Последняя надежда прогресса или идея научного монастыря

Семён Резниченко.

Последняя надежда прогресса или идея научного монастыря.

http://www.apn.ru/index.php?newsid=36594

В наше время наука достигла столь многого, что многие считают, что нужды в ней больше нет. Большинство из того, что приносит пользу и удовольствие, уже создано. Открыто, найдено, объяснено слишком многое. Борьба за новые фундаментальные прорывы требует всё больших капиталовложений с неясным результатом. Наиболее образованная часть человечества стала слишком конформистской, в интеллектуальной среде стало слишком мало мужской ярости, жажды независимости и самоутверждения, без которых наука невозможна. В этом не последнюю роль сыграли те же достижения науки и техники.

Таким образом, высокий уровень развития науки, перейдя определённый предел, делает науку гораздо менее востребованной.

Поэтому развивается тенденция замены серьёзных открытий внедрением и шлифовкой старых наработок. Прогресс готов остановиться и повернуть вспять.

У прогресса много негативных сторон, в том числе, и стремление к самоизживанию. Однако остановка развития и деградация интеллектуальной мысли опасны тем, что человечество может не ответить на очередные вызовы, как природные, так и вызванные антропогенными факторами.

Что же всё- таки может противопоставить наука падению спроса на неё среди основной массы человечества?

Прежде всего – фанатичную страсть некоторых учёных к своему предмету исследования. А также — уже наработанные достижения в сфере техники, которые помогают заменить множество людей и ресурсов, экономить средства.

Именно они могут сделать научные центры автономными и в значительной степени самодостаточными по отношению к обществу как таковому. Особенно, если в них удастся собрать людей, наиболее талантливые из которых будут равнодушны ко всему, кроме науки.

Современные компьютерные системы могут экономить массу энергии и усилий со стороны учёных, заменить значительную часть персонала исследовательских лабораторий. Они обеспечивают небывало лёгкий и быстрый доступ к информации и её обработку. Квантовые компьютеры обещают ещё более развить этот процесс.

Современные технологии 3D – печати, развитая робототехника, выращивание высокоурожайных съедобных растений в закрытых помещениях могут сделать комплексный научный центр независимым от поставщиков промышленных изделий и продовольствия. Он может сам производить большинство из необходимого для своего функционирования.

Сырьё и некоторые виды услуг, финансовые средства научный центр может получать в обмен на прикладные разработки от государства либо других заинтересованных организаций.

Однако смысл существования такого центра должна быть именно чистая наука, а не коммерческая прибыль! Ядром такого центра должны быть абсолютные фанатики науки, в целом равнодушные ко всему остальному в этом мире.

Основной целью деятельности такого центра должны быть реализация амбициозных фундаментальных исследовательских проектов. А всё остальное может выполнять лишь служебные функции. Ради достижения конечной цели учёный должен суметь отказаться от всего, включая официальный статус, уважение в обществе. Как в своё время это сделали основатели христианского монашества.

Кому это нужно? Осталось ли в нашем обществе достаточно талантливых и одновременно фанатичных учёных? Кто поддержит этих людей, кто будет вести с ними дела?

Всё это очень сложные вопросы. Но без создания таких автономных от социума «научных монастырей» дальнейший научно-технический прогресс невозможен. Невозможно, например, освоение дальнего космоса.

Конечно, если подобные научные монастыри начнут действовать успешно, то очень скоро стремление к власти, наслаждениям и богатству перевесит преданность науке. Так у людей всегда бывает. Вопрос – насколько быстро. Но фанатики науки могут бежать в новые, дальние научные монастыри…

Возникнет и будет ли развиваться такое специфическое сообщество или не возникнет, продолжит своё развитие научно-технический прогресс – предсказать невозможно. Всё это во власти единичного и случайного, того самого, которое выбирает какой тенденции быть, а какой нет…

 

Фанфик как основа неофеодальной литературы

Семён Резниченко.

Фанфик как основа неофеодальной литературы.

http://www.apn.ru/index.php?newsid=36568

Современные тенденции в литературе, да и в искусстве вообще показывают, что современные звёзды также быстро гаснут, как и загораются. Лучше всего держится, сохраняет востребованность и популярность классика, от античности до третьей четверти XX в.. Но в особенности – второй половины XIX– первой половины XXвв..

Быстро растёт и популярность фанфиков – литературных произведений по мотивам других литературных произведений. Фанфи́к—жаргонизм, обозначающий любительское сочинение по мотивам популярных оригинальныхлитературных произведений, произведений киноискусства (кинофильмов,телесериалов,аниме ит.п.), комиксов (в том числе—манги), а такжекомпьютерных игрит.(1).

Критерием качества для фанфика является максимально точно воспроизведения атмосферы изначального текста, его стилистических особенностей. Оригинальность и своеобразие здесь не котируются. Нужно красиво и правильно преподносить уже известное.

Фанфик на самом деле – очень почтенней и древний жанр, который во многом является реальной основой мировой литературы. Например, масса фанфиков из века век создавалась по эпическим сказаниям, таким, как «Илиада» или «Песнь о Роланде».

Неоригинальность и клишированность здесь во многом служила цели сохранения духовного единства общества, поддержанию идентичности больших групп людей. Которые очень часто не были связаны хозяйственно и политически. И тогдашние сверхсерьёзные фанфики играли большую роль в сохранении и трансляции этнического единства, которые сложно было сохранять «материальными средствами».

Процесс превращения оригинальной традиции в традицию фанфика в своё время пережила греческая литература во время превращения из античной в византийскую.

В византийской литературе даже сочинение на оригинальную тему или личное письмо должно было как можно больше походить на фанфик какого-либо значимого старинного текста. А всё потому, что в Византии классических античных текстов сохранилось больше всего, и знали их там лучше, чем на других территориях.

Давление полно сохранённой классической традиции привело к тому, что развитие визатийской литературы во многом свелось к оттачиванию формы красивого и талантливого фанфикинга. Что, разумеется, не сделало её продолжением античной литературы, поскольку фанфик во многом отличается от оригинального текста.

Другой оказалась литература западноевропейского Возрождения, в меньшей степени опиравшейся на сохранённую античную традицию и большей степени – на свой творческий потенциал.

Вот почему появление собственной яркой литературной традиции в большей степени возможно в достаточно развитых и обеспеченных неофеодальных сообществах, в которых, однако, культурное наследие современности будет сохраняться в ограниченном объёме. Но сохраняться (то же итальянское Возрождение было бы невозможно без собственных сохранённых фрагментов ушедшей культуры или византийского античного наследия).

Поэтому для нового серьёзного витка развития литературы, художественной культуры в целом, науки необходимо сочетание интеллектуального фундамента, сохранившегося с прошлых эпох, и наличие лакун, которые нуждаются в заполнении. А лакуны, нуждающиеся в заполнении, возникают, когда общество находится на подъёме и одновременно не обладает частью необходимых знаний и текстов. Их приходится добывать, создавать, зачастую – заново.

Если же общество уже обладает всем необходимым, то в нём нет потребности усваивать творческие и интеллектуальные новшества даже в случае ускорения развития. Архивариус находит нужную папку – и всё…

В другом случае в обществе многого не хватает, но нет и достаточных ресурсов для создания и внедрения инноваций, нет достаточного культурного багажа, оставшегося с прошлых эпох.

И в обоих отрицающих развитие случаях литература, по большому счёту, сводится к фанфикам.

1.Фанфик // https://ru.wikipedia.org (дата обращения – 20. 08. 2017).

 

От модерна к неофеодализму: отношение к своим

От модерна к неофеодализму: отношение к своим.

При модерне равнодушно-циничной политике государства смягчало отношение подчас чужих людей друг к другу как к своим. При постмодерне сформировалось  равнодушно –инструментальные отношения между формальными своими. От чего всё прежнее общество обречено на быстрое исчезновение. При неофеодализме новые коллективы и социальные связи между полноценно своими людьми будут формироваться во многом заново.

На чём держалась традиционная этика?

На чём держалась традиционная этика?

На чём держалась традиционная этика, отношения между людьми? На принципе «Куда мы денемся с подводной лодки!». В повседневной жизни люди могли получить помощь только от других людей, живущих вместе или рядом с ними. Также люди не обладали совершенной техникой Люди были ограниченны самой жизнью в возможности выбора и объективно зависели друг от друга.

Повторяемость и неповторимость в истории

Повторяемость и неповторимость в истории.

В истории человечества периодически повторяются периоды укрупнения обществ ( античность, Новое Время) и их дезинтеграция (феодализм, неофеодализм). Но в каждом историческом событии всегда есть то, что повторяется в течении всей истории (те же укрупнения и дезинтеграции) и то, что неповторимо (люди, события). Общество и культура в целом также неповторимы.

Русский Чжун Куй

Семён Резниченко.

Русский Чжун Куй.

Первоначальная публикация: http://rueuro.ru/item/50-russkij-chzhun-kuj

Глубинные пласты социальной психологии архаичны и мифологичны. И именно в условиях кризиса социального космоса эти пласты чаще всего актуализируются.

Основы нынешнего российского социума были во многом заложены Сталиным и при Сталине. Хотя не только им и не только при нём. Но Сталин среди всех этих отцов –основателей наиболее успешный, демоничный и сравнительно близкий по времени. И поэтому – известный. Закладка основ нынешнего связывается в сознании людей именно с ним. Хотя и формировался он, по большей части, позднее, при то же Брежневе. А многие архетипические моменты – глубоко в досоветском времени.

Но как основателя фундамента нынешнего российского общества разные люди воспринимают именно Сталина. Например, западные радикальные учёные –конструктивисты, которые считают, что русский народ вообще появился при Сталине. Или многие простые россияне.

Сейчас явственно ощущается угроза существования сложившегося миропорядка и одновременно стремление к его обновлению, перетворению. В таких ситуациях сознание людей нередко обращается к той фигуре, с которой ассоциируют начало этого миропорядка. Которая должна вновь вернуться, уничтожить существующий мир и пересоздать его вновь. Для немалого числа россиян фигурой, которая должны выполнить эти действия, является Сталин. Пусть такие представления и откровенно нерациональны…

Коснёмся более  конкретных причин популярности «вождя всех народов» в некоторых возрастных группах.  Соцопросы зафиксировали рост популярности Сталина среди молодёжи. Почему?

Сталин ассоциируется с социальной мобильностью, возможностью ранее никому не известному молодому человеку без родства и связей сделать стремительную карьеру. Как это нередко и случалось. Правда, нередко случалось, что такого успешного человека рано или поздно выводили на расстрел. Однако амбициозные молодые люди об этом думать не склонны.

Однако нужно иметь в виду, что большинство современных молодых людей совершенно не амбициозно. Гораздо больше успешной карьеры их прельщает спокойная, пусть и бедная,  жизнь в кругу близких людей. И эти люди в большей степени образуют тенденцию, тренд развития. ( Об этом, в частности, говорят опросы, проводимые «Сбербанком»). Часть этих молодых людей воспринимает Сталина как «управу» на тех, кто реально или потенциально может угрожать кругу их близких и им самим. Вообще, как тот, кому можно пожаловаться, если их «маленькой жизни» что-то может угрожать.

Симпатии  в отношении Сталина этих молодых людей гораздо дальше от действительности, чем тех, кто стремится к карьере. Поскольку возможности для изменения социального статуса  при Сталине было куда больше, чем для образования и сохранения стабильных малых групп (вспомним то же раскулачивание).

Поэтому в этом контексте симпатии к Сталину  во многом говорят об ощущении молодыми людьми слабости и непрочности «группы своих» да и их собственного положения в ней. А так же о слабой связи этой группы с другими такими группами, её лишенности внешних связей и внешней поддержки. ( В принципе, своей политикой Сталин вполне целенаправленно создавал подобную ситуацию).

Таким образом, в целом симпатии к Сталину объясняются страхом за существование нынешнего социального космоса, который нуждается одновременно в защите и обновлении. Молодыми людьми Сталин нередко воспринимается как сила, способная устранить препятствие и/или опасность в виде более сильных, статусных, «старорежимных» людей. Тех же мажоров и их родителей.

Чувство беззащитности и неуверенности, питающее культ Сталина, характерно не только для молодёжи, но и для других категорий населения. Культ Сталина имеет немало общего с системой брачных предпочтений девушек из неблагополучных районов, которые зафиксировали психологи. Такие девушки часто тянутся к подчёркнуто брутальным и агрессивным мужчинам, в которых подсознательно видят своих защитников.

А в китайской мифологии заметное место занимает Чжун Куй, самый сильный из демонов ада. Он почитается … как один из лучших защитников людей от других демонов, более мелких.

9 неофеодальных профессий, лидеры и ассистенты

Семён Резниченко.

Девять неофеодальных профессий, лидеры и ассистенты.

Социально-профессиональный состав общества при неофеодализме изменится коренным образом.

Основными профессиями станут программист, врач, инженер, воин, монтажника- наладчика, животновод / полевод, священник, архивариус и системный аналитик. Другие специальности вряд ли станут серьёзно востребованы. Причём последние три из основных специальностей будут достаточно редкими. Специальности могут и совмещаться: архивариус может быть и системным аналитиком, животновод /полевод – специалистом по переработке и хранению продукции. Либо такой специалист может обслуживать группу земледельцев.

Среди многочисленного «начальства» имеют шанс выжить, сохранить и повысить свой статус те, кто сможет наладить эффективное производства программного продукта, техники и продуктов питания. А также обеспечить безопасность этого производства, связанного с ним людей. У лидера может быть ассистент / ассистенты, которые могут в разных  вариациях выполнять обязанности священников / архивариусов, системных аналитиков. Среди ассистентов могут «угнездиться» и некоторая часть творческих развлекателей. Чем сильнее и богаче будет лидер, тем больше возможностей  у последних выжить.

В эгалитарных общинах возможности для выживания у людей, не занятых в производстве и обеспечении безопасности, будут гораздо меньше…

Большая часть элиты, не смогшая создать ил поставить под свой контроль необходимое производство, обеспечить безопасность, скорее всего, исчезнет. Очень туманны перспективы и тех, у людей с низкой квалификацией, тех, кто не владеет одной из указанных выше девяти профессий. Или не сумеет быстро освоить одну из них. Причём первые три освоить не так просто, а последние три явно  не будут испытывать «кадрового голода». Остаются воин, монтажник и крестьянин, в той или иной степени доступные для большего числа людей.

Невостребованными будут простые специальности, представителей которых легко заменят роботы.

Плохи шансы у большинства гуманитариев, экономистов — юристов – чиновников — развлекателей. И просто у людей со слабым здоровьем, чрезмерно социально- психологически привязанных к нынешним условиям жизни. Уцелеет мало невыносливых и негибких людей. Причём выносливость и гибкость важнее силы, ума и ярких достоинств.

Поэтому очень комичны попытки делить общество на «быдло» и «небыдло», «нормальных пацанов» и «ботанов». Есть люди, которые владеют специальностями и навыками, необходимыми для физического и духовного выживания общества. И те, кто ими не владеет. Есть выносливые, стойкие или просто толстокожие люди. И есть множество других…

Фото https://ru.dreamstime.com

1 си-уэт-ю-ей-и-оша-ей-в-тумане-и-и-тумане-63841480