Беседы и суждения. Вып. 40. Китай.

Семён Резниченко.

Беседы и суждения. Вып. 40.

Китай.

Принципы тихоокеанских культур.
Для жителей Восточной Азии, доколумбовой Америки, США характерен некий общий набор культурных целей. Неповторимое отныне должно стать чётко фиксируемым и воспроизводимым сколько угодно раз. И поэтому подконтрольным. Реалити-шоу и системы видеонаблюдения, социальные сети, сбор личных данных людей самыми разными структурами, традиционная японская гравюра и комиксы, традиционная японская гравюра и комиксы, страсть к фотографии и увлечение трёхстишьями хайку – всё это звенья одной цепи.
В целом это оцифровка человека, входе которой он может стать полностью подконтрольным хозяевам баз данных.

 

 

Древнекитайская культура и изменчивость

Древнекитайская культура и изменчивость. Древнекитайская культура одна из первых осмыслила изменчивость. И дело не только в «Книге перемен». Древнекитайская учёность должна было сравнительно быстро и эффективно компенсировать относительный недостаток опыта или способностей.

 

Древний Китай и дилетантизм

Подробная разработанность различных концепций и стратегем, которых нередко слепо заучивали, в древнем Китае было обусловлено наличием вертикальной мобильности а также множеством дилетантов. Последних особенно много было в армии, так как профессиональных военных боялись.

 

Конфуций

Наиболее эффктивный из светских философов древности – это Конфуций, создатель первой и самой эффективной консервативной традиции, заложившей основу стабильности китайской цивилизации.

 

Китай после Чингисхана

Воздействие кочевников породило восточный вариант исторической эволюции. Когда период бурно развития более короток и менее интенсивен. Отбор перспективных достижений и «ужатие» цивилизации происходит в рамках одной и той же культурной парадигмы. Без разрыва преемственности. Таким образом развивались китайская и исламская цивилизации. Такое «ужатие» этих цивилизаций произошла после и под влиянием монголо-татарского нашествия. Надстройка «цивилизованного» уклада не опиралась, в отличии от Европы, на «сверхсильную» надстроечно-государственную машину. И оказалась относительно легко деформируемой на «верхнем» уровне. И подлежащей переформатированию, ограничению креативного потенциала.

Нашествия кочевников не породили ничего нового. Однако они резко ослабили «верхний» уровень культуры. Культуры индивидуалистов. И одновременно актуализировали традиционные, консервативные тенденции. Например, в Средней Азии переход кочевых общин к земледелию способствовал укреплению общинного начала.

В этих цивилизациях не было полноценного постмодерна. Этап быстрого роста и развития достаточно быстро переходил в неотрадиционный уклад. Всё неспособное к биологическому и социальному воспроизводству сразу уничтожалось. А не искусственно поддерживалось, как это было в рамках европейской цивилизации.

Несмотря на древность китайской цивилизации, современный вариант китайской культуры начал формироваться только после походов Чингисхана.

 

Старинная китайская архитектура

Старинная китайская архитектура символизирует собой чёткую и непротиворечивую модель мироздания, воплощение макрокосма в микрокосме.

О Ли Куан Ю.

Экономический успех вряд ли стоит развала неформальных отношений в обществе, нравственной деградации.

Современная ситуация

1 марта 2018 года в Китае был введён запрет на продажу Библии через интернет-магазины. А продажа Книги книг в обычных магазинах запрещена уже давно.

Христианство распространяется в Китае очень активно. Ведь оно помогает китайцам образовывать коллективы, заменяющие традиционные родственные группы. Особенно это важно для тех, кто переехал в другие регионы в поисках работы. Исповедание христианства для очень многих китайцев – не дань моде, а возможность сохранить себя как человека, а не просто рабочую функцию, служащую чужим целям.

Поэтому христианство для китайцев – во многом ответ на вызов цифровой революции, обесценивание человеческого разума и усилий, личности как таковой. Что, помимо прочего, выражается во всё более усиливающемся тотальном контроле в китайском обществе. Поэтому немало китайцев – прихожане незарегистрированных, фактически подпольных христианских церквей.

Новейшая техника как никогда приблизила к реальности традиционную дальневосточную утопию об обществе, непосредственно управляемом «сверху» в режиме реального времени. Взять ту же систему внеправового контроля над населением Китая в виде так называемых «социальных баллов». В соответствии с нею какой-либо «не такой» китаец может быть ограничен в гражданских правах без решения суда на основании данных электронных систем слежения, жалоб людей, которые по какой-то причине им недовольны.

Вероятно, китайская элита хочет «съехать» с традиционного циклизма, когда после ряда успехов резко усиливается расслоение и увеличивается разнообразие общества, вплоть до гражданских войн и развала страны. Партийные функционеры и предприниматели хотят перейти к устойчивому развитию в течении «десяти тысяч лет» и поэтому хочет оставить только себя, силовиков, техников и обслугу. А остальных —  куда-нибудь…

Рост китайского хайтека легко может стать для рядовых китайцев тем, чем стало огораживание для английских крестьян. Т.е., потерей средств к существованию, гибелью или изгнанием. Даже неприхотливые китайские рабочие всё же едят и одеваются. В отличии от роботов. Нельзя забывать, что с китайскими рабочими будут конкурировать не только отечественные роботы, но и зарубежные. Например, американские.

Вероятно, рассматриваются варианты выводы значительного количества населения Китая за рубеж. Например, в активно осваеваемую китайским бизнесом Африку. И к российским самым разным территориям присматриваются. Одновременно растёт  военный бюджет Китая. Хотя, конечно, вариант с мирной демографической экспансией для руководства Поднебесной гораздо предпочтительней, как менее рискованный.

Но есть масса желающих её помещать, например США…

Поэтому в случае провала внешней экспансии – борьба на выживание элиты с самыми разными силами вроде крестьян бедных западных провинций, южнокитайских сельских мафиозо и городских либералов-гуманитариев, сектантов и наиболее радикальными христиан, мусульман китайского Туркестана, монголов обеих Монголий, тибетцев.

Здесь уместно вспомнить восстание ихэтуаней (более известное как Боксёрское восстание)  1899 – 1902 гг. Тогда дешевые промышленные товары разорили ремесленников, а железные дороги – многочисленных традиционных  перевозчиков и их обслуживающий персонал. Всё это вылилось в ярко выраженное антизападное восстание, подавленное иностранными интервентами.

Новое Боксёрское восстание будет направленно, прежде всего, против отечественной элиты и робототехники. Иностранцы, пусть и далеко не все, будут его скорее поддерживать. Христиане, в отличии от рубежа XIX– XX вв., могут стать, наряду с мусульманами и сектантами, одной из движущих сил восстания. Предположительно, Боксёрское восстание может начаться в первой половине 2020-х гг…