Вооружение и военное дело при неофеодализме

Семён Резниченко.

Вооружение и военное дело при неофеодализме.

При переходе к неофеодализму военное дело претерпит коренные изменения. Из него исчезнет всё слишком дорогое и громоздкое. И получит развитие дешевое и эффективное. Не будет танковых, авиационных и военно-морских армад, стратегическое ядерное оружие станет более компактным и избирательным. Всё что останется, скоро порежут на вторсырьё. За исключением необходимого минимума, который сумеют обслуживать и использовать. Появятся транспортные средства и боевая техника на ручном управлении и беспилотники, заряжающиеся от дешевых альтернативных источников энергии.

Получат широкое распространение технологии обучения, подготовки и использования спецназа, возможности которого будут всячески расширять. Вплоть до различных видов использования ядерного оружия ограниченной мощности на«местном» уровне. Которое могут применять, если можно убить много врагов, не испортив необходимых ядерному агрессору ресурсов. Вообще роль военных профессионалов с развитием неофеодализма будет расти.

Получит распространение и подготовленный партизан-ополченец «югославского» типа. Вновь будут в цене физическая смелость, мужество, сила, ловкость, готовность к самопожертвованию. Это особенно касается раннего этапа становления неофеодализма. Одновременно ряд сложных и опасных специальностей, вроде лётчиков и подводников, будут замещаться гораздо более простыми и дешевыми связками «роботы – оператор». Массовое использование робототехники может сделать небольшие группы людей гораздо более самодостаточными в военном отношении.

При ведении боевых действий гораздо более важное значение, чем сейчас, будет уделяться сохранению собственных ресурсов, особенно – людских. Исход противостояния будут стремиться решить одним боем.

Нападение должно быть неожиданным, удар — максимально массированным и быстрым. (Поэтому не всегда неофеодалы смогут удержаться от применения ядерного оружия). Каждой атаке предшествует максимально полный сбор разведывательной информации из всех возможных источников (от наблюдения разведчика – нелегала либо агента под прикрытием до данных наблюдения из космоса). Все участники атаки контролируются командованием в режиме реального времени, осуществляется и обратная связь.

Атака происходит с помощью максимально мобильных, по большей части беспилотных артиллерийских, ракетных и торпедных систем, платформ оснащённых пулемётами и гранатомётами. Для всех этих систем очень важна маскировка, скорость передвижения, маневренность, максимальная проходимость, скорострельность, плотность и кучность огня. Атака на воде либо на суше практически всегда должна иметь огневую поддержку с воздуха, лучше всего атаковать из всех трёх сфер. Уже на начальном этапе тяжелое вооружение, беспилотники могут поддерживать снайперы с крупнокалиберными винтовками. На втором этапе в атаке на сильно пострадавшего противника либо при переходе к активной обороне могут быть задействованы бойцы люди с автоматическим оружием, ручными гранатомётами, огнемётами.

Возможно, будут использоваться «соловьи – разбойники», хорошо маскирующиеся роботы – «стелс», струдом обнаруживаемые системами наблюдения разведки и сапёров. Они будут оснащаться крайне скорострельным вооружением типа автоматических гранатомётов. Атаковать «соловей – разбойник» может с деревьев и горных склонов на короткой дистанции. Может содержать в себе мощный фугас, который будет детонировать при попытке уничтожить робота.

Оборонительный комплекс, состоящий из боевых и разведывательных беспилотников, систем слежения, может позволить сравнительно быстро и взять под контроль некую территорию, представляющую значительную важность. Можно будет не использовать много живой силы, не прибегать к сплошному минированию. Основой оборонительного комплекса является небольшой, хорошо защищённый и замаскированный периметр, где находится командный пункт, куда поступает и обрабатывается информация от беспилотников — разведчиков и систем слежения, откуда осуществляется управление различными боевыми и разведывательными системами. Периметр оснащён различными системами радиоэлектронного слежения, он прикрыт устройствами перехвата вражеской техники и выпущенных зарядов, радиоэлектронного подавления. В случае непосредственной угрозы могут быть подняты дополнительные ударные беспилотники, производиться атаки «соловьями разбойниками». Они и некоторые системы перехвата образуют внешний периметр вокруг внутреннего.

Оборонительный комплекс включает в себя достаточно далеко вынесенные воздушные, наземные и подводные системы скрытого наблюдения, передвижные и стационарные. Возможно использование устройство таких устройств орбитального или стратосферного базирования. Вокруг периметра рассредоточены замаскированные артиллеристские, ракетные, оснащённые пулемётами и гранатомётами беспилотные системы, как передвижные, так и стационарные. Действуют беспилотники, позволяющие и доставлять боекомплект, и производить дистанционную починку повреждений (трансляция в режиме реального времени). Оборонительные беспилотники более массивны: они имеют более значительный боекомплект, дальний радиус поражения, более серьёзную активную и пассивную защиту.

Во главе оборонительного комплекса стоит общее командование с мощных вычислительным центром, которому подчиняется центр обработки разведывательной информации о внешнем мире и центр контроля за работой технических систем и устройств. Боевой спецназ может вести разведку и бой при минимальной поддержке техники. Технический спецназ может осуществлять управление беспилотниками в ручном режиме, отключать и вновь подключать их, ремонтировать и перезаряжать боекомплект, системы электропитания как дистанционно, так и «на месте». (Такой спецназ будет более дробно делиться «по видам техники»). Умение профессионально действовать при минимальной поддержке роботов либо без неё будет очень цениться!

Как при нападении, так и при обороне могут эффективно применяться «старые добрые» миномёты – лёгкие в транспортировке и эффективные артиллерийские орудия. Особенно когда их можно быстро передвигать с места на место на различных платформах, максимально быстро и точно наводить на цель. Роль миномётов и людей может резко возрастать при затягивании конфликта, потере многих беспилотников. Эффективность и простота миномёта, его «фаллический» внешний вид могут сделать его в ряде сообществ объектом религиозного культа.

Скажем кое-что о стрелковом оружии. Широко при неофеодализме могут применяться пистолеты-пулемёты, которые легко изготавливаются на полностью автоматизированных линиях. Их могут использовать для «защиты своего дома», нападения либо обороны в городских условиях, во «второй линии» атаки после прорыва боевых порядков противника ударными беспилотниками.

Штурмовые винтовки хороши в руках подготовленных бойцов, особенно для обороны или засады на сравнительно открытой местности, «за городом».

Крупнокалиберная снайперская винтовка хороша для контроля за ближайшей местностью вокруг стрелка, т.е., для самостоятельной снайперской засады, поддержки атаки либо обороны.

Что касается средств транспортировки, то для переброски компактных, но мощных боевых групп пригодятся большие экранопланы. Огромные грузовые летательные аппараты, разработанные советским конструктором Роберто Бартини, тем более вертикального взлёта могут оказаться очень востребованными при неофеодализме. Так как может быть востребована переброска тяжелых грузов без применения наземных коммуникаций между изолированными центрами проживания людей. Подобная техника может быть востребована наиболее крупными неофеодалами.С такими аппаратами они смогут отказаться от поддержания многих путей сообщения. Относительно крупные неофеодалы также будут пользоваться небольшими, но мощными ракетами многоразового использования. И их помощью можно будет запускать стратосферные и орбитальные устройства для контроля над обширными территориями. Также для перевозки грузов и групп людей будут использоваться беспилотные и пилотируемые квадрокоптеры различной грузоподъёмности.

Пистолет – пулемёт и беспилотник слежения смогут позволить себе относительно многие. Другое дело – сложные и дорогие многокомпонентные комплексы обороны и нападения с опытными высокопрофессиональными расчётами, экранопланы и многоразовые ракеты. Со средствами их производства, технической поддержки и транспортировки. Вот этим будут располагать сравнительно немногие индивидуальные и коллективные неофеодалы – «шателены» — владельцы хорошо защищённых укрепрайонов с надёжно защищённым периметром, производственными мощностями, стартовыми площадками и пр..

Значимость таких «шателенов» либо менее вооруженных общин и «хуторян» будет зависеть от наличия в данной местности важного сырья, водных ресурсов, плотности населения. Чем больше «всего этого», тем важнее «шателены».

Конечно, этот текстпохож на поздние трактаты по ниндзюцу эпохи Токугава, когда не имеющие боевого опыта историки – фантасты «изобретали», например, устройства для пешего хождения по воде из дощечек… На деле перед командирами будут стоять более приземлённые цели – вести разведку, атаковать и обороняться, используя то и тех, кто есть под рукой. Например, то вооружение, для которого есть нормальный запас боекомплекта, возможности его возобновления. Это то, что больше всего поставляет на склады и рынок вооружений современный мировой ВПК. К тому придётся учитывать возможности и навыки бойцов. Особенно всё это будет значимо при раннем неофеодализме. Описанные же выше научнофантастические красоты могут возникнуть при многоступенчатом естественном отборе среди групп неофеодального населения.

Идеология – ничто, важны потребности

Идеология – ничто, важны потребности.

Иногда приходят времена, когда людям многого не хватает, многое не сделано. Но есть люди, которые готовы много и долго работать и сражаться. Они воспринимают отсутствие как возможность для наполнения. И всё это время терпеть друг друга. Вот тогда появляются популярные и эффективные идеологии, великие города, храмы, империи и многое другое.

Но потом приходят времена, когда уже очень многое сделано, а творцы и герои покончили друг с другом. Тогда любая идеология и мировоззрение является прикрытием для растаскивания накопленного. Обычно тогда любая идеология – прикрытие для воров и сластолюбцев, либо смысл жизни для гораздо меньшего количества безумных сектантов. Тогда идеологии уже никого не объединяют, но лишь разъединяют. Даже те, которые сравнительно недавно поднимали миллионы на великие деяния.

Поэтому конкретное содержание идеологии значит не много. Действительно важна потребность в борьбе и созидательной деятельности. А также люди, которым всё это жизненно необходимо, и у которых есть достаточно силы и навыков.