонды, ассоциации, ассамблеи, федерации, но чаще всего некоммерческие организации. И получается, что говорить о казачьей экономике надо в рамках третьего сектора.
Для выстраивания войсковой системы почему-то была выбрана юридическая форма НКО – «казачья организация» с фиксированным численным составом. Фонды, федерации, клубы, ансамбли не являются структурными подразделениями в вертикальной пирамиде войсковых казачьих обществ и, наверно, это правильно. Другой вопрос, насколько это эффективно в плане возрождения казачьего образа жизни и возврата войскового имущества (реституции). Имущество казачьих обществ, незаконно отобранное во время революции, безусловно может оказать огромною пользу в развитии экономической деятельности, но это только в том случае, если есть понимание в каком направлении развиваться.
Дореволюционное и современное казачье хозяйство
К примеру, Терское казачье войско зарабатывало на сдаче в аренду войсковых земель. На 1 января 1916 года их площадь составляла 1 964 409 десятин. Среди традиционных форм промысла и заработка были лов рыбы, шелководство, виноградарство, продажа минеральной воды, но самые большие доходы приносили нефтяные промыслы. В 1915 году доход от нефти составил 3 183 025 рублей. Безусловно, это выгодно, но необходимо учитывать и современные реалии, использовать все инновационные формы заработка некоммерческого сектора.
Современная наука делит организации и фирмы на виоленты, патиенты, эмприсанты и комутаннты – это крупные, средние, мелкие и научные организации. В принципе казачье общество может быть любым из перечисленных. Что касается сегмента рынка, того направления, в котором можно работать, то здесь можно выбрать как традиционные формы заработка, так и современные, лишь бы не было расхождения с законом и с уставными целями.
Традиционно казаки зарабатывали на воинской, кордонной службе, участвовали в военных компаниях. Современное законодательство очень сильно ограничивает казачьи организации в этом виде заработка. Частные военные компании в России не работают, частные охранные организации имеют право создавать только физические лица и с недавнего времени войсковые казачьи общества. Хуторские, станичные, городские уже в эту категорию не попадают.
С фермерством все понятно, на земледелии казаки зарабатывают там, где земля есть и у некоторых это неплохо получается. Но земля есть не у всех. Еще один из традиционных видов заработка это организация представлений мастерства верховой езды и владения оружием. Тому есть примеры, кубанские казаки создали даже свой цирк на территории Европы. Можно так же зарабатывать на проведении соревнований, различных концертов, форумов и конференций.
Как создать экономическую основу казачьего общества?
Казаки станицы Боргустанской Терского войска организовали в одном из частных домов подворье и зарабатывают на обрядовых представлениях для туристов, посещающих Кавказские Минеральные Воды. Издание художественной и исторической литературы тоже может приносить какой-то доход. Традиционный казачий промысел в виде кузни, швейной мастерской, изготовлении изделий из кожи, изготовление сувенирной продукции и многое другое тоже могут быть источниками дохода.
Во всех этих процессах самое главное – мудрость атамана. Чем больше видов деятельности получилось организовать, чем диверсифицированней заработок, тем стабильней жизнедеятельность казачьей общины и эффективнее казачье хозяйствование. Самое главное – никогда не падать духом и каждую неудачу расценивать как полученный опыт.

Александр Печников, атаман Ставропольского городского казачьего общества

Триллеры Татьяны Коган и коллективы выживания

Семён Резниченко.
Триллеры Татьяны Коган и коллективы выживания
Татьяна Коган – восходящая звезда российской биллетристики, работающая в жанре психологического триллера. В 2014 году издательство ЭКСМО запустило новую серию автора «Чужие игры». Первый роман серии «Только для посвященных» вышел в сентябре 2014. В ноябре вышло продолжение истории, роман «Мир, где все наоборот», в январе — «Человек без сердца», в апреле — «Амнезия души». Пятый, финальный роман серии называется «Отпусти своего демона». В перспективе Татьяна может потеснить на небосклоне популярной литературы многие известные, ставшие привычными имена. И дело не только в несомненном литературном мастерстве и занимательности сюжета. Романы Коган затрагивают на редкость по-настоящему актуальную тему – проблему коллективов выживания.
Исходная точка — человек одинок и никому не нужен. Человеку никто не хочет помогать, никто не хочет его защищать, решать его проблемы. С него только хотят получать. И он, бедненький, такой же, как и все. Никому ничего, всё себе. За нас что-то лучше или хуже действуют государственные службы, иногда – волонтёрские организации. И потому мы – абсолютные и добровольные «рабы системы».
Есть ещё низкая плотность социальных связей. Как писал Эрнест Хемингуэй : «Этот был моим другом по теннису, другой – по литературе». Одни вопросы мы решаем с другими людьми, другие – с другими. Отдыхаем с третьими, люби четвёртых. Восхищаемся, ещё кем-то, желательно далёким и чуждым. И всё это вне какого-либо человеческого объединения. Вернее, мы соприкасаемся сразу со многими группами людей, чаще всего непрочными и рыхлыми.
Единые народы с более или менее едиными устоями ушли в прошлое. Представители одного народа теперь далеки друг от друга, как жители разных планет. Или как «разные биологические виды, по высказыванию Шендеровича. Только Шендерович сильно упрощает структуру этих «биологических видов». Люди не делятся на «быдло и небыдло», всё гораздо более сложно, извилисто и нестабильно. Как уже было сказано, «биологические виды» аморфны и нестабильны. Люди могут переходить из одного «вида» в другой, сами виды постоянно гибнут, расщепляются, появляются новые.
Это те самые псевдовиды Эриксона, хорошо известные социальной психологии. Просто в наше время, особенно в развитых странах, их стало очень много и они стали малочисленными, непрочными и рыхлыми. Так же единство «старых», крупных псевдовидов очень подорвано. Но тоже приобрели рыхлость и текучесть.
Однако всё то всё мы неоднократно слышали и видели.
По крайней мере, в России очень многие борются за создание собственных социальных миров для себя и для своих. Хотя бы на уровне круга общения. Несколько реже эти группы привлекаются для решения конкретных жизненных проблем. Тогда они становятся коллективами выживания.
Иногда борьба за создание таких коллективов принимает не слишком приятные формы. Например, хамство церковных бабушек в отношении молодых людей, зашедших в церковь. К благочестию и канонам поведения всё это не имеет ни малейшего отношения. Просто бабушки хотят, чтоб никто, кроме их тесной кампании в храме не появлялся. А если хочет появляться, то должен получить разрешение и «пройти прописку».
Именно об успехах и трудностях, с которыми сталкиваются желающие создать свой коллектив выживания, пишет Татьяна Коган.
Романы писательницы удивительно точно показывают, насколько возможности людей, объединённых в коллектив выживания выше, чем у «обычного человека». Их силы словно удесятиряются, неразрешимые в одиночку проблемы становятся вполне решаемыми, у человека появляется уверенность в себе, чувство защищённости. Он словно возвышается над обществом, получает возможность делать то, что не одобряется формальными институтами.
Но появляются и серьёзные проблемы. Коллективы выживания в нашем обществе нелегитимны и нет устоявшихся представлений, какими они должны быть и что им делать. В других же, более традиционных обществах, даже о формально абсолютно незаконных структурах доподлинно известно, что они могут и должны, а что нет…
Наши же коллективы выживания практически все являются недавними и иногда случайными импровизациями. Поэтому нередко у них нет чётких представлений о целях, средствах и границах возможностей, последствиях своих действий. Где нужно думать о своих интересах и прихотях, а где – об интересах других, коллектива в целом.
Понимание всего этого может дать только долгая активная практика и выработка устойчивых принципов выживания в конкретных, стабильных, сложившихся условиях.
Нередко критики «Социогнозиса» и других воззрений, отстаивающих коллективы выживания и самоорганизацию, обвиняют коллективы выживания в криминализации, сектантстве, подрыве единства общества.
И в этом есть значительная доля правды. Однако другого выхода, кроме создания коллективов выживания, у современных людей нет. Государственные институты, корпорации и благотворительные фонды, рабами которых они являются, де факто обслуживают всё меньше людей. Так как без большинства из нас современное производство и инфраструктура вполне может обойтись. И чем дальше, тем больше людям придётся заботится самим о себе. И не всем окажется это по плечу. Особенно тем, кто не вписан в коллективы выживания.
Не подумайте, книги Татьяны Коган – не социологические трактаты, ни «Что делать» Чернышевского, ни «Воскресение» Толстого. В них нет нудного морализаторства и рассуждения об абстрактном. Зато есть закрученная интрига, криминал, секс, наркотики и рок-н-ролл. И преданная, по-настоящему крепкая любовь и дружба между людьми. …
Сложные и актуальные социально- философские истины сами приходят в голову читателю после прочтения сочных описаний жизненных коллизий. В плане описания реалий современных российских коллективов выживания с книгами Татьяны Коган может поспорить разве что «Кома» Эргали Гера.