Кто выживет. Дополнения к словарю Социогнозиса

алтарь Мальверде

Кто выживет при неофеодализме.
В старину при социальных катаклизмах выживали простые крестьяне или скотоводы, поскольку их было много и люди были весьма жизнеспособные, гибкие и знающие. В наше время «массовый человек» жизнеспособностью, познаниями и полезными навыками похвастаться не сможет.
Поэтому выживут в основном эффективные и везучие профессионалы: управленцы (в широком смысле слова), силовики, и изобретатели — инженеры — техники; специалисты в сельском хозяйстве. Они должны будут уметь уживаться и взаимодействовать в рамках коллективов выживания
От этих везучих специалистов так же понадобится хорошее здоровье, крепкие нервы, оптимизм, определённый пофигизм и жизнелюбие.

Неофеодал (из краткого словаря социогнозиса).

Сейчас (при позднем постмодерне): потомственный представитель элиты, не первое поколение обладающий властью, престижем и богатством.

При переходе к неофеодализму: человек или группа людей самого разного происхождения, осуществляющие властные полномочия на той или иной территории. Границы территорий и сами неофеодалы могут быстро меняться.

При неофеодализме: человек или группа людей, осуществляющих власть над определённой территорий, нередко неотделимую от прав собственности. Территория является более или менее автономной в отношении промышленного производства, производства пищевых продуктов и обороны.

Неофеодальная идеология.

Конкретное наполнение неофеодальной идеологии не суть важно. Оно может быть совершенно разным. Однако мировоззрение  должно помогать радоваться и надеяться даже в трудных жизненных обстоятельствах. Она должна способствовать добрым отношениям между членами коллектива, побуждать их делать добро друг другу, с радостью быть вместе. А так же способствовать рациональному и гибкому отношению к посторонним.

Переход к неофеодализму: психология.
Когда поздний постмодерн висит на волоске, и люди это чувствуют, они предпочитают забыть о неофеодализме. Это слишком страшно для большинства, по вполне объективным причинам. И они уходят своими мыслями в прошлое или максимально конкретную узкую тему. При столкновении с реальностью неофеодализма важны будут конкретные практики выживания ( сравнительно схожие)и идейное обезбаливающее. Которое может оказаться весьма разным.

Феодализм и неофеодализм

Феодализм и неофеодализм

От феодализма первого тысячелетия неофеодализм отличается не только снижением роли религии и увеличением роли техники. Неофеодализм отличается резким несовмещением производства и самоорганизации. Т.е, у одних развито производство, а самоорганизация у других. Что может привести к гибели большого количества людей от голода и военных столкновений. А так же к появлению негуманистических режимов, стремящихся сохранить техническую базу и ресурсы, но безразличные к выживанию большинства людей.

Крысочеловек будущего

Крысочеловек будущего
Не слишком рационален, либо иррационален, не слишком реалист, не слишком мифограф, не слишком труслив или храбр.Вынослив и гибко усреднён

Идентичности при нефеодализме

Сейчас нет смысла в крупных реальных идентичностях. Людей массово содержат чужие им люди. При неофеодализме новые идентичности возникнут за счёт тех, кто будет помогать друг другу выжить.

Центры силы и коллективы выживания при переходе к неофеодализму.

Центры силы и коллективы выживания при переходе к неофеодализму.
Центры силы, располагающие разнообразными ресурсами и ведущие политическую деятельность, будут использовать для своих целей коллективы выживания, ставящие цели простого физического и культурного сохранения и воспроизводства. В отношении к центрам силы коллективы выживания должно исходить из своих долгосрочных интересов, названных выше. Безоговорочная поддержка или такое же неприятие какого-либо центра силы могут оказаться опасными для коллектива выживания

К политологии построения неофеодализма.

К политологии построения неофеодализма.
Небольшие но организованные и располагающие ресурсами группы не имеют единой «паствы», используя разных людей для разных проектов.

Религии и этносы при неофеодализме.

Религии и этносы при неофеодализме.
Сейчас принято говорить о христианской религии, буддистской религии, исламской религии. При неофеодализме, вероятно, будут говорить о христианскИХ, исламскИХ, буддисткИХ религиях. Их дезинтеграцию мы наблюдаем уже сейчас. К тому же техника: 3D- принтеры, роль солнца и ветра для электроэнергетики наряду с развитием компактных местных идентичностей приведёт к их частичному «объязычиванию». Как «объязычены» мировые религии для части осетин, памирцев и некоторых других горцев. Современное «неоязычество», вероятнее всего, может быть востребованно максимум в виде отдельных тем и образов в совершенно других мировоззрениях. Тогда как крупные синкретические секты, вроде «Фалуньгун» и других восточно — и южноазиатских объединений, могут оказаться весьма успешными. Поклонение «великому прошлому» могут привести к различным карго-культам в честь Сталина, Клинтона и других персонажей.
Дробление и появление новых, более компактных идентичностей могут пережить и многие современные народы, как самые крупные, так и небольшие. Новые идентичности могут возникать как на основе частей «старых» общностей, так и на основе сочетания ранее почти не контактировавших друг с другом народов. Новые этносы могут создавать и активисты сохранения прежних этносов …

Из бесед и суждений. Ещё одна характеристика неофеодализма

При неофеодализме не будет или почти не будет государственного социального обеспечения а так же финансовой сферы экономики банковского дела.

Из бесед и суждений. О технике и религии при неофеодализме

В принципе, при переходе от античности к феодализму изменения в технике были в целом незначительны. Отсюда — такая относительно важная роль религий, других мировоззренческих конструктов.
При переходе к неофеодализму 3D — принтер, возобновляемые источники энергии, новые источники сырья будут значить гораздо больше мировоззрения .

Что такое неофеодализм

http://www.apn.ru/publications/article30623.htm
Термин «неофеодализм» активно используется в прессе. Однако настоящей концептуальной ясности, что этот термин означает, нет. Потому как используется он в основном не в научных изданиях, а в злободневных публицистический статьях. Чаще всего разоблачающих фальшивую сущность каких-либо режимов на постсоветском пространстве. Где за институтами западного общества модерна скрывается некая архаика. Это наиболее часто встречающиеся формы применения термина «неофеодализм».

Однако его значение постепенно расширяется. Неофеодализм, начинают находить, например, в США. Строятся прогнозы о переходе к неофеодализму всего цивилизованного западного мира. И то, что имеет место в нынешней России – отнюдь не предел «неофеодализации».

Обычно под «неофеодализмом» публицисты понимают некоторые черты, которые сближают современное политическое устройство РФ, Казахстана, Украины, Кыргыстана, США и др. с «классическим» феодализмом. Который имел место в Европе в первой половине второго тысячелетия нашей эры.

Прежде всего – это замыкание правящей верхушки в некую несменяемую и никому не подконтрольную касту. Обладание властью в которой неразрывно связано с обладанием собственностью. В этом обществе всё более активно применяется внеэкономическое принуждение. Размывается и выводится из политической сферы «средний класс». В верхних социальных слоях всё большее значение начинают играть личные и родственные связи. Коррупция постепенно легитимизируется, превращается в нечто обыденное, законное, необходимое.

И всё это – на фоне экономического, культурного, социального застоя и деградации. Ползучей архаизации общества и ликвидации «социума всеобщего благоденствия».

«Неофеодализмом» в самом узком смысле слова нередко называют социально-политическую ситуацию, когда некие «сильные» фигуры больше не подконтрольны закону, общественному мнению, вышестоящим легитимным инстанциям.

Однако различия с классическим феодализмом тут налицо. И не только в уровне развития экономики, науки, техники. Неофеодализм обладал чётко артикулированной системой ценностей и других общественных ориентиров, мощной религиозной подоплёкой. Он был рафинированным и вполне сформировавшимся.

А то, что называют «неофеодализмом» большинство публицистов, пользуется отнюдь не «своей» идеологией и риторикой. А заимствует её из идеологического багажа либерального общества второй половины XX столетия. Которая крайне архаична и уже не соответствует потребностям общества. Как будто бы с 1968 года ничего не изменилось…

Постсоветские «неофеодалы» менее держаться за старые тренды. И смелей идут по пути архаизации. Обращаются к «народным корням», «светлой памяти империям», религии. Однако и они отнюдь не обходятся без «западных брендов». В их представлениях они должны сочетаться как стильная одежда и обнажённое тело в облике красавицы-модели.

И «западнизм», и традиционализм играют здесь сугубо служебную, во многом чисто пропагандистскую, виртуально-игровую роль. Они должны помогать достичь сиюминутных целей. Таких, как удержание власти, увеличения богатства. Никакой же самостоятельной роли они не играют.

Общество, «старое», «прежнее» по форме быстро приобретает новое содержание. А сама форма стремительно теряет актуальность. Понятно, что таким как сейчас описанный публицистами «неофеодализм» останется не на долго.

Как мы видим, это переходная стадия. К чему-то действительно длительному и фундаментальному. И эту стадию скорее можно назвать не неофеодализмом, а поздним постмодерном. Потому как господствует старая идеология. И прежняя форма организации общества в целом. Организации государством и крупными корпорациями атомизированных, индивидуализированных индивидов.

Подлинный неофеодализм ещё только впереди.

Это будет общество с абсолютно новой идеологией. Уже откровенно в большей степени опирающейся на традиционализм, архаику и религию. Большая часть общества вынуждена будет объединиться в коллективы выживания (территориальные, родственные, религиозные и пр). Которые возьмут на себя многие функции государства. Особенно относящиеся к защите, поддержке, социальному обеспечению людей. Удовлетворению культурных, эстетических потребностей.

А власть оставит себе функции прямого принуждения, войны, обеспечения интересов верхушки и сохранения государственности в целом.

Таким образом – неофеодализм – «формация будущего». Для него будет характерно наличие и массовое распространение коллективов выживания. Коллективистской и маскулинной этики. Более «простое» и «бедное» общество по сравнению с современностью. Возможно, масштабное распространение религиозного мировоззрения и картины мира. Исчезновение нынешней этнополитической карты мира. И появление новой.