О книге Семёна Резниченко «Опыт скептического консерватизма. Самопожирание цивилизации»

Семён Петров. О книге Семёна Резниченко «Опыт скептического консерватизма. Самопожирание цивилизации»

В последнее время растёт интерес к проблематике неофеодализма, коллективов выживания. И, по просьбе интересующихся, я кратко излагаю свою доктрину описания коллективов выживания и хода исторического процесса.

Большая часть этнических культур базировалась и базируется до сих пор на принципах культуры выживания, которая ставит своей целью физическое и культурное воспроизводство этноса. Любое общество культуры выживания основывается на коллективах выживания, минимальных, способных обеспечить (в идеале) автономное выживание своих членов. Речь идёт о семейно-родовых группах, территориальных общинах и пр. Коллективы выживания существуют из поколения в поколение и на практике объединяются в разветвлённые сети и образуют иерархии. Именно коллективы выживания выполняют основную нагрузку в физическом и культурном воспроизводстве этноса. Остальные структуры, в том числе и государство, выполняют по отношению к ним функции поддержки и координации действий в отдельных случаях. В целом эти функции – служебные, что бы там ни думали сами носители власти и представители различных элит.

В рамках культуры выживания этническая культура выступает как единая система, где всё подчинено потребностям физического и культурного воспроизводства. Каждый элемент культуры, каждый коллектив выживания, каждый человек имеют свое чётко обозначенное место и функцию, его развитие и возможности для изменения и совершенствования ограничены чётко установленной функцией в деле разных видов воспроизводства.

Этим принципам в корне противоречит западная культура, культура достижения.

В рамках европейской цивилизации происходит резкий взлёт культуры и уровня жизни, растёт значимость личности. Различные сферы культуры развиваются всё более самостоятельно от культурного целого. Эти процессы предшествуют модерну и соответствуют позднему Средневековью и эпохе Возрождения.

На следующем этапе размывается внутренняя структура европейского общества, уничтожаются сословные группы, падает значение коллективов выживания, происходит их размывание. Развивается вертикальная мобильность, принципы жизни элиты, основанные на индивидуализме, активно проникают в народную массу. Происходят революции. Бурно развивается наука и культура. Различные сферы общественной жизни окончательно получают самостоятельное значение от целого (экономика, культура, наука и пр.). Эмансипируется отдельная человеческая личность. Границы европейской цивилизации резко и стремительно расширяются. Это характерно для периода модерна. Соответственно это XVII – первая половина XX века.

Этот процесс основывается на разных разновидностях утопических идей ликвидации несовершенства земной жизни, освоения и, соответственно, также ликвидации любого пространства, маркированного как чужого. Каждый отдельный результат какой-либо деятельности осмысляется как самоценный независимо от полезности для выживания общества.

Следующий этап развития европейского общества характеризуется тотальной атомизацией. Европейцы лишены коллективов выживания и абсолютно зависимы от государства и его структур. В обществе господствуют немногочисленные организованные меньшинства, чаще всего – деструктивные. Самостоятельные сферы культуры и социальной жизни дряхлеют и вырождаются. Они «приносятся в жертву» экономической сфере, которая начинает деградировать. Разрушена не только внутренняя структура, но и внешняя граница европейского общества. Для громадного числа европейцев больше не существует «своего» и «чужого». Реальное производство заменяется различными видами делания денег из воздуха. Западные страны заселяются иноэтничными мигрантами. Социальные лифты и другие возможности для «среднего человека» резко сокращаются. В качестве идеологии используется либерализм, во многом уже не соответствующий реальным условиям общественной жизни. Любая социальная и идеологическая борьба превращается в видимость, симулякр, который поглощает самые разные сферы общества. Любая реальная деятельность заменяется имитацией и виртуальными аналогами, в том числе в значительной степени – деятельность органов государственной власти.

На смену обществу постмодерна идёт гораздо более бедное и консервативное общество, основанное, однако, на коллективах выживания и реальном промышленном и сельскохозяйственном производстве. Это будет общество неофеодализма, который синтезирует в себе различные аспекты культуры выживания и культуры достижения.

Чтобы сохраниться в этих условиях, русскому народу необходимо воссоздать систему коллективов выживания, связанных друг с другом в сети. Современным русским это не свойственно. Зато для русских характерна пластичность и способность менять свой образ жизни в зависимости от обстоятельств, что и внушает надежду.

Принципы организации в коллективы выживания могут помочь всем русским, желающим выжить самим и помочь выжить другим, своему народу независимо от мировоззрения и идеологических предпочтений.

К тому, чем нам постоянно приходится заниматься – обеспечением своих насущных жизненных интересов. Что поделаешь – чем дальше, тем труднее, потому что делается это за счёт других русских, но этот «ресурс» истощается и общество разваливается. Объективно скоро придётся отстаивать свои интересы (политические и очень простые – бытовые) и выживать совместно. Без насущной необходимости это делать не будут, но наличие такой «идеи» в своё время облегчит переход к практике.

Если у вас есть свои, надёжные люди, укрепляйте отношения с ними, объединяйте своих между собой и ищите другие группы людей, с которыми вы и ваши люди могли бы взаимодействовать.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *