Беседы и суждения Вып. 1.

http://www.apn.ru/publications/article34880.htm

Семён Резниченко

 Социогнозис и другие мысли

1.      Социогнозис.

Применение социогнозиса.
Социогнозис описывает принцип развития истории и современную историческую ситуацию. И то, что люди делали и делают в подобных ситуациях, чтобы выжить и сохранить идентичность.
Но, если сравнивать с техническими устройствами, это мотор или реактор без топлива. Схема без наполнения.
Наполнением может стать самые разные вещи: религия, желание нескольких человек выживать, помогая друг другу и многое другое. А так же несколько факторов сразу. Это должна быть насущная потребность / потребности человека. Что-то очень сильное, что поможет одолеть эгоизм, энертность, слабость, нежелание думать и действовать. Очень часто таким фактором становится мощное действие инстинкта самосохранения в сочетании с сильными же идеальными стремлениями. Какие, например, в своё время способствовали распространению христианства.
А без этого никакие, пусть даже очень верные принципы не будут работать.

Социогнозис полезен только людям с крепкими нервами, не нуждающимся в надежде, что «всё обойдётся». И которые знают, что им делать в случае краха современного общества. Большинству же полезнее думать, что старое возвратится, но при этом действовать на практике в духе «Социогнозиса».

Почему социогнозис называется так? Это знание о реальном развитии и перспективах общества. А также полноценным людям ( способным реально помогать себе и другим) необходимо обособиться от нежелающих и неспособных приносить пользу в ответ.(Речь здесь не идёт о больных, инвалидах и пр.) И общаться лишь с себе подобными.

Социогнозис — одна из немногих действительно современных идеологий. Потому что это не идеология с набором догм. А матрица, в которую можно подставлять собственные убеждения и взгляды для их реализации.

2. Социальная и асоциальная философия

Истину невозможно найти, её можно создать.

Жизнь — это ограниченное движение, стремящаяся продолжаться. В этом и заключается противоречие. Выход за рамки и достижение максимальной точки развития так или иначе приводит к прекращению жизни.

Мировой абсолют, человечество и его история, народы и страны, исторические периоды и отдельные люди — что это? Это тест Роршаха для познавающего. В его выводах отражается прежде всего он сам, его потребности и культурный багаж. А что всё это на самом деле? Чем обширней и неопределённей предмет — тем больше более или менее реальных вариантов. Самые многозначные — мировой абсолют и отдельный конкретный человек …

 

Марксизм: сильные и слабые стороны
Сильная сторона: все стороны жизни общества и в самом деле зависят от того, как люди добывают себе пропитание, а не от различных «идей», «духовности» или «государственной политики».
Слабая сторона: представление о линейном, непрерывном и всемирном прогрессе.

 

Мужское и женское в культуре.
Мужское — готовность к случайному и неотвратимому, готовность противостоять и восстанавливать.
Женское — недопущение и предотвращение. Закрытие.

 

В связи с крушением аэробуса A321, помимо всего прочего, обнажились некоторые специфические качества менталитета египтян. Откуда они взялись?
Древность цивилизации на некоей территории почти всегда приводит к «выгоранию» творческого и личностного потенциала жителей. Творчество, высокая активность, целеустремлённость никогда не приводит к ожидаемым результатам в масштабе целой культуры. Высокоразвитые культуры неизменно самоуничтожаются изнутри, завоёвываются и растаскиваются извне, знания и навыки забываются, уровень всего и вся падает. Целеустремлённых и способных людей зачищают и свои и чужие из страха и зависти. Выживают и размножаются в основном жизнелюбивые раздолбаи – фаталисты. Обладающие базовыми навыками для продления жизни и ни «чем лишним». Именно их в конце концов порождают древние цивилизации.
Примечательно, что самые развитые современные территории не столь уж древние. А из древних более или менее сохранили креативность Индия, Италия и Израиль.
На многих территориях раздолбаи- фаталисты развились и без могучей предшествующей цивилизации. Креативности и целеустремлённости, организованности там не дали развиться изначально и очень быстро перешли на более совершенную стадию.

 

Нормальная национальная самоорганизация легко возникает при слабых социальных и профессиональных различиях. Или же при добровольно и повсеместно разделяемых представлениях о лидерстве. Очень дробная социально- профессиональная структура с формальными претензиями на равенство разных социальных групп крайне неудобна для самоорганизации.

 

Правильное общественное устройство.
Живут себе мелкие и средние кооперированные товаропроизводители. И ими управляют так, чтобы у них были привычные радости и привычные проблемы. Проблемы, которые никогда не исчезают, но которые удаётся решить вновь и вновь. Товаропроизводители живут не слишком хорошо и не слишком плохо.
Тогда нет смысла менять власть. Она не должна быть слишком эффективной или слишком слабой. Но она должна сохранять неизменность уклада жизни.
А если у людей появились новые большие проблемы, которых не было раньше? Тогда надо менять и власть, и уклад жизни.

 

Причины исчезновения государств и народов (кратко)
1. Разные группы народа или жители страны решили, что они слишком разные. И расстались друг с другом. Причём одни группы могли быстро погибнуть, а другие — стать чем-то грандиозным.
2. В некоем государстве и ли этносе очень долго боролись за порядок и единообразие. И добились успеха в этом. Не осталось никаких альтернативных стилей поведения, никаких бунтовщиков. А тут появился новый вызов существованию народа. На который надо было отвечать по -новому.
3. Вызов, природный или человеческий, оказался просто слишком сильным и опасным.
4. Предыдущие три пункта могут причудливо сочетаться …

 

Жизнеспособность любого этноса держится на кооперированных мелких и средних товаропроизводителях.

 

Традиционная культура, если совсем кратко, есть радикальное принятие жизни такой, какая она есть. Условий, которых нельзя изменить, но которым можно приспособиться. И традиционная культура освящает это принятие и приспособление как нечто необходимое и единственно верное.

 

Национальный менталитет и культура
Менталитет народа и его культура, как известно, во много противоположны друг другу. Культура рациональна, а менталитет — психобиологичен. Именно поэтому любая национальная культура вызывает у интеллигенции массу восторгов, а менталитет — ужаса.
Культура сильна и достаточно плотно контролирует менталитет в период расцвета этноса. На начальном же этапе жизни этноса культура ещё слишком слаба и находится в стадии формирования. В период упадка этноса она самораспадается и менталитет опять выпирает наружу.

 

Принадлежность к народам определяется принадлежностью к его отдельным малым группам. Где-то — преимущественно родственным. Туда вступить труднее. У других — к территориальным, социальным и профессиональным группам. Туда вступить легче. Чем сильнее развито государство и его органы — тем легче вступить в народ. Потому что государство стимулирует социальные и профессиональные институты.

 

Очень долго развитию устойчивому цивилизации мешала специфика иерархии потребностей Маслоу. Реализовавший низшие уровне человек начинал стремиться к высшим. И в результате терял даже самые низкие, базовые. Вроде пищи и безопасности.
На определённый период западная цивилизация решила эту проблему. Самым энергичным, изворотливым, позже — удобным позволено было реально расти по ступеням иерархии. Для других создали виртуальную реальность, создающую иллюзию этого.

 

Различную свободу поведения люди могут позволить себе только при авторитаризме. Когда за ними наблюдают извне. При полноценной республиканском режиме жесткий надсмотрщик должен жить внутри гражданина…

 

Семья vs государство.
Лучшее воспитание детей и семейная жизнь поставлена у народов, живущих в диаспоре или не имевших сильного государства. У имперских народов все это как правило хуже. Долгое время исключение составляли китайцы, хотя теперь их семейный уклад стремительно деградирует.
Семья и государство издавна соперничали за ряд функций, особенно защиты отдельных личностей, форм и практик защиты. Отношения семьи и государства исторически были достаточно враждебными, задолго до появления ювенальной юстиции. Тут это просто до предела обнажилось.

 

Причины появления педагогики и философии.

Педагогика возникла от хронической неспособности «цивилизованных» людей нормально растить детей. Само возникновение интереса к этой науке — признак серьёзных проблем такого рода.
Появление философии — признак неспособности сравнительно неплохо живущих людей получать удовольствие от жизни. Не даром философия появлялась часто одновременно со спортом. Как способ оторвать разочарованного человека от пьянства (наркомании) и других видов асоциального поведения.
В целом возникновение всякого рода «прогрессивных новшеств» очень часто связанно не с «высоким уровнем развития», а с тяжелыми проблемами, прежними способами не разрешимыми. Сама «ситуация прогресса» заключается в серьёзных трудностях в сочетании с возможностью как-то их облегчать…

 

О рабской психологии
Проявлением рабской психологии является слепое послушание власти и ожидание подачек от неё. Проявление рабской психологии является надежда, что жизнь изменится к лучшему после смены власти.
Если человек не может сам себя содержать и защищать, он останется рабом при любой власти. Одинокий человек, которого не поддерживают равные ему по статусу, останется рабом вне зависимости от талантов и успехов.

 

Понято, что залог независимости государства: армия различные службы и пр.
А что есть залог независимости и отдельности современного народа: интеллигенция. Именно она спасет (или не спасает) этнос от растворения самоликвидации

 

Как ни парадоксально звучит, аристократическая форма правления — единственная, при которой у власти может оказаться обычный нормальный человек без особых комплексов и отклонений.
В соревновательных системах власти чаще всего достигают властолюбивые безумцы и карьеристы, на смену которым приходят карьеристы-лизоблюды…

 

Толерантность — это заведомая ложь.

Толерантность противоречит принципам свободы слова, права на самозащиту и много ещё чему.
Однако нетолерантным может быть лишь тот, у кого достаточно много своих. Кто всего добивается только в кругу своих или сих помощью.
Тот же, кто получает все выгоды от общения с чужаками или получужаками, неизбежно становится толерантным.

Оказалось, что идея прогресса была очень традиционалистской. Это и непрерывность цепи поколений, которые повторяют за предками, в данном случае, порождают, что- то новое. Будущее — продолжение настоящего. Люди вместе, дружно развиваются и изменяются.
Утверждение же самоценности отдельной личности прогресс погубило. Личность, максимально присвоившая пространство и время. И которой больше не нужно ни прошлое, ни будущее. Такая личность есть отдельная конечная вселенная. Которой не нужно больше ничего. Прогресс прекращается.

Подлинный уровень прогресса определяется данными по периоду, ниже которого уровень развития общества не падает даже после нескольких периодов развития и упадка.

В чём главная трагедия человечества? Оно смогло преодолеть природные трудности, т.е., условия, которые её поддерживали и формировали. И человеческим качествам, необходимым для поддержания его жизни, больше неоткуда браться.

Не стоит улучшать свою жизнь

Не стоит делать что-либо «для улучшения жизни». Поскольку качество жизни зависит от врождённого оптимизма или его отсутствия. Любое дело стоит делать только ради его самого.

Неофеодальная идеология

Неофеодальная идеология.

Конкретное наполнение неофеодальной идеологии не суть важно. Оно может быть совершенно разным. Однако мировоззрение  должно помогать радоваться и надеяться даже в трудных жизненных обстоятельствах. Она должна способствовать добрым отношениям между членами коллектива, побуждать их делать добро друг другу, с радостью быть вместе. А так же способствовать рациональному и гибкому отношению к посторонним.

Мигранты и неофеодализм

Говорят, что с вымиранием европейцев на их место придут мигранты. Но почти все сейчас зависимы от инфраструктуры и в случае её развала многие территории могут вообще обезлюдеть, Именно этому развалу и способствует приток мигрантов. А выжившие там люди не факт что будут преимущественно потомками мигрантов.

Переход к неофеодализму: психология.

Переход к неофеодализму: психология.
Когда поздний постмодерн висит на волоске, и люди это чувствуют, они предпочитают забыть о неофеодализме. Это слишком страшно для большинства, по вполне объективным причинам. И они уходят своими мыслями в прошлое или максимально конкретную узкую тему. При столкновении с реальностью неофеодализма важны будут конкретные практики выживания ( сравнительно схожие)и идейное обезбаливающее. Которое может оказаться весьма разным.

Кто выживет при неофеодализме

Кто выживет при неофеодализме.
В старину при социальных катаклизмах выживали простые крестьяне или скотоводы, поскольку их было много и люди были весьма жизнеспособные, гибкие и знающие. В наше время «массовый человек» жизнеспособностью, познаниями и полезными навыками похвастаться не сможет.
Поэтому выживут в основном эффективные и везучие профессионалы: управленцы (в широком смысле слова), силовики, и изобретатели — инженеры — техники; специалисты в сельском хозяйстве. Они должны будут уметь уживаться и взаимодействовать в рамках коллективов выживания
От этих везучих специалистов так же понадобится хорошее здоровье, крепкие нервы, оптимизм, определённый пофигизм и жизнелюбие.

Неофеодальная идеология.

Конкретное наполнение неофеодальной идеологии не суть важно. Оно может быть совершенно разным. Однако мировоззрение  должно помогать радоваться и надеяться даже в трудных жизненных обстоятельствах. Она должна способствовать добрым отношениям между членами коллектива, побуждать их делать добро друг другу, с радостью быть вместе. А так же способствовать рациональному и гибкому отношению к посторонним.

Исток Российского государства

Семён Резниченко.

Российское государство исток.

Если обратиться к древнейшим временам, восточнославянская семья или община делилась на «старших» и «младших». И те, и другие считались членами данной общности, только «младшим» полагались в основном издержки и ими могли сравнительно легко пожертвовать, например, продать в рабство. Или они вообще рабами и были. По сравнению с классическим античным рабством младшие члены семьи / общины формально и ценностно были в гораздо большей степени интегрированы в неё. Однако на практике с ними поступали нередко точно так же, как и с античными рабами. Особенно, если что-то не ладилось.

Прослеживается сочетание кнута и пряника для мотивации наименее привелигированных членов общности. Когда всё сравнительно нормально или надо что-то делать, ты брат, когда делать ничего не надо или всё совсем плохо – раб. Статус младшего мог гибко меняться по мере необходимости в зависимости от обстоятельств.

Что должно было способствовать выживанию  максимально компактного и самодостаточного коллектива. Вплоть до отдельной семьи, живущей на хуторе. Единство особенно педалировалось в случае необходимости коллективных усилий. Разделение – в случае длительной спокойной и успешной жизни либо, наоборот, непреодолимых усилиями коллектива трудностей.

Причём младшие (младшие сыновья, выкупившиеся или беглые рабы), как и у германских народов, периодически должны были мигрировать, чтобы выбиться в старшие на других территориях.

Здесь небесполезно вспомнить о «вотчинной теории» происхождения Российского государства, согласно которой всё государство рассматривалось как разросшиеся личные владения государя. К которой можно прибавить влияние легистских китайских традиций через монголо-татар, согласно которым абсолютизируется верховная власть и государство. А так же давление Крымского ханства, поддерживаемого османами.

Таким образом, подавляющая часть русского народа оказалось младшей частью семьи государя, его холопами. Долговременная внешняя угроза, которая в целом неплохо отражалась, однако не устранялась, и заимствованная вертикаль власти не давали конструкции распасться.

В условиях развитого государства, анне патриархального хутора / общины разделение на «старших» и «младших» усугубилось во много раз. Что не способствовало внутренней консолидации русских. Одновременно многие русские, желая поднять свой статус, стали усиленно мигрировать на юг и восток.

Чем объясняется зверства и завоевательная активность третьего Рейха?

Чем объясняется зверства и завоевательная активность третьего Рейха? Попытки «окончательного решения» различных вопросов? Прежде всего, страхом перед  дезинтеграций народа, падением рождаемости и воли к  жизни. Т.е., судорожные попытки как-то обезопасится в условиях неминуемого самораспада.

Кто выживет. Дополнения к словарю Социогнозиса

алтарь Мальверде

Кто выживет при неофеодализме.
В старину при социальных катаклизмах выживали простые крестьяне или скотоводы, поскольку их было много и люди были весьма жизнеспособные, гибкие и знающие. В наше время «массовый человек» жизнеспособностью, познаниями и полезными навыками похвастаться не сможет.
Поэтому выживут в основном эффективные и везучие профессионалы: управленцы (в широком смысле слова), силовики, и изобретатели — инженеры — техники; специалисты в сельском хозяйстве. Они должны будут уметь уживаться и взаимодействовать в рамках коллективов выживания
От этих везучих специалистов так же понадобится хорошее здоровье, крепкие нервы, оптимизм, определённый пофигизм и жизнелюбие.

Неофеодал (из краткого словаря социогнозиса).

Сейчас (при позднем постмодерне): потомственный представитель элиты, не первое поколение обладающий властью, престижем и богатством.

При переходе к неофеодализму: человек или группа людей самого разного происхождения, осуществляющие властные полномочия на той или иной территории. Границы территорий и сами неофеодалы могут быстро меняться.

При неофеодализме: человек или группа людей, осуществляющих власть над определённой территорий, нередко неотделимую от прав собственности. Территория является более или менее автономной в отношении промышленного производства, производства пищевых продуктов и обороны.

Неофеодальная идеология.

Конкретное наполнение неофеодальной идеологии не суть важно. Оно может быть совершенно разным. Однако мировоззрение  должно помогать радоваться и надеяться даже в трудных жизненных обстоятельствах. Она должна способствовать добрым отношениям между членами коллектива, побуждать их делать добро друг другу, с радостью быть вместе. А так же способствовать рациональному и гибкому отношению к посторонним.

Переход к неофеодализму: психология.
Когда поздний постмодерн висит на волоске, и люди это чувствуют, они предпочитают забыть о неофеодализме. Это слишком страшно для большинства, по вполне объективным причинам. И они уходят своими мыслями в прошлое или максимально конкретную узкую тему. При столкновении с реальностью неофеодализма важны будут конкретные практики выживания ( сравнительно схожие)и идейное обезбаливающее. Которое может оказаться весьма разным.

Беседы и суждения. Вып. 6. Интервью

Семён Резниченко. Интервью

Когда консерватор грустит…

Русский народ может спасти только одно – создание негосударственной общенациональной системы комплексной помощи

Что заставило вас взяться за написание очередной книги?

Необходимость обобщения и систематизации концепции в более-менее структурированную доктрину. Что я и сделал в работе «Опыт скептического консерватизма. Самопоедание цивилизации». Доктрина получила название социогнозиса.

Вы немало говорите о неофеодализме. А что это?

История большей части человечества дошла до высшей точки очередной синусоиды развития. И теперь движется вниз. Создано крайне многочисленное, перенаселенное общество с крайне узкой специализацией разделения труда и человеческих качеств. Общество чрезвычайно богато, но лишено самоорганизации, связи между людьми крайне слабы. Людей полностью обеспечивает государство.

При неофеодализме людей становится гораздо меньше, общество — гораздо беднее. Повышается значимость самоорганизации, коллективизма, ценностей и норм, регулирующих жизнь неформального коллектива. Человеческие сообщества становятся гораздо универсальнее.

 Какова, на ваш взгляд, судьба русского народа?

 Русский народ склоняется к самоликвидации. Причины разные – вырождение, алкоголизм, наркомания, слабость социальных связей, крайне низкий уровень этнической мобилизации, огромные социально-психологические различия между различными  социальными группами русских, между отдельными людьми. Русских людей, к сожалению, мало что связывает друг с другом.

Тем более что с ослаблением имперской идеи государственности, миграциями разных народов на этническую территорию русских нарастает вероятность появление на месте русских нескольких новых этносов…

Но главная причина такого апокалиптического сценария – это отсутствие у русских коллективов выживания и система неформальных связей между ними. Которые у нормально функционирующих народов охватывают их практически целиком.

Никакого общества и народа фактически нет. Есть совершенно отдельные люди и группы людей. Для которых практически не существует никаких других людей, кроме их самих или некоей очень небольшой группы. Естественно, они никого не поддерживают и не делают ничего на благо общества, в котором живут. Потому, что на практике они относятся к соотечественникам как к животным или чужакам. И это касается не только различных коррупционеров и пр., но вполне среднестатистических современных русских.

 Что такое коллективы выживания? Поясните этот термин.

– Коллектив выживания – это минимальный коллектив, могущий обеспечить автономное выживание его членов. Такой коллектив обеспечивает не только физическое выживание, но и досуг, духовные потребности и пр. Коллективы выживания – основа любого традиционного общества. Это роды, большие семьи, религиозные и сельские общины. Чаще всего коллективы выживания объединены в сети и связанные друг с другом иерархические структуры. Именно эти связи между коллективами образуют устойчивые этносы. Отдельные коллективы достаточно легко ассимилируются.

Но без коллективов выживания невозможно и физическое, и культурное воспроизводство этноса. В самых развитых народах современности эти коллективы уничтожены, что поставило под сомнение дальнейшее существование этих народов.

 Можно ли как-то спасти русский этнос? Или всё уже предрешено?

– Русский народ может спасти только одно – создание негосударственной общенациональной системы комплексной помощи. Когда любая группа русских, пострадавшая (не важно, от чего) на любой территории сможет получить от этой системы помощь: правовую, юридическую, продовольственную и пр. В нынешних условиях, когда «имперскость» ослабевает, только таким образом можно сохранить русский народ и государственность. Хорошо, если система помощи населению Донбасса трансформируется, хотя бы во что-то относительно похожее…

Для сохранения единства этносов недостаточно даже создания коллективов выживания. Нужны надколлективные системы самоорганизации.

 Давайте возьмем, к примеру, образ жизни народов Кавказа и выходцев из Средней Азии. Можно ли его назвать образцом коллективизма и традиционализма?

– Да, мигрирующие народы сохранили коллективы выживания, но утратили самодостаточность. Нередко они уже ничего не производят, приспособившись использовать сложившуюся социально-экономическую систему постиндустриального общества. Для таких коллективов выживания характерно исчезновение большого числа элементов традиционной культуры, уменьшение видов деятельности, осуществляемых в рамках коллектива, исчезновение значительной части системы традиционных ценностей, ослабление саморегуляции. Повышается роль богатства и грубой силы. Таким коллективам необходимы дополнительные, нетрадиционные регуляторы отношений. От того их среде оказывается благоприятной для появления экстремистских движений, например, радикального исламизма.

Более полно традиционная культура сохраняется у мигрирующих народов при условии сохранения развиваемых веками видов хозяйства и производственных навыков.

При наступлении неофеодализма многие непроизводственные коллективы выживания обречены на исчезновение. Другим придется кардинально трансформироваться и либо научиться что-либо производить, либо подчинить себе производителей, уцелев в конкурентной борьбе.

Некоторым удастся взять власть на определённых территориях или же создать очаги устойчивого сельского хозяйства.. Другим же будет ничуть не лучше, чем «аборигенам». Они так же рухнут вместе сними в яму раннего неофеодализма

 Вы полагаете, что возникновение коллективов выживания может стать массовым явлением?

– Коллективы выживания появятся, когда народ будет, по стечению событий, предоставлен сам себе. Государство не будет его более опекать и содержать. Когда оно максимум, на что будет способно – это поддерживать элементарный порядок и безопасность. Тогда, на мой взгляд, массово возникнут коллективы выживания. А неотрадиционный уклад на их основе может появиться в случае долговременно стабильных условий существования.

 Возможно ли при неофеодализме сохранение либерального общества и либерализма?

– Да, вполне может. Либерализм – это машина пропаганды и система весьма привлекательных образов сытой и свободной жизни, которой нигде и никогда, по большому счету, не было. И общество при неофеодализме вполне может продолжать позиционировать себя как либеральное. Пусть даже это будет на практике жесткая диктатура или тоталитарная теократия. Диктатура может быть объявлена последним бастионом либерализма, ведущим смертельную борьбу с варварством. При тоталитарной теократии праведники  после смерти будут отправляться в либеральный мир прошлого.

 Хорошо, допустим. Но чем тогда неофеодализм будет отличаться от того феодализма, который известен в истории?

– Специфика именно неофеодализма  проявится в огромной роли техники и низкой значимости людей, которые будут зачастую оказываться лишними потребителями дефицитных ресурсов. В таком мире неофеодализм станет крайне рационален, когда технические параметры гораздо сильнее определят жизнь людей, чем сейчас. Техника будет подавлять сферы религии и духовной культуры. Ведь именно от нее будет зависеть жизнь человека. И эта зависимость будет проявляться гораздо сильнее, чем теперь. Гораздо разнообразнее и распространеннее станут различные вариации карго-культов.

Одновременно неофеодализму суждено выработать жесточайшие требования по экономии всех видов ресурсов, особенно для сравнительно развитых обществ. Многие требования современных экологистов, как можно предположить, станут законодательными нормами или даже религиозными догмами.

Рефлексия по поводу наступления неофеодализма будет несоизмеримо больше, чем по поводу наступления феодализма. События начнут развиваться гораздо быстрее, чем на закате античности. И от нынешнего модерна или постмодерна может уцелеть неизмеримо больше напоминаний о прошлом. Если феодал в принципе не знал, что он феодал, живущий в эпоху Средневековья, то неофеодал, особенно в наиболее развитых сообществах, даже может и понимать, что он неофеодал, живущий  при неофеодализме. Хотя это совсем и не обязательно.

 Возможно ли возрождение Российской империи в каком-либо виде?

– Роль бюрократической империи сейчас такова, что в будущем среди русских будут весьма развиты всевозможные вольные общины, полисы, и почти махновская вольница. А от империи будут бегать как черт от ладана, по крайней мере, некоторое время. У древних греков бюрократическая диктатура чередовалась с демократией. На смену ахейским монархиям пришли полисы, на смену им – эллинистические монархии и Византия, на смену им – конституционная монархия, а позже – республика. В Италии на смену Римской империи пришли через некоторое время города-государства. Бюрократическое Московское государство пришло на смену древнерусским полисам. Теперь все меняется снова.

Однако возможно возникновение на определённых территориях некоей «Византийской империи», в той или иной степени продолжающей традиции нынешней РФ и имперской российской государственности. Особенно в случае сохранения системы государственного управления и важных промышленных производств. Возможно несколько проектов продолжения имперской традиции. Хотя она находится в очень угрожаемом положении.

Очень многое зависит от конкретных условий и личностей. Именно они определяют, какая линия исторической логики будет действовать. Нередко их сразу несколько.

 

 Оцените перспективы появления на постсоветском пространстве Евразийского союза. Примкнет ли Россия к Европе, поглотит ли ее Азия или возникнет новая гибридная цивилизация?

– Очень вероятно возвращение территории РФ к ситуации, существовавшей ещё до возникновения Российской империи. То есть, европейские регионы будут соседствовать с азиатскими. А так же, совершенно верно, гибридными. Причём с разной степенью гибридности. Всё это может существовать и в формально едином государстве.

 Как вы считаете, какая национальная идея наиболее подходит русским?

У нас куча национальных идей: всевозможные имперские варианты, либеральный вариант, идея национального государства. Только вот всем идеям катастрофически не хватает исполнителей, мало кто за них хочет чем-то жертвовать или просто напрягаться. Ради чего-либо вообще. Идеологии эпохи модерна в целом устарели и утратили значимость.

 И все-таки, какая идея может стать ответом на вызовы грядущего переустройства мира?

– Это простые и действительно общечеловеческие ценности: защита и помощь своим родным и друзьям, создание семьи, защита своего селения, родной земли. Бережное отношение и по возможности приумножение природных ресурсов. А так же производства продуктов питания и действительно нужных людям промышленных изделий. Об этом в своё время говорил ещё Заратустра.

Тут важен не конкретный идеологический соус. А чтобы люди действительно делали это.

 Если говорить об идеологии, то в советское время было два мощных культа  Великой октябрьской революции и Великой Отечественной войны. Они сейчас на ущербе. Свидетельствует ли это о том, что страна постепенно уходит из формата советских мифов? Возможна ли реанимация подобных культов? Хорошо это или плохо?

– Советское и постсоветское время с весьма масштабными свершениями, разрушением и созиданием могут стать новым мифологическим временем. Временем начала отсчёта истории, как когда-то таким временем стало для русских время былинных богатырей, для античных греков – время Троянской войны, эпоха Великого переселения народов – для германцев. Достаточно сильно искаженные исторической памятью советско — постсоветские времена станут основой для эпических повествований. На их пример будут ссылаться для легитимизации уже совсем других социальных практик.

 Возможен ли при неофеодализме всплеск духовности, монашеских практик..? Тот всплеск религиозного сознания, который мы сейчас наблюдаем, насколько устойчив?

– В принципе, возможен. Такие практики – ответ на деградацию и разрушение общества, когда от него хочется бежать, и это бегство получает организованные формы. Но это может произойти только после обнищания общества и «проседения» виртуальных реальностей сети интернет, телевидение, кинемотограф. Они – основные конкуренты духовных практик и не дают возникнуть «неофеодальным» учениям в среде современных европейцев.

Беседовал Владимир Самонов

 Русскость и неофеодализм

Новая русская идеология

О чём ваша новая книга «Неофеодализм»?

Как говорили мне заинтересованные читатели, это книга о приключениях человечества. О том, как оно постоянно загоняло себя в тупик, а потом начинало выкручиваться ценой неимоверных усилий и безумной творческой активности.

На сколько я знаю, Вы отрицаете наличие прогресса и утверждаете, что человечество развивается циклично?

Говорить о наличии прогресса или циклическом развитии общества в целом преждевременно. Необходим опыт наблюдения по крайней мере ещё в течении XXI – XXII веков. Надо иметь в виду и специфику отдельных народов и культур. А так же исторический случай.

Однако однозначно нельзя отрицать наличие цикличности. Чередование демографического роста, развития культуры, появления яркого разнообразия социальных и поведенческих типажей. Всё это сменяется падением численности населения и ужатием социальных практик до необходимого минимума. Подобная цикличность наблюдается, например, в рамках европейской цивилизации, в истории китайского и еврейского народа.

Вы много пишите о русскости. В чём уникальность русского народа?

Крайнее внутреннее разнообразие, значимость личностного начала и индивидуализма. И всё это – в рамках государства, предполагавшего жесткую клишированность поведения и конформизм.

В чем, по –вашему, главное достоинство русского народа и русского образа жизни?

Необычайная личностная одарённость русских во всех сферах жизни. Способность творить и добиваться высот во всём: от симфонической музыки и балета до военного дела и боевых видов спорта.

А в чем наша главная беда?

Крайняя несогласованность интересов разных групп русских и просто отдельных людей. Что русскому хорошо, то его родному брату – смерть.

Наверное, не стоит говорить, что русские чем-то лучше или хуже других?

У разных народов свои достоинства и недостатки. Но в истории одни народы постоянно сильнее и успешнее других. Только эта сила и успешность преходящи. Они легко сменяются слабостью и исчезновением.

Почему мы так отличаемся от европейских народов?

Огромная ошибка как патриотов, так и либералов – попытка отделить Россию от западного, «цивилизованного» мира. На эти грабли наступают практически все, кроме национал – демократов. На деле у нас та же специфика и основные тенденции, что и в развитых странах. Только у нас та же самая социально-политическая система слабее, её принципы реализуются не так последовательно. И многие кризисные черты у нас более ярко проявлены и заметны. А на Западе- более сглажены, хотя и не везде. Взять тот же Детройт. Из-за относительной слабости система не смогла в полной мере навязать нам в полной мере некоторые политкорректно-толерантные маразмы.

Для России более подходит западный или традиционный, самобытный путь?

И западный либеральный, и российский имперский проекты дружно исчерпали себя. Нечто новее будет строиться самого низа, с коллективов выживания.

Насколько сильна, по-вашему, российская государственность?

Российская государственность прочная, но хрупкая. Слишком много зависит от личного фактора и привходящих, несистемных обстоятельств. Не раз работающая как часы система вмиг разлеталась, а потом возникала вновь.

А почему это происходит?

У восточных славян из-за частых миграций и политических перемен национальная, локальная и другая идентичности не привязаны «намертво» в языку, культуре, обычаям. В случае переселений, политических перемен могут быстро возникать новые жизнеспособные и достаточно эффективные идентичности, а в случае потери актуальности – так же быстро исчезают. Это подобно деревянному древнерусскому городу, который удобен, прочее и солиден. Но он может сгореть в течении часа или быть перенёсён на другое место жителями.

Из самых разных, непохожих друг на друга людей создавались общности с едиными идентичностями, такие, как казачьи войска, воинские части и пр. Они активно действовали и казались едиными и монолитными. Но при изменении исторической ситуации весьма быстро исчезали….

Откуда у нас столько недовольства собственным укладом жизни?

Не потому, что в России всегда всё делалось плохо. Делалось всё в целом не хуже и не лучше, чем у других. А из-за несоответствия азиатской государственности славянскому индивидуалистическому менталитету. Поэтому у нас «против системы» регулярно бунтовали главы страны: Иван Грозный, Пётр I, Павел I Александр I.

Свою роль сыграла и вековое желание русских иметь особые, независимые и автономные от других соотечественников миры, социальные, духовные и пр. Поэтому попытка коммунистов слить всех в единое целое вызвало такое мощное желание обособиться друг от друга

Почему столько говорили и писали о мистичности и непредсказуемости русских и России?

Основная причина этого — крайняя разнообразие русских и непохожесть их друг на друга. Что не всегда демонстрировалось открыто, но всегда существовало и могло проявиться в любой момент. Значительно большая, чем во многих других странах, зависимость социального бытия от личностного фактора и конкретных обстоятельств, всевозможных импровизаций.

А почему всё же русские стали такими?

Основой этнической парадигмы русских испокон веков была изменчивость и разнообразие. Возможность изменяться во времени и пространстве, социальном и географическом.

Дело в том, что формирование русских происходило в разнообразных природно-географических условиях и в изменчивых этнополитических условиях. Благодаря соседству Великой Степи и кочевников ситуация Великого переселения народов рядом с русскими не прекращалась.

Предки русских были изменчивым, раздробленным целым. Если какой-то сегмент целого уничтожался, то сохранялись другие. Сегмент мог разделиться на несколько других, либо радикально трансформироваться. Поэтому русские всегда активно мигрировали, их общности разделялись, появлялись новые.

Разные люди отвечали на разные вызовы.

Первоначальной основой восточнославянского общества были небольшие самостоятельные коллективы, лидеры которых самостоятельно принимали любые решения.

Одним из вариантов такой трансформации стало появление русской имперской государственности. Совершенно нетрадиционного для восточных славян жесткого и устойчивого типа. Однако способность к гибкости и изменчивости подразумевает и нередкие отходы от изначальной парадигмы.

Под панцирем государственности развился внутренне крайне разнообразный и мозаичный русский этнос. В таких условиях мало что исчезало и накапливалось разнообразие и внутренние различия. Разнообразие достигло своего апогея в конце XIX – начале XX века. Появление советской власти положило начало ликвидации этого внутреннего разнообразия. Эта ликвидация будет продолжатся и в течении XXI века, причём «выжившие» сегменты кардинальным образом видоизменятся.

Вам никогда не бывает стыдно за то, что Вы русский?

Бывает. Когда русские слабо отстаивают свои национальные интересы и не помогают своим. Когда русские защищают свои интересы и помогают соотечественникам, меня охватывает гордость. Очень сильную гордость может вызвать даже маленький успех.

А каковы всё же критерии русскости? В этом отношении было много метаний, называли разные признаки «истинно русского человека».

Главный признак русского человека, как и представителя любого другого этноса, это происхождение от родителей (или одного из родителей) соответствующей этнической принадлежности в соединении с национальным самосознанием. Так же человек может присоединиться к русскому народу. Это дополнительный «источник комплектования». Для этого можно совершить самые разные действия. Главное, с намерением стать русским. Это может быть и переход в православие, и членство в русском боевом отряде или организации, и даже переезд в русский населённый пункт. Все перечисленные выше действия могут и не иметь таких последствий, как присоединение к русскому народу. Они становятся такими благодаря намерению стать русским.

А всяческие разговоры, что «истинно русский человек» ведёт себя или думает только так, а не иначе имеют под собой весьма сомнительную основу. Фактически это форма квазиэтнического сепаратизма, когда одни представители этноса уж очень хотят обособиться от других. А социальные и идеологические формы обособления у русских очень этнизированны. Человек, говорящий, например что русским может быть только православный, красный или белый – фактический сепаратист. Любые разговоры «кто русее» суть проявления сепаратизма.

А смогут ли русские сохраниться при неофеодализме?

Неизвестно. Если при ужатии выживут группы с сильной русской идентичностью, русских народ продолжит существовать. Если же другие группы – скорее всего исчезнет. А какие именно выживут, а какие нет, предсказать практически невозможно.

Но даже если русские выживут, это будет совершенно другой народ, поствеликороссы.

А что русским надо будет изменить в себе?

Многое. Например, отказаться от осуществления многих сиюминутных целей, самых разных, и заняться совместным выживанием.

Ранее индивидуальное разнообразие русских эффективно «срабатывало» благодаря самоорганизации, выживанию группой, сильному и талантливому человеческому материалу. В наше время индивидуальная сила и способность к выживанию русских ослабла. Поэтому резко возрастёт значимость коллективов, правил и традиции.

А коллективы выживания будут формироваться на основе нынешних субкультур и объединений люде?

Современные субкультуры и объединения людей часто формируются на базе краткосрочных или необязательных интересов, не прочны и могут легко распастся. Сходная ситуация имеет место даже в родственных коллективах. Они легко разваливаются и без особых испытаний.

А основой коллективов выживания становится совместная и крайне долговременная реализация самых насущных потребностей: пропитание, защита и пр.. Поэтому при переходе к неофеодализму большинство нынешних неформальных коллективов легко могут исчезнуть по причине неактуальности. И появятся новые коллективы.

Возможно, при неофеодальной революции относительно хорошо сохранятся базовые институты государственности и отношения, с ними связанные. А сфера межличностных, неформальных отношений будет полностью изменена.

Проблема сохранения народов тесно связана с национализмом. Какие существуют основные его виды?

Весьма продуктивным можно назвать деление видов национализма, предложенная В.И. Лениным: «национализм малых наций» и «национализм больших наций». Конечно, в отличии от Ленина, я не склонен считать какой-то национализм «законным», а какой-то «незаконным».

Однако национализм малых наций и диаспоральных народов действительно имеет ряд немалых преимуществ. Формировался он в тяжелых условиях восточных и восточноевропейский многонациональных государств. В условиях межнациональной конкуренции буквально во всех сферах жизни, когда на то же государство рассчитывать бесполезно, да и сами бонусы от государства – следствие успеха в конкурентной борьбе. Такой национализм непосредственно связан с обеспечением собственной безопасности и добыванием хлеба насущного. Он глубоко укоренён в личных и семейных отношениях, крепко связан с коллективами выживания. Такой национализм крепок и может функционировать помимо любой политической идентичности.

Национализм «национальных государств» Запада наиболее сильно проявил себя в межгосударственных конфликтах XIX –XX веков. Он теснейшим образом связан с государственностью, гражданской идентичностью, системой образования, прессой и политическими идентичностями. И крайне недостаточно связан с добычей пропитания, обеспечением повседневной безопасности, семейными, дружеским отношениями. И чрезмерно связан с политикой. За исключением периода войн он оказывался недостаточно востребованным. Таким образом, полиэтнические империи способствовали появлению национализма, а национальные государства его маргинализации через вытеснение в сугубо политическую сферу.

Однако «национализм малых наций» так же в течении XIX — XX очень много из него позаимствовал. Указанные выше партийно-политическую организацию, прессу, образование, государственность. Эта настройка весьма успешна наложилась на традиционные формы самоорганизации.

Специфична ситуация у исторически слабо интегрированных русских. В нашей национальной жизни огромную роль играла межгрупповая внутриэтническая конкуренция на разных уровнях. Где группы играли роль квазиэтносов. А этнос во многом оставался оборонительным военным союзом, эффективно функционирующим только в случае масштабной внешней угрозы.

Национализм часто подвергается жестокой критике…

Критики очень часто имеют в виду не национализм, а ксенофобию. Которая на деле – отнюдь не обязательный спутник национализма. Это абсолютно самостоятельное явление, которое может сочетаться и с полным отсутствием любви к своему народу.

Национализм абсолютно естественен для полноценного человека, так же, как и стремление любить и быть любимым, продолжать свой род. Веками почти все представители любых человеческих сообществ были националистами. Любовный пыл человека иногда тоже сопровождается различными эксцессами. Но жизнь без него невозможна. Также, как и без национализма. Но отрицание жизни весьма характерно для многих современных людей. Поэтому неудивительно, что нападки на национализм соседствуют с попытками уничтожить семью, традиционные отношения между мужчиной и женщиной.

Похож ли поднимающийся в Европе национализм на национализм времён построения национальных государств?

Нынешний условно европейский национализм обратно противоположен тому, который существовал в эпоху модерна, когда создавались национальные государства. Тогда национализм был элементом процесса объединения. От местных миров к национальным государствам и от них к общеевропейским и общемировым культурным пространствам и структурам.

Современный национализм – элемент процесса разъединения этих самых пространств и структур. Но и сами народы распадаются изнутри на субкульуры, различные малые группы и просто на атомизированные личности.

Одновременно нынешний европейский национализм – реакция на внешний раздражитель, причём достаточно вялая.

Каких националистов в истории человечества Вы считаете наиболее выдающимися? Наиболее значительный из националистов древности – это Конфуций, создатель первой и самой эффективной консервативной традиции, заложившей основу стабильности китайской цивилизации.

Из националистов XX столетия наиболее выдающимся является Махатма Ганди. Человек, гармонично соединивший традиционализм и национально – освободительную борьбу, сумевший спасти Индию от уничтожения и спасший миллионы человеческих жизни.

Во время второй Мировой войны русские и украинцы яростно сражались, чехи же сдались сначала немцам, а 1968 году – советским войскам. Чья позиция предпочтительней?

Уважения заслуживают обе позиции. Не нужно доказывать то, что необходимо защищать себя от агрессора вооруженной рукой. А чехи разумно спасли свой генофонд в условиях сравнительно небольшой рождаемости.

В начале XXI века немало говорили о создании русского национального государства. Почему же оно до сих пор не создано?

Традиция отношений русских друг к другу, проблемы с признанием чужих прав, желание и стремление получать что-то не вместе с соотечественником, за счёт его.

А на сколько реальны по-вашему, либеральные преобразования России?

По той же причине невозможна и либерализация России, потому, что либерализм будет только для либералов, а все остальные ничего с этого не получат, и им придётся жить абсолютно по другим правилам и принципам.

Виной этому – только русская специфика?

Кроме обозначенной выше сугубо русской специфики можно назвать и общемировые тенденции. Раньше свои жили вместе со своими, отдельно от чужаков. А сейчас в развитых странах с чужаками общаются как со своими, а со своими — как с чужаками. Многие люди рассматривают как чужаков всех остальных. Или считают своими очень немногих. Всё остальное общество: родственники, сослуживцы, соотечественники просто и естественно воспринимаются как существа другого биологического вида или объекты неживой природы.

В нулевые годы очень активно проявили себя различные национально – демократические организации русских. Какова их судьба и перспективы?

Заслуги национал – демократов, преимущественно из НДП и РОД, трудно переоценить! В практическом плане – это создание эффективных структур практической помощи русским.

В идеологическом плане – это последовательное отстаивание этнической, а не «идеологической» природы русскости, разрыв осточертевшей дихотомии «либерала-западники vs почвенники – государственники».

Особенно велики заслуги национал-демократов в медийной сфере. Благодаря деятельности «АПН» и «Вопросов национализма» озвучено громадное количество новаторских идей, доступ к читателю масса действительно независимых публицистов, историков, экономистов и пр..

Однако деятельность национал – демократов наглядно показала, что Россия – не Восточная Европа. И идеология, основанная на сочетании этнонационализма, демократических ценностей и антикоммунизма во много раз менее востребована, чем там. Ведь специфика Восточной Европы формировалась в условиях очень длительной национально-освободительной борьбы в рамках полиэтничных империй. Для такой ситуации характерны соединения национальных требований с социальными, высокий уровень этнической сплочённости, очень сильная этнизация интеллигенции и церкви, огромная роль и высокий статус сильно этнизированной мелкой буржуазии. Всё это в Восточной Европе последовательно формировалось по крайней мере с XVIII столетия. И прекрасно продолжало существовать и при просоветских режимах.

В то же время в России по крайней мере с момента присоединения Крыма (1783 год, ликвидирована опасность вторжения кочевников в Центральную Россию) нарастали центробежные тенденции: социальные, идеологический, квази – и субэтнические. Русские активно обособлялись от русских. И имперское государство во многом выступало единственным объединителем русских. Что его изрядно устраивало и устраивает…

Пока не хватает опоры – низовой национальной самоорганизации.

Но национал -демократы и здесь проявили похвальную гибкость и генерируют новые идеи. Взять замечательную статью Сергея Сергеева «Желаемое и действительное»http://www.apn.ru/publications/article32681.htm. В ней, помимо всего прочего, говорится о создании субэтноса русских националистов. Идея по настоящему соответствует русским реалиям (стремлению к созданию субэътносов) и успешным историческим примерам. В своё время, в первом тысячелетии н.э., большинство евреев было ассимилировано христианами и мусульманами. Сохранили свою идентичность и традицию только носители талмудической религиозной идеологии. И от них пошли нынешние евреи.

Но для создания такого субэтноса необходимы жизнеспособные коллективы выживания и сеть, их объединяющая и координирующая.

НДП и РОД могли бы, не отвлекаясь от основной деятельности, способствовать установлению контактов между различными коллективами выживания (объединениями) русских, объединять эти коллективы в сети. Думаю, они это делают и без подсказок, например, в ходе оказания помощи жителям Донбасса.

У креативных людей всегда есть шанс добиться большего, чем раньше. К счастью национал — демократы именно такие…

Какая же идеология может помочь русским?

Толку в России, думаю, не будет уже ни от какой идеологии. Точнее, он может быть от представителей самых разных идеологий. Главное здесь – образ действия, а не мировоззрение. Образ действия представляет из себя активные и коллективные действия на пользу русским. Будь то незнакомые люди или ближайшие друзья и родственники. Этот образ действия подойдёт далеко не только для национал-патриотов…

В чем причина двусмысленных итогов «религиозного возрождения сегодняшней России?

В постмодернистском обществе возможна индивидуализированная религиозность. Которая часто является просто игровой идентичностью. Либо может быть вполне искренней, но не способной изменить ни самого человека, ни общество вокруг него Традиционная религиозность не индивидуальна, для неё необходимы сильные групповые идентичности, коллективы выживания. А пока их нет, что-либо проповедовать довольно-таки бессмысленно.

Вы говорите, что русский народ могут объединить коллективы выживания?

Не совсем так. Коллектив выживания объединяет не народ, а нескольких конкретных людей, лично друг другу известных. Коллектив выживания живёт для себя. Его члены в той или иной степени отгораживаются от остального общества. Но когда таких коллективов становится достаточно много, они начинают строить взаимодействие между собой и объединятся в сети. Сети, в свою очередь объединяются уже в масштабах этноса.

Национально-демократическое движение и не только оно сотрясалось от споров «совков» и «антисовков». Каково Ваше отношение к советскому наследию?

Советская власть совершила массу преступлений и добилась выдающихся успехов. К сожалению, она оставила нам в наследство совка. Атомизированного индивида, не способного создавать крепкие и дееспособные объединения людей. А потому и не способного нормально защищать свои интересы и идеалы. Поэтому те и другие суть не имеют никакого значения. Совок может быть и либералом, и социалистом, и патриотом и кем угодно. Но его мировоззрение из-за пассивности и социальной недееспособности ничего не значит и ничего не меняет.

На деле совок – это индивидуализм вкупе с пассивностью. Доведённые до идиотизма.

Сохранить останки так необходимой нам советской социальной инфраструктуры совки заведомо не смогут. Для этого необходимы антисовки. Люди, способные эффективно действовать и достигать нужно результата. Причём цели должны быть не индивидуальные, а коллективные. И для их достижения должны создаваться коллективы, гибкие и многофункциональные.

Таким образом, совки и антисовки – это не различия в политических взглядах, а образ жизни и образ действия. Чтобы о себе Наталия Холмогорова не думала, она всё же антисовок…

А есть ли в нашем обществе совков какие-то политические силы, за исключением власти?

К сожалению, большинство населения у нас совки. Так же, как и в большинстве развитых стран. Поэтому какого либо политического значения нынешнее большинство не имеет. Оно не способно производить коллективные результативные действия. Поэтому и социально политического значения практически никакого не имеет. Несмотря на все «конституционные права» и возможность голосовать. Рабы и Риме и крепостные в старой России этих прав не имели. Но их социальные возможности и политическая значимость были выше просто неизмеримо!

Кроме государственных структур и элиты какие-то возможности имеют только субкультуры и меньшинства. В том числе и весьма малочисленные и маргинальные. Субкультуры разные, от уголовников до толкиенистов. То, что всевозможные маргиналы, чудики и городские сумасшедшие гораздо круче большинства наглядно продемонстрировали события на Украине и в Новороссии в 2013 – 2014 годах. Субкультурщики очень сильно показали себя с обеих сторон.

Вернёмся к теме неофеодализма. В чем основные сходства и отличия феодализма и неофеодализма?

При классическом феодализме главным было наличие земли и людей, которые могли бы её обрабатывать. При неофеодализме важно наличие техники и людей, способных её использовать, ремонтировать и производить. При обеих видах неофеодализма крайне важны военная сила.

Что будет определять структуру общества при неофеодализме?

Основой любого образа жизни является производство товаров и продуктов питания. Производство может быть мелким или крупным, централизованным. Мелкое производство при неофеодализме может быть только кооперированным, иначе будут слишком высоки риски. На основе мелкого кооперированного производства могут возникнуть более или менее демократические общины. Крупное производство в энергетической и промышленной необходимо для наиболее развитой формы неофеодализма – византии. Оно может находиться в руках крупных собственников, одновременно являющихся и правителями, военачальниками. Или же крупное производство может находиться в государственной, социалистической собственности. Социализм при неофеодализме может оказаться гораздо более жизнеспособным, чем в XX веке. И идеология не будет играть тут почти никакой роли. Необходимость поддерживать сложную инфраструктуру и кормить массу людей при хронической нехватке всех ресурсов и средств, способствует укреплению централистско-уравнительной организации общества. Именно на этой почве военный коммунизм может пустить корни в том числе и в США…

При этом социалистическая собственность в зависимости от исторической конкретики может превращаться в крупнофеодальную и наоборот.

Наиболее эффективной может стать сочетание жесткой вертикали и централизма «сверху» с развитым общинным демократизмом «снизу». Сочетание самообеспечивающихся мелких собственников с крупным производством.

Вы сторонник коммунистической идеологии?

Нет, коммунизм и антикоммунизм оба до тошноты скучны и в плохом смысле слова старомодны. Ни тот и не другой не способны улучшить жизнь людей. Которую в принципе нельзя улучшить. Лучшие человеческие качества существуют для облегчения невыносимых трудностей и страданий. И без них они невозможны.

Самые достойные и сильные человеческие свершения — как временный пластырь на пробоине в днище корабля. А пробоину нельзя заделать, так как она предусмотрена конструкцией…

А какое устройство общества Вам импонирует: право-индивидуалистическое или более социально ориентированное, альтруистическое.

Вспомним старый фантастический рассказ. На одну планету поселили одних альтруистов, а на другую – одних эгоистов. Весьма быстро население планет словно поменялось местами.

Чтобы сохранить хоть какой-то уровень индивидуализма при последовательно «правом» режиме, необходимо сохранять всё же немало от социальной сфере и другой левизны. А так же высокий уровень благосостояния обычных людей. Или возвращаться к более социальному режиму. Иначе людям придёт объединятся в весьма коллективистские структуры, без особого, мягко говоря, индивидуализма.

В тоже время любые виды социализма порождают ложную «независимость» человека от себе подобных, от любой самоорганизации. Что приводит к чудовищному всплеску индивидуализма.

Какие народы могут существовать очень долго? Если не бесконечно?

Это могут быть те народы, часть которых всегда актуальна и востребована. Как китайское крестьянство в долинах Хуанхэ и Янцзы. Или крестьяне индийской древни. Бывает, когда люди полностью меняются. И по образу жизни, и по ментальности, во многом и по крови. Но сохраняет значение имя и идентичность. Когда они сплачивает людей вне зависимости от места в социальной и государственной иерархии. Как это было с евреями. Но так бывает нечасто.

Но что внушает надежду на сохранение русской идентичности? А то, что она продолжает существовать и иметь ярых приверженцев, часто абсолютно не принося ничего, кроме неприятностей…

А так ли счастливо жили люди при «традиционной культуре»? Ведь от неё так часто отказывались и отказываются?

Люди несчастны при любом укладе жизни: традиционной, мордерном, постмодернистском. Только несчастны каждый раз по-своему. При традиционном укладе страдают от нехватки много, при нетрадиционном – от переизбытка и т.д. и т. п. Только при традиционном укладе люди достаточно эффективно воспроизводятся физически и культурно, сохраняют свою идентичность. А при постмодерне они не могут уже ничего…

Что Вы можете сказать об отношении к старшему поколению?

В старину уважение к старшим держалось на двух существенных факторах: малом количестве стариков (низкая продолжительность жизни) и очень медленном изменении жизни. Поэтому опыт малочисленных стариков действительно был очень ценен и востребован.

А когда стариков зачастую больше, чем молодых, их опыт мало соотносится с современными реалиями, прежнее отношение невозможно. Для традиционного почитания старших необходима стабильность и неизменность наряду с малой продолжительностью жизни.

Но нам всё же есть что почерпнуть у стариков. Это значимость семьи, дружеских отношений, память о традициях взаимопомощи. При этом совершенно бесполезен культ государства и чувство, что государство или кто-то неизвестный должен помочь.

А как надо воспитывать детей? В чём секрет «традиционного» или «старомодного» воспитания?

Традиционное воспитание детей держалось на двух основах: личном примере взрослых и отсутствии выбора. Человеку с детства демонстрировались очень чёткие образцы поведения, от которых никто не отступал. Или отступали редко и мало. Разговоров было мало, была каждодневная практика, которая почти не имела альтернативы. А нынешние «разговоры в пользу традиций и старины» не имеют к этому никакого отношения.

На «строгая», ни «мягкая» модели воспитания сами по себе в наше время ничего не гарантируют. Так же, как «золотая середина». И воспитуемые и воспитатели очень уж разные. Нельзя научиться быть педагогом, им надо родиться. Тем более, что в нынешнем обществе на ребёнка действует бесчисленное количество различных влияний. Поэтому воспитание ребёнка – это азартная игра.

Мы знаем, что будущее во многом определяет половой отбор, и осуществляют его женщины. Каковы предпочтения современных женщин в отношении своих избранников?

Как таковых абстрактных современных женщин в России не существует, так как они очень разные и индивидуализированные. Однако некоторые тенденции наблюдаются. Нарастает и углубляется поляризация. Одни всё больше погружаются в феминизм и игнорируют противоположный пол. Другие всё больше склоняются к консервативной модели: желают быть зависимыми от брутального защитника, кормильца и господина. На последних держится популярность восточных мужчин и благодаря ним весьма активно женились ополченцы Новороссии.

Ещё мне кажется, что как-то выбивающиеся из общего ряда мужчины становятся всё менее популярными. Слишком брутальные часто пугают, умные вызывают скуку и чувство собственной неполноценности. Это чувство вызывают и мужчины, реализующие себя в каком-либо деле. Профессиональную состоятельность многие женщины готовы простить только в том случае, когда она приносит им ощутимый достаток и статус.

Что добавляет популярности крепким середнякам, в меру крутым и в меру не глупым, которые способны удовлетворить потребности своих вторых половин, не вызывая у них чувства неполноценности.

Чем, по-Вашему, вызваны многочисленные бурные конфликты между политически активными гражданами по поводу событий на Украине?

Кому надо с кем, тот общается несмотря ни на какие «Украины». Гораздо важнее, что многие проекты или объединения людей к 2014 году не оправдали своих надежд и вызвали массу разочарования. Проекты из нулевых а где-то ещё из девяностых годов. А проектов в сфере гражданского общества а так же культуры было немало. А вот с осуществлениями ожидаемого возникла массовая напряженка. Масштабно разочаровали не только результаты, но и соратники, отношения с ними, собственный статус и в «большом» и в «малом» социуме, отношения между отдельными группами и подгруппами. И «Украина» просто оказалась удачным поводом…

«Украина» только показала, что постсоветское гражданское общество РФ ожидания в целом не оправдало…

Чем показательна ситуация на Донбассе не с точки зрения текущей политики, а сточки зрения историософии?

На Донбассе мы наблюдаем погружение обширной и развитой территории в неофеодализм, своего рода модель будущего. Это и воинские формирования неофеодального типа, относительно небольшие, но хорошо мотивированные и эффективные. Это и ситуация в которой оказалось большинство людей. Резкая архаизация быта, поставившая их на грань выживания. И система самостоятельного жизнеобеспечения и самоорганизации у населения абсолютно не развита. Оно может надеяться лишь на государственные и общественные институты, которые черпают ресурсы извне. А уже при масштабном наступлении неофеодализма этих ресурсов может и не быть. Так что будет, как на Донбассе, только жестче…

Что нового открыли события на Украине в так называемом «еврейском вопросе»?

Я уже писал, что евреи, древний и самобытный народ, переживают в наше время тяжелый кризис. Который проявляется едва ли не в максимальной за всю историю этого народа дезинтеграции. Интересы и предпочтения разных групп евреев или просто отдельных людей колоссально далеки друг от друга.

Характерный пример – когда в какой-либо постсоветской стране к власти приходят Березовские, Гусинские и Коломойские, немалому числу евреев из этих стран приходится репатриироваться в Израиль…

А вот об Украине. Каковы перспективы этой политически активной страны?

Развал и деградация украинского государства очень возможен, если им не будут целенаправленно заниматься западные кураторы. Если же у кураторов будут чётко определённые фавориты и они будут достаточно щедро снабжать Украину средствами, постмайдановская Украина продолжит жить и развиваться.

Ещё такой Украине жизненно необходима Россия, без неё Украине не быть. И как источник электроэнергии и углеводородов, и как образ врага. . Россия – это вызов, и Украина нужна как ответ на него. В случае развала России трудно будет спасти от развала и Украину. Очень возможен традиционный славянский вариант – быстрая экспансия на восток, переходящая в распад и «отделение колоний». Скорей всего, произойдёт и дезинтеграция украинского народа.

Как по-Вашему, нужно сохранять «режим Путина» или нет?

Постсоветское общество сейчас активно разлагаются изнутри. Это видно хотя бы на примере простых межчеловеческих отношений, их исчерпанности. Сколько самых разных групп и «тусовок» развалилось «из-за Украины»! Но Украина была по сути была только поводом. Просто результат самых разных социальных связей в нашем обществе массово не оправдал ожидания участников отношений.

В такой ситуации сохранение или падение нынешней власти ничего принципиально не меняет.

Каков смысл создания «Социогнозиса» и зачем вы вообще за это взялись?

Основное достоинство «Социогнозиса» в том, что очень многим придётся ему следовать в любом случае, вне зависимости, слышали они о нём или нет. Потому как это учение не о желаемом, а о реальном и неизбежном. Пусть даже ожидаемом с трепетом и ужасом. Если у людей хватит смирения принять крушение прежнего мира. И дерзости броситься строить новый. Или просто приспосабливаться к не ими построенному. Тогда в любом случае без «Социогнозиса» они не обойдутся.

А я вот чувствую на плечах тяжесть поколений русских интеллектуалов. Пытаюсь доделать недоделанное. Как бы дописываю последний абзац или неоконченный стих. Поскольку наступает новый мир, где не будет уже возможности доделывать старое. Там и меня-то, наверное, не будет.

Потому что я люблю идеи и картинки, описания и пересказы. Не люблю кислые свежие яблоки и обожаю как следует проваренное варение…

А неофеодализм – это время конкретных действий. Время горелого мяса и его дефицита, время гнилых яблочек-дичек, из-за которых голодные сходятся в смертельном бою. 2014 год на Донбассе чуть ли не во всём мире и растянутый на десятилетия, если не на столетия.

Так что «Мне на плечи бросается век волкодав / Но не волк я по крови своей …». Грешным делом надеюсь, что он свернёт шею сразу и не будет долго по садистки забавляться. Как любят котэ поступать с полуживыми мышками…

В наше время не часто создают историософские концепции. Вы надеетесь сделать «Социогнозис» популярной в широких кругах концепцией или заслужить признание специалистов?

Нынешний мир «специалистов» весьма сегментирован и, к сожалению, малоподвижен. Свежие идеи в мире российской гуманитаристики приживаются крайне плохо, в основном идёт пересказ, толкование и доработка идей второй половины XX века.

Поэтому лучше обращаться непосредственно к людям, как это делал Л.Н. Гумилёв. Благодаря этому о и более чем через двадцать лет после своей смерти остаётся самым успешным российским историком, несмотря на отвержение его идей коллегами.

Хотя вряд ли стоит рассчитывать даже отдалённо схожий результат в плане раскрутки. Общество коренным образом изменилось. Упал интерес ко всякого рода «идеям и концепциям». И само идеологическое поле стало по-постмодернистски крайне дробным, а его мельчайшие сегменты – замкнутыми сами на себе.

Поэтому гораздо разумнее предлагать нечто, что могут использовать для своих собственных нужд представители самых разных сегментов, взять на вооружение абсолютно несогласные друг с другом люди. Так что надеюсь, хе-хе быть включённым, даже анонимно, во взгляды разных людей. Мне не жалко!

Хотя иметь свою школу то же бы не отказался, хоть и маленькую и бедненькую. Потому что теорию-то и сам разработать могу, в составлении практических методик по осуществлению явно нуждаюсь в помощи.

А кто Ваш любимый писатель?

Виктор Пелевин. О разных сторонах его творчества можно говорить очень долго. К примеру, творчество Пелевина с крайней наглядностью показывает крах всех бытовавших в России идеологических проектов: левого, либерального, патриотического, религиозного и пр.

Пелевин – как Лев Толстой, которого Ленин назвал «Зеркалом русской революции». Пелевин так же отличное зеркало. Не революции, а глубинного распада прежнего мира.

А в чем смысл человеческой жизни?

Смысл жизни у человека такой же, как у лосося. Откормиться, отметать икру и умереть. Только люди мечут икру по-разному. Кто-то детьми, кто-то книгами, кто-то практическими делами, кто-то разовыми поступками. Кто отметал икру – тому повезло. Но многим и этого не дано, по каким-то причинам они гибнут, ничего не сделав.

Но люди несовершенны, по сравнению с лососями. Они бояться и хотят радости и счастья. Разум помогает им выполнить своё предназначение. И он же мешает спокойно умереть, сделав дело. Во многом безусловные инстинкты для человека заменяет культура. Благодаря её человеку кажется, что он стремится к радости и избегает страдания. А на деле он просто мечет икру и умирает.

Беседовал Владимир Самонов

 

Наша тонущая Атлантида и не только

Интервью

Семён, как возникла идея написать книгу «Репортаж с тонущей Атлантиды»? Что на нее подвигло?

То, что люди наивно думают, что будущее станет продолжением настоящего. Что настал фукуямовский «конец истории». Или продолжают пережёвывать давно потерявшую вкус жвачку о «прогрессе», о «демократии». Или такую же жвачку о Советском Союзе, великой Российской империи. Нынешняя идеологическая сфера чудовищно отстаёт от жизни. В ней фактически нет ничего, кроме консервативных утопий разного толка. «Западнические», «почвеннические» идеологемы – все они обращены в прошлое и не имеют никакого отношения к реальности. (Некоторое «методологическое» исключение представляет из себя национал- демократическая идеология). Не даром идеологии утратили в современной России серьёзное значение. И превратились в постмодернистскую игру.

Вот я и подумал, что надо что-то делать. Как-то приблизить мировосприятие людей к реальности.

На переломной эпохе у населения всегда возникают апокалиптические ожидания. Издавна на Руси в народе ходили разного рода апокрифы, провозглашающий грядущий конец мира. Однако эти ожидания так и не оправдались на протяжении тысячелетий. Как вы считаете, что нового можно сейчас добавить и сказать в наше время? Мир вновь «погибнет» в умах философов?

Действительно, мир готов погибнуть всегда. Картонный кораблик нашего общества всегда дырявится и промокает. И чтобы он продолжал плыть — нужны жертвы. Много жертв. И вполне добровольных. И не только инее сколько в борьбе с «кровавым режимом» и на поле брани. А просто в жизни. Это прекрасно понимали, например, ацтеки. И устраивали массовые жертвоприношения. Только вот с добровольностью у них была проблема. А вот первые христиане жертвовали собой осознанно и добровольно. Они пошли в самоубийственную атаку на социальные и культурные устои и мировую энтропию. И победили. Отсрочили гибель европейской цивилизации на две тысячи лет.

А сейчас жертвовать люди не хотят. Ни время, ни деньги. Не говоря уже о жизни и свободе. Более или менее активно гребут под себя. И считают, что так оно и надо. Поэтому мир просто никто не будет спасать. Ведь спасение достигается только принесением в жертву себя. Поэтому наш мир (имеется в виду – социальный) погибнет. Тех, кто не принёс в жертву самих себя, всё равно принесут в жертву. Но уже совсем не добровольно. Для закладки совершенно нового общества.

Тех, кто пытается предсказать будущее, иногда подразделяют на класс «пророков» (тех, кто предвидит трагические события) и «кликуш» (тех, кто как бы притягивает своим вещим словом разного рода революции). При этом нельзя точно сказать пророком или кликушей является такой человек. Если перефразировать Ф. Тютчева, ощущаете ли на себе ответственность, «как ваше слово отзовется»?

Действительно, сказать заранее нельзя. Я просто хочу, чтобы мыслящие люди вышли из мира виртуальных утопий. И повернулись лицом к реальности. Не только к конкретной реальности их «маленькой жизни». Но и к тому, куда идёт наше общество.

В своей книге вы даете только негативный сценарий будущего России? Считаете, позитивной футурологии у страны нет? Когда пройдена «точка невозврата»?

Если к нам сейчас явится великий царь-волшебник на белом коне, он сможет только на некоторое время «заморозить» ситуацию. Продлить агонию империи…

Точка невозврата была пройдена с приходом к власти большевиков. И не потому что красные были такие плохие-плохие. Они довели до логического развития российский имперский принцип. Вывели человека в космос, выиграли Вторую мировую войну. И просто дали возможность миллионам русских добиться в жизни своего. Без большевиков миллионам талантливых русских пришлось бы ехать за самореализацией в Америку…

Одновременно большевики развали русский народ как таковой. Т.е., уничтожили его традиционную самоорганизацию, устои и традиции. Например, путём коллективизации. Так что мы не имеем сейчас дееспособной нации. Но имеем постепенно загибающуюся космонавтику…

Теоретически могли победить белые. Заведомо слабейшие организаторы и государственники. Исключительно при реальной поддержке западных держав. Тогда бы никакой империи в России больше бы не было. В космос бы полетели американцы. Возможно, при участии русских инженеров. Для которых на Родине не нашлось бы работы.

Была бы уменьшившаяся в размерах достаточно децентрализованная федерация. Эдакое новое издание Киевской Руси. В которой некоторые регионы очень быстро стали бы зажиточными. Например некоторые сырьевые территории стали бы русскими Канадами и Австралиями. Тогда как другие оказались бы очень и очень бедными. Эдакими Колумбиями и Сицилиями. Жители которых были бы гастарбайтерами, партизанами-террористами и мафиози… Ещё в первой половине XX века Россия прославилась бы своими Аль Капоне и Че Геварами. А не военачальниками, диктаторами и учёными …

Зато не было бы ГУЛАГа и коллективизации. Так же, как и германского нацизма. Который родился как ответ на большевизм. Сохранилась бы в большей степени самоорганизация русских. Которые уже в XXI веке были вполне способные бороться за свои социальные и национальные интересы. Пусть и с переменным успехом. Хотя уже в течении XX века на месте русского народа начали бы формироваться несколько новых. Казачьи народы, сибирские и пр.

Российская империя без большевиков была возможна только в случае продолжения столыпинских реформ до начала 1930-х годов, нейтралитета в Первой мировой войне и сохранения монархии…

Вопрос немного пафосный, но все-таки интересно. Что или кто может спасти Россию?

Современная Россия и русский народ целиком себя исчерпали. Возможно создание только чего-то принципиального нового. В том числе и на основе русского национализма и традиционализма. Можно просто напросто спасти много отдельных русских людей. Путём самоорганизации этих людей в коллективы выживания. Как тех русских, кто останется в России. Так и тех, кто эмигрирует. Спасти как физически, так и психологически. Только коллектив выживания может дать опору в современной жизни. Опору во всех смыслах этого слова. И только мы сами мешаем себе эту опору обрести.

Мне показалось или я плохо читал: говоря о судьбах Индии, Китая, Японии, России, вы как-то обошли стороной будущее развитие США, нынешнего гегемона планеты? Долго еще будет «загнивать Запад», как вопрошал классик? В чем ахиллесова пята Америки?

США, как и все западные страны, занимаются цивилизационным суицидом. Который проявляется в безудержном (уже не староамериканском) индивидуализме, засилье агрессивных меньшинств. В США куда меньше демократии, чем в Европе. Что-то я не слышал о влиятельных и популярных белых националистах. Таких, как во Франции, Венгрии, Польше, на Украине. В США, как и в России, сплошные «патриоты — государственники». (Именно наличие сильного и признанного национализма – маркер уровня демократичности для современной западной страны). В США диктатура политкорректности приняла поистине тоталитарные формы. По меткому замечанию Константина Крылова, США страна очень немецкая. Сейчас она похожа на этакую фашистскую Германию во главе с банкирами и геями.

Но всё же в США лучше чем в Европе или России сохранилось христианство, семейные ценности. Поэтому возможно в будущем возникновение на территории страны нескольких государств. В том числе и национального белого. Так считают и некоторые американские правые аналитики.

Если пофантазировать, какой этнос (если, конечно, не прилетят инопланетяне) и какая религия будет самыми передовыми через тысячу лет? Можно ли видеть зачатки этого доминирования уже сейчас или появится «нечто новое»?

Этносы будут уже новые, хотя, может быть, со старыми названиями. От уже несуществующих нынешних этносов. Основной религией будет нетрадиционный ислам. Который будет соединять в себе наработки салафизма, европейской технократии и языческих культовых практик.

В своем исследовании существенное место вы уделили Северо-кавказской цивилизации. Вообще, применимо ли понятие «цивилизация» в данном случае. Ведь не говорят о казачьей, поволжской или арктической цивилизации? Вообще, что для вас «цивилизация», по какому принципу это понятие формируется применительно к разным народам?

Цивилизация – это несколько национальных культур, объединённых в общность. Общность в мировоззрении, социальной организации. Об арктической цивилизации и финно — угорской тоже вполне можно говорить.

Многие думают, что республики современного Кавказа – это что-то типа модифицированных восточных султанатов. Вы же в своей книге утверждаете, что Кавказ ближе средиземноморской цивилизации с ее в известной мере демократическими институтами? На основании чего сделаны такие выводы, к которым не прибегают, насколько известно, другие исследователи?

«Община без первобытности» это не только средиземноморский тип организации общества. Он действительно был присущ, по мнению некоторых учёных, античным грекам. Но далеко не только. Например, он был так же присущ древнейшим шумерам. А.Я. Гуревич обнаружил такую форму социальной организации у раннесредневековых германцев. Видный советский историк, академик Неусыхин считал «общину без первобытности» вообще очень распространённой формой социальной жизни. Кельтские «общины без первобытности» описал ещё Юлий Цезарь. Общину без первобытности в Киевской Руси блестяще описали И.Я. Фроянов и А.Ю. Дворниченко.

Община без первобытности предполагает высокий, иногда высочайший, уровень социального и культурного развития. При этом сохраняется хотя бы относительное и формальное равенство членов общины. Которая организована по территориальному, а не по родственному принципу. Возможность народных масс активно влиять на власть. Община без первобытности противоположна государственной деспотии, громоздкому чиновничьему аппарату.

У кавказцев найти «общину без первобытности» долгое время мешала сравнительная неразвитость городской культуры. В отличие от других таких обществ. Поэтому говорили о родовом строе, военной демократии, «кавказском феодализме». Однако для первых двух вариантов уже средневековое северокавказское общество было слишком развитым, вовлечённым, например, в торговые отношения. Да и современные кавказцы отлично себя чувствуют в современном обществе. Тогда как действительно первобытные народы вымирают, несмотря на все преференции. А для феодализма на Северном Кавказе откровенно не хватало государственного аппарата и социального неравенства.

Зато имело место развитая многоуровневая самоорганизация общества. Как по родственному принципу, так и по территориальному. Разные социальные группы активно боролись за власть и влияние. Причём «демократические» слои» нередко побеждали. Вот это совершенно нехарактерно ни для первобытного общества, ни для феодализма. А в античной Греции или в Новгородской республике практиковалось во всю.

 

Российские власти носятся с Кавказом давно, но, как видно, оптимально политики развития этого макрорегиона выработать так и не удалось. Отчего так происходит? Нет хороших кавказоведов, исследующих ментальность живущих там народов? Модный сейчас вопрос: что России делать с Кавказом?

Отличных кавказоведов у нас пока ещё немало. Взять хотя бы петербургскую школу кавказоведения. Другое дело, что нет управленцев, могущих реализовать их наработки.

Первый вариант решения северокавказской проблемы — предоставить республикам независимость. Предварительно вернув на историческую родину всех их уроженцев. И перестать их финансировать. Но тут Кавказский хребет могут перейти геополитические враги России.

Второй вариант – наведение порядка. Это предусматривает временную ликвидацию автономного самоуправления. Тотальное искоренение коррупции, терроризма, организованной преступности. Надёжную защиту прав простых кавказцев. Предоставление им всех возможностей для самореализации на родине. И создание дополнительных. Через поощрение малого бизнеса, строительство крупных объектов, предусматривающих немало рабочих мест. Недопустимость никаких «этнических иерархий». Все жители Кавказа – граждане России, должны быть радикально равны между собой. Вплоть до раздела многонациональных автономий. Выделения отдельных автономий для русских. Например, автономных казачьих округов с казачьей властью. И, соответственно, полноценными казачьими силовыми структурами. Действующими на законном основании, имеющими для этого необходимые полномочия и материальные средства. Необходимо создание новой кавказской элиты. Которую необходимо выдвигать из числа тружеников: бизнесменов, интеллектуалов, крестьян. Закрыть путь в элиту всем преступникам и сепаратистам.

Для этого варианта нужна мощная политическая воля и действительно работающая вертикаль власти. Готовность к решительным действиям, уважение к закону, справедливость и беспристрастность. Интересно, кто-нибудь обладает в России такими качествами?

И только тогда восстанавливать автономии. Уже совершенно новые.

Не могу не спросить еще об одном. В книге вы задаетесь вопросом: может ли быть нынешний лидер Чечни Р. Кадыров будущим правителем России? Что навело на такую мысль? Может то, что в свое время другому представителю с Кавказа – И. Сталину – это удалось? Простое это совпадение или какая-то роковая закономерность. Ведь не о представителях народов Крайнего Севера, Поволжья или Сибири речь.

Между Кадыровым и Сталиным нет ничего общего. Сталин примкнул к правильной организации. Общероссийской и интернациональной. И выдвинулся благодаря своим феноменальным способностям. Кадыров всем обязан своему пассионарному и воинственному народу. С которым у него непростые отношения. А так же В.В. Путину. С которым отношения вроде были получше…Станет или нет Кадыров правителем России – зависит прежде всего от самих чеченцев. Они могут стать повелителями бывшей России. Но для этого отдельным чеченским семьям и дружинам придётся ужиматься, умерять свои аппетиты. Как в пользу чеченского «царя», так и в пользу представителей других народов.

Или же чеченцы попытаются вести экспансию по «античному» пути. Создавая самоуправляющиеся колонии – анклавы. Объединённые исключительно горизонтальными связями. Кадыров им тогда не понадобится. Хотя и он ведёт «колониальную» политику. Поощряя поселение чеченцев в других регионах. Что очень напоминает колонизационную политику древнегреческих полисов. Которые тоже активно переселяли чрезмерно активных и амбициозных сограждан.

Расскажите о своих планах. Над чем сейчас работаете и появится ли новая книга? О чем она будет?

Рассчитываю, если сложится, выпустить отдельную книгу о коллективах выживания. Что это, какова их судьба среди русских, каковы перспективы. Вместе с этой своей работой – сборник статей единомышленников по русской самоорганизации.

Беседовал Владимир Самонов.