Семён Резниченко. Репортаж с тонущей Атлантиды. Конец нашей цивилизации. М., 2014

Семён Резниченко. Репортаж с тонущей Атлантиды. Конец нашей цивилизации. М., 2014.

Наше время – переломная эпоха. Многие люди чувствуют себя повисшими над бездной. Незнающими, откуда они пришли и куда идут. Едва ли когда либо раньше человек чувствовал себя столь несостоятельным, дезориентированным, лишенным будущего. Ему не на что опереться.

Человек продемонстрировал сам себе всю глубину своего ничтожества. Способность обращать величайшие, добытые потом и кровью победы в поражения. Способность уничтожить и предать казалось бы вечное и незыблемое. Человек сам удивляется своей способности деградировать и обращать себе во вред казалось бы самое лучшее.

И такая эпоха особенно требует знания. И мы предпринимаем попытку хотя бы только прикоснуться к нему.

Я не праведник и мудрец, парящий над современной жизнью. Недостатки и пороки, описанные в этой книге – это мои недостатки и пороки. И я пишу о них с полным «знанием дела».

Я не стал утомлять себя и читателей детальным обоснованием своих идей. Тем более, это бессмысленно. Кому эти идеи понравятся, сам найдёт для них тысячи обоснований. А если не понравятся – никакие обоснования не помогут.

Резниченко С. Опыт скептического консерватизма или самопоедание цивилизации. М., 2014

Резниченко С. Опыт скептического консерватизма или самопоедание цивилизации. М., 2014

Эта книга о том, как появился нынешний уклад жизни и куда он нас завёл. И ещё заведёт в недалёком будущем. 


О том, что за изменения в жизненном укладе надо платить и переплачивать. Об избитой истине, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке. И о стремительном беге на месте, которым является наша история.
А так же о том, что людям действительно надо делать, чтобы физически выжить, продолжить свой род и сохранить идентичность.
В книге на многие вопросы даны ответы с точки зрения антропологии. А не мифологии, как это обычно принято.
Автор книги обращается к русским людям, придерживающихся самых разных взглядов на жизнь и относящихся к самым разным социальным слоям. 

С.М. Сергеев. Резниченко С. Русские и русскость. М., 2015. Вместо отзыва

С.М. Сергеев   

Резниченко С. Русские и русскость. М., 2015. Вместо отзыва.

Книга С. Резниченко интересна, во-первых, яркой и нестандартной постановкой важнейших вопросов русской истории и современности. Простое перечисление тех проблем, которые затрагивает автор, займёт страницу, а то и две. Но это многотемье не создаёт впечатления хаоса, мысль автора связывает все сюжеты его книги воедино, она не разваливается на куски, всегда сохраняя цельность. Вторым важным достоинством книги является то, что её автор пытается решить все эти проблемы по своему, он всегда думает о них своей головой, а не довольствуется уже готовыми ответами. Можно соглашаться или не соглашаться с теми или иными выводами С. Резниченко, но они, как правило, далеки от общепринятых банальностей и провоцируют работу мысли. Книга по жанру, на мой взгляд, не относится к академической исторической науке, хотя автор профессиональный историк, и это хорошо чувствуется по его свободному владению материалом. Скорее это историческая эссеистика. Понятно, что если бы С. Резниченко работал в традиционном научном дискурсе, ему пришлось бы написать несколько томов вместо одной небольшой книжки. С одной стороны, для отмеченной выше синтетичности текста, обнимающего самые различные темы, и провокативности мысли эссеистическая форма оптимальна. С другой, для более углублённого разговора о той или иной проблеме отдельно – она явно недостаточна. Многие важнейшие тезисы автора (например, о неизбежности неофеодализма) без широкой доказательной базы повисают в воздухе – в них можно верить или не верить, но спорить с ними трудно именно из-за недостаточного количества подтверждающих аргументов. Так же слишком пунктирно прописана социально-историческая и социально-политическая генеалогия большинства рассматриваемых в книге особенностей русского социума и сознания. Мне, как историку, всего это не хватает, хотя со многими утверждениями С. Резниченко я «интуитивно» согласен. Но ещё раз повторяю, важнейшие, «проклятые» русские вопросы поставлены в книге остро и интересно, и потому ознакомиться с ней будет полезно всякому всерьёз о них размышляющему человеку.

 

 

Русский дзен

Русский дзен

Учитель формально обучает ученика чему-либо, на деле стремясь добиться от него совсем другого. Ученик стремиться к чему-то третьему, на практике делая четвёртое.

Поэтому долговременная реализация программ и планов среди русских, даже если проводится вроде бы честно и от души, часто приводит к совершенно неожиданным результатам. Не всегда плохим, но совершенно иным по отношении к первым трём целям.

Словарь Социогнозиса дополненный

http://www.golos-epohi.ru/?ELEMENT_ID=14484

Социогнозис. Словарь Семёна Резниченко

«Византия» — территория при неофеодализме в постосевой период. На ней относительно хорошо сохраняются образ жизни и ментальность людей эпох модерна и постмодерна. Иногда сохраняются «старые» народы. Но для «Византии» так же характерно наличие коллективов выживания.

Индивидуализм, авторитаризм, анархизм – триада качеств, характеризующие основную специфику русского менталитета. Характерны так же для менталитета украинцев, но проявляются по-другому.
Инфраструктура – основа современного общества, сочетания систем современного производства, безопасности, образования, медицины, транспорта. На ряду с коллективами выживания – основа сохранения человеческих популяций при неофеодализме. Отчуждение современных людей от защиты и развития инфраструктуры, надежды на некое её самосохранение – одна из самых серьёзных опасностей для современного человечества.
Конвиксия – устойчивый, давно существующий коллектив выживания. Его жизнь регулируется сложившимися обычаями и традициями, принципы поведения в нём отточены. Однако конвиксиям присуща некоторая рутинность, подавление индивидуального начала и новаций, что не всегда полезно.
Коллективы выживания — минимальное объединение людей, способное существовать автономно. Коллектив выживания существует постоянно, в течении многих поколений. Коллектив выживания – первичная ячейка, из которых состоит полноценный, жизнеспособный народ. Коллектив выживания может быть семейно-родовой общностью, территориальной или религиозной общиной. Коллектив выживания – основа бытования национальных и религиозных ценностей и устоев. При переходе общества к модерну коллективы выживания разрушаются. Их функции во многом берёт на себя государство. При постмодерне общество окончательно атомизируется. С наступлениемнеофеодализма коллективы выживания снова начинают играть в социуме ведущую роль.
Консорция – недавно созданный самоорганизующийся коллектив. Не имеет чётко установленных правил и принципов общежития, общепризнанный традиций. Цели и границы полномочий консорции часто размыты. Для них нередко характерны внутренние и внешние конфликты. Но их члены отличаются активностью и напором.


В старину при социальных катаклизмах выживали простые крестьяне или скотоводы, поскольку их было много и люди были весьма жизнеспособные, гибкие и знающие. В наше время «массовый человек» жизнеспособностью, познаниями и полезными навыками похвастаться не сможет.
Поэтому выживут в основном эффективные и везучие профессионалы: управленцы (в широком смысле слова), силовики, и изобретатели — инженеры — техники; специалисты в сельском хозяйстве. Они должны будут уметь уживаться и взаимодействовать в рамках коллективов выживания
От этих везучих специалистов так же понадобится хорошее здоровье, крепкие нервы, оптимизм, определённый пофигизм и жизнелюбие.
Крысочеловек – предполагаемый человек будущего. Его основными качествами, вероятно будут гипертрофированные гибкость, приспособляемость, усреднённость способностей и качеств.

Культура достижения (чаще всего – высокий уровень эндоэлевтерности) и культура выживания (чаще – всего – высокий уровень экзоэлевтерности), экзо- и эндоэлевтерность — одни из основных основ учения «Социогнозис» Семёна Резниченко. Её по ряду параметров близка концепция культуры вины и культуры стыда во многом обозначают границы между культурами модерна – постмодерна и традиционной культурой. Культура вины и культура достижения сформировались у этносов – носителей как результат длительного процесса и долгое время – в основном у у высших социальных слоёв. Культура вины, культура достижения, в значительной степени эндоэлевтерная культура ориентированы на максимальное выделение и развитие отдельных личностей, сфер культуры, отдельных целей, смыслов и принципов. Определённое время они крайне успешны и эффективны и превосходят все остальные.

Культура стыда, культура выживания, культуры с преимущественным развитием ставят своей целью как можно более длительное культурное и физическое воспроизводство этноса, необходимость максимально длительного сохранения целого.

Первые типы культуры постепенно на стадии позднего постмодерна приводят к распаду общества на нежизнеспособные фрагменты, которые эмансипируются от всего остального, но они не способны функционировать длительное время. Эффективно достигаются кратковременные цели, потом они становятся неактуальными.

Например, эффективное воспитание детей при постмодерне крайне маловероятно. Поскольку эффективное воспитание детей в целом держится на непротиворечивом личном примере старших, минимальном количестве признанных жизненных моделей.

Типы культуры второго типа в случае неспособности ответить на новые вызовы в новых условиях, переформатируются, сохраняя прежние цели. Нередко не происходит даже существенной смены состава населения.

Тем более, что культура достижения (вины) держится на фундаменте культуры выживания (стыда). Она подразумевает наличие работающих самоорганизующихся коллективов с коллективными взглядами на мир. После их массового уничтожения культура достижения стремительно деградирует.
Неофеодализм – устройство общества, которое идёт на смену постмодерну. Основано на коллективах выживания. Отличается бедностью, жестокостью, авторитарность, чётким различением «своих» и «чужих». Наука, культура и общество в целом перестают развиваться. Понижается социальная и другие роли государства. Человек может опереться лишь на своих близних – коллектив выживания.
Неофеодал (из краткого словаря социогнозиса).

Сейчас (при позднем постмодерне): потомственный представитель элиты, не первое поколение обладающий властью, престижем и богатством.

При переходе к неофеодализму: человек или группа людей самого разного происхождения, осуществляющие властные полномочия на той или иной территории. Границы территорий и сами неофеодалы могут быстро меняться.

При неофеодализме: человек или группа людей, осуществляющих власть над определённой территорий, нередко неотделимую от прав собственности. Территория является более или менее автономной в отношении промышленного производства, производства пищевых продуктов и обороны.
Общество модерна – массовое общество, где исчезают (уничтожаются) коллективы выживания. На их место становится государство. При модерне бурно развивается культура, наука, экономика. Создаются национальные государства, и модерные нации. Широко распространяются единые для всего общества ценности и идеи. Отчасти противоположные традиционным, отчасти им родственные
Общество постмодерна – общество атомизированных индивидов. Возглавляется привелегерованными меньшинствами, враждебными большей части населения. Создаётся масса субкультур. Единые ценности и мораль исчезают. Начинается массовая деградация и развал общества. Происходит полное уничтожение наследия традиционного общества. Деградирует экономика, культура, наука и все сферы социальной жизни.

Осевое время – период, когда люди стремятся преодолеть и освоить, уничтожить чужое, стереть двойственность мироздания. Примерно с первого тысячелетия до н.э по XX век. Бурно развиваются религия, наука, философия. Развивается общество в целом.
Осевые религии и идеологии – развитые мировые религии, яркие философские концепции, появившиеся в осевое время. Стремятся освоить всю вселенную, стереть различия между «своим» и «чужим». На их основе образуются обширные человеческие общности.

Поствеликороссы – вероятные потомки современных русских. Могут принадлежать к одному или нескольким этносам, религиозным конфессиям. Позиционировать либо не позиционировать свою связь современным русским народом. Вероятны изменения их ментальности в плане изживанияиндивидуализма, авторитаризма, анархизма, увеличения значимости для них коллективов выживания, стандартов, традиций. При этом возможно резкое ослабление творческого потенциала.
Постосевой период – наступает в наше время. Восстановление представлений традиционных древнейших представлений о своём и чужом, об организации общества. Прекращение развития науки и культуры. Деградация основ цивилизованной жизни. Основой общества вновь становятся коллективы выживания.

Социогнозис – современное учение о циклическом развитие человечества. Оно описывает историю людей как периодичность развития и упадка, расширения и сужения. Социогнозис говорит о том, что будущий упадок обязательно заложен уже в самом развитии. Чем больше достижения, тем сильнее деградация. А трудности и страдания необходимы для поддержания уровня нравственности и эффективности социальных институтов. Основой нормально функционирующего общества социогнозис называет коллектив выживания. Основой полноценного этноса – соответствующую нуждам выживания систему взаимодействия коллективов выживания.
Традиционное общество, общество – носитель культуры выживания – общество, построенное на основе коллективов выживания. Оно ориентировано на приспособление, а не на изменение. Отличается стойким и стабильным набором ценностей и идейных представлений. Такое общество стабильно. Хотя зачастую резко социально стратифицировано и полиэтнично, не единообразно.
Экзоэлевтерная культура: преобладание обязательств, поведенческих ограничений, необходимость последовательного соблюдения различных принципов в отношении «чужих» и в «чужом» пространстве.
Эндоэлевтерная культура – наибольший уровень обязательств и поведенческих ограничений, устойчивость нравственных принципов в среде «своей» группы людей. Экзо – и эндоэлевтерность чаще всего так или иначе сочетаются в рамках одной культуры.
Этнос – прежде всего, способ организации и взаимодействия друг с другом различных коллективов выживания, объединённых общей этнической идентичностью, языком и культурой. В случае перемены способа взаимодействия таких коллективов выживания друг с другом фактически появляется новый этнос.

Возврат к списку

 

«Апокалипсис» и вечное возвращение

В переломные исторические моменты есть только два вида интеллектуалов: большинство пытаются заболтать ситуация, представить её продолжением прошлого, меньшинство пишут «Апокалипсисы»….
«Апокалипсисы» всегда сбываются, старый мир всегда умирает и появляется новый. И так же всегда повторяется видоизменённое прошлое …

Читайте о «Социогнозисе»!

Бросайте читать Льва Гумилёва! Читайте о «Социогнозисе»!

Библия как одна из основ социальной философии

До уровня Библии нынешним гуманитариям очень часто как до Луны…Что логично. Людям приходилось действовать без дополнительных бонусов вроде техники. И приходилось принимать многое, как оно есть. Не замутняя свой ум ложными ответами .

Мужское и женское в культуре.

Мужское и женское в культуре.
Мужское — готовность к случайному и неотвратимому, готовность противостоять и восстанавливать.
Женское — недопущение и предотвращение. Закрытие.

Семья vs государство.

Семья vs государство.
Лучшее воспитание детей и семейная жизнь поставлена у народов, живущих в диаспоре или не имевших сильного государства. У имперских народов все это как правило хуже. Долгое время исключение составляли китайцы, хотя теперь их семейный уклад стремительно деградирует.
Семья и государство издавна соперничали за ряд функций, особенно защиты отдельных личностей, форм и практик защиты.