Продажа Россией Аляски: реальные причины

Продажа Россией Аляски: реальные причины.

Аляску власть продала вовсе не по глупости, и не от нехватки средств. Просто в регион надо было или вкладываться, чтобы сохранить за собой, или отказываться от него. Но развитая заокеанская Россия могла стать не только причиной внешнеполитических конфликтов, но и прибежищем антиправительственных элементов. Развитая русская Аляска могла не только отделиться от России и, например, по собственному желанию присоединиться к США или Канаде, но стать плацдармом для экспансии англосаксов на Евразийский континент.

Имперские власти отлично знали историю и характерную для восточнославянских колоний, выселок, «пригородов» обособляться от митрополии и конфликтовать с ней, даже безо всякой иностранной поддержки и отделённости от митрополии морем. А уж тем более, когда есть и то, и другое.

Геополитика Евразии ( дополненный вариант)

Семён Резниченко.

Геополитика Евразии: хартленды vs империи.

Евразия имеет западный и восточный хартленды – осевые территории, источники инноваций и миграций. Западный – наиболее протяженный. Он являет собой Восточную Европу и Переднюю Азию с севера на юг от Балтийского и Белого морей до Синайского полуострова. Восточный – это регион Алтая, Саян, сопредельных территорий лесостепного Казахстана. С юга к нему отчасти имеет отношение Тибет и Северная Индия.

Хартленды, как верно отметил Л.Н. Гумилёв в отношении территорий появления этносов, характеризуются разнообразием ландшафта и рельефа земной коры. Это лес, лесостепь, равнины и горы. Влажные и сухие территории.

Всё это обуславливает этническое разнообразие население, разнообразие хозяйственного уклада. А так же весьма компактную социальную организацию, состоящую из небольших родовых либо территориальных групп. Для хартлендов характерна масса мелких и нестабильных образований, отсутствие масштабных и прочных империй, социальная изменчивость. Для западного хартленда характерны разного рода общинно-полисные структуры.

Именно это сделало их источником масштабных этноисторический процессов и изменений. Западный хартленд  стал источником расселения индоевропейцев и семитов во все стороны света, распространения авраамических религий и античной культуры. Существует весьма достоверная гипотеза, что и высокая земледельческая мегалитическая культура попала в Европу из Передней Азии. Из восточного хартленда началось заселение человеком Америки, миграции кочевников, распространение буддизма.

Но в целом с запада в большей степени распространялись идеи и инновации наряду с людьми. Восток же больше специализировался на людях.

Специфика хартлендов заключается в том, что, провоцируя изменения на других территориях, выбрасывая туда своё население, сами они остаются сравнительно неизменными. Т.е., стабильно изменчивыми, раздробленными и не постоянными.

Территории древнейших цивилизаций Древнего Египта, Месопотамии и Китая испытывали значительное влияние и /или миграционное воздействие со стороны близлежащих хартлендов и потом сами оказывали значительное влияние на эти территории. После чего опять подвергались экспансии с этих территорий. Позже это стало трендом во взаимоотношениях хартлендов и  империй.

Со временем творческая мощь хартлендов Евразии затухала. Генерировать инновации и провоцировать перемещения населения стали очень часто имперские структуры, находящиеся за пределами хартлендов. Первыми начали наступлении римляне с запада западного хартленда. Однако он ещё продолжал действовать. Активность его привела к славянским и арабо-исламским завоеваниям и расселениям.

Однако давление всё усиливалось. Походы монголов Чингисхана уже не были переселениями кочевников. Это было давление северокитайской имперской культуры на оба евразийских хартленда. Восточный хартленд после этого практически заглох.

А на востоке и западе западного хартленда оформились имперские силы, которые повели наступление навстречу друг другу. С востока – турки и русские, с запада – носители западноевропейской культуры, преимущественно германцы. Спецификой европейской и русской культур, было то, что первоначально это были культуры хартленда или близкие к ним, но переродившиеся в имперские для обеспечения выживания. При формировании великорусской культуры произошёл отказ от общинно – полисного общественного устройства в пользу имперского под влиянием и с целью борьбы с кочевниками. На западе германцы очень много восприняли от римлян. Огромную роль в усвоении имперской традиции сыграло христианство.

И в целом западный хартленд, начиная с начала н.э. видоизменялся в целях самообороны, перенимая периферийные имперские принципы. Это породило обширные державы готов и гуннов, в последствии – Великое княжество Литовское, Речь Посполитую и Австро- Венгрию. В то же время имперские образования, созданные для самообороны хартленда, сохраняли внутри себя его изменчивость и неоднородность. Что делало их более рыхлыми и непрочными.

Подобная «самозащита хартленда» в соединении с отрицанием его принципов во многом повлияла на становление и судьбу СССР. В целом Россия весьма типологически близка Западу, но с сохранением гораздо больших элементов «империи самозащиты хартленда».

А экспансия западноевропейский и американской культуры стала наиболее полным проявлением имперского начала (общества периода мегалитов, Римская империя), в своё время воспринявших культурные достижения (античность, христианство, индивидуализм и права личности, на Западе формализированные) и генофонд (кельты, германцы) жителей хартленда. Причём как имперское начало мы рассматриваем не определённое государство, но обширные сравнительно единообразные общности, основанные на нивелировании индивидуальности и / или писаного права. Данный принцип получил наивысшее воплощение в глобализме западного типа.

Попытки защититься истощили и силы северной части западного хартленда. Его жители, в какой-то мере сохраняют исходные принципы (сочетание индивидуализма и демократии с консерватизмом и традиционностью) для «внутреннего пользования». Но уже не могут его транслировать.

Южная часть западного хартленда несколько активнее. Однако она транслирует не инновации, а реплику своего последнего арабо – исламкого всплеска. Более ослабленную и скорее отрицающую, чем утверждающую. Но вызывающую идеологическую и демографическую экспансию. На стыке севера и юга эта реплика привела к действительно массовому движению северокавказские народы и албанцев. Этносов, в наименьшей степени затронутых имперским укладом жизни.

В ряде аспектов моя локализация хартлендов Евразии совпадает с локализаций «котлов народов», из которых исходили наиболее масштабные переселения, у Л.С. Клейна. Эти котлы он располагает в Северной Европе (индоевропейцы), Аравия (семиты) и восток Центральной Азии (отправная точка миграций алтайской языковой группы). Также весьма верно Л.С. Клейн указывает на стремление мигрирующих народов создавать крупные многосоставные коллективы, которые давали им преимущество в военном деле. Однако такие крупные структуры всё же больше характерны для ситуации выхода за пределы первоначально места проживания и активного расселения уже на новых территориях. (Клейн Л.С.  Этногенез и археология. СПб., 2013. Т. 1. С. 448 – 453).

Можно предположить, что импульсы, исходящие и западного и восточного хартлендов Евразии, создали некий маятник движения людей, идей и принципов с востока на запад континента и наоборот, амплитуда которого постепенно убыстрялась. Что в целом и составляло суть евразийской истории. На данный момент это движение стало максимально быстрым, что говорит о кульминации либо завершении многотысячелетнего метацикла континентальной истории.

В целом имперские структуры к востоку и западу от западного хартленда приходят в упадок, и хартленд в какой-то степени берёт реванш.

Вначале хартленды дают импульсы к экспансиям и развитию начиная  с верхнего палеолита, но особенно после перехода к производящему хозяйству (особенно с IV тысячелетия до н. э) и вплоть до первого тысячелетия н. э. Потом в течении тысячелетия эта роль принадлежит империям. Потом империи ослабевают и наступает очень ограниченный ренессанс части одного из хартлендов. Что же дальше?

Представляется, что или у Евразии появятся новые хартленды или же может ожить север западного хартленда в случае притока спасающихся от мигрантов и нестабильности образованных европейцев и русских в страны Восточной Европы. Или же Евразия уступит свою роль лидера мировой истории. В любом случае начинается совершенно новый виток истории.

 

 

 

Русские альтруисты

Семён Резниченко.

Русские альтруисты/

http://rueuro.ru/item/46-russkie-altruisty

Сейчас немало говорится о том, что для сохранения русского народа нужны чёткие, всеми разделяемые правила и принципы взаимодействия разных групп русских. Но как русские веками жили в условиях недостатка силы и чёткости таких правил?

Благодаря тем самым праведникам, искренним и активным альтруистам, без которых не стоит не только отдельно взятое село. Приносить пользу людям, помогать и словом, и делом есть для этих людей психологическая потребность. Самым высоким нравственным принципам эти люди следует не потому, что надо, а потому, что хочется! Делать нужное и полезное для них то же самое, что дышать, пить, есть…

Это вариант русского нравственного гения. А есть ещё люди, которые могут делать разные необходимые вещи и действия на недоступно высоком уровне и в огромных масштабах. И которые делают это также потому, что действительно сильно хочется…

Такие качества человека не связаны с его мировоззрением, идейными принципами, уровнем образования и социальным статусом. Он может быть трезвенником, и серьёзно «закладывать за ворот», может быть целомудренным, а может иметь сложную и извилистую интимную жизнь и т. д.

Воспитать, распропагандировать и вообще получить искусственно такого русского практически невозможно!

Появляется он благодаря во многом случайному сочетанию хорошей наследственности, условий воспитания, психологического климата в период формирования личности. Но, по большому счёту, появление такого человека также непознаваемо и мистично, как и Второе Пришествие…

Подобные праведники и выдающиеся таланты есть светлая сторона русского индивидуализма и антропоцентризма. Когда человек способен делать что-либо нужное и достойное вопреки «отсутствию условий» и здравому смыслу как таковому. Вот хочется ему — и он делает. Тёмную сторону этих же качеств обычно называют самодурством…

Таким человеком почти невозможно стать по собственной воле, можно лишь отчасти приблизиться к этому идеалу путём долгих усилий. И книжные образы здесь плохой помощник. Надо иметь такой образец в повседневном общении.

Однако без таких людей трудно продлевать существование внутренне очень неоднородного и изменчивого общества, где всегда было немало крайних индивидуалистов. Для которого долгие целенаправленные действия большого количества людей совершенно необходимы, но сопровождаются большим количеством издержек. Где один человек творил вместо десятков и сотен и исправлял сделанное тысячами. Иногда несколько лет его работы заменяли целые столетия…

Именно из понимания этих особенностей ведёт начало упование патриотов «старой школы» на сильную и благородную личность, которая может «всё исправить».

Русский народ в прежние времена порождал таких людей в сравнительно немалом количестве. И благодаря таким людям русский народ существует до сих пор…

Но подобных людей всегда было всё же не слишком много, количество, как правило, компенсировалось качеством. А сейчас стало ещё меньше. Поскольку стало гораздо меньше мест, где можно растить просто здоровых и порядочных детей. Альтруисты страдают и гибнут чаще многих других. К тому же они давно «вышли из моды», их принципы поведения считаются нелепыми и опасными, в том числе и ими самими. Тем более, что такие люди обычно совсем не глупы и видят, что альтруизм часто не приносит пользы ни благодетелю, ни объекту благодеяния, ни обществу в целом. Немалое число людей он может превратить в развращённых иждивенцев и психологических вампиров…

Именно уменьшение числа и возможностей праведников и героев (с талантами дело обстоит несколько лучше) делает необходимыми для русского народа «те самые» чёткие и устойчивые правила межгруппового взаимодействия в дополнение к разнообразным внутригрупповым принципам социальной жизни. Одного выдающегося человека всё больше приходится заменять правильно организованным сообществом людей обыкновенных.

Однако процесс этот вряд ли станет очень уж быстрым и безболезненным. Поэтому стоит с куда большим вниманием относиться к праведникам, героями и талантам, которые ещё остались. Надо понять, что это ценнейший ресурс для выживания народа…

Проявляются эти люди (за исключением небольшого числа, чьи действия получили заслуженную известность) отнюдь не благодаря соблюдению какого-либо набора формальных принципов. Разве что благодаря осознанному стремлению и умению приносить людям пользу.

Такие люди заявляют о себе, что называется, на практике. Как, я уже писал, стать такими большинство из нас не может. Но мы можем оказывать им посильную помощь, подражать в отдельных аспектах поведения.

Но, чаще всего, хотя бы не мешать и не вредить. Поскольку такой достойный человек при мало-мальской известности может оказаться предметом зависти и нерациональной агрессии. Поскольку мало кто может с ним сравниться, и, чем более искренне и полно человек соответствует декларируемым принципам, тем сильнее он нарушает сложившиеся иерархические отношения либо вызывает у большинства ощущение неполноценности. В таких условиях достойный человек должен либо «эмигрировать» из этого сообщества, либо начать приносить окружающим вред…

Одновременно альтруисты являются плохо возобновляемым социальным ресурсом, который в нашем обществе хищнически эксплуатируют. Ими постоянно пытаются манипулировать, чтобы достичь максимальной выгоды в максимально короткий срок. При этом не особенно задумываясь о будущем, ни этого достойного человека, ни о своём собственном…

В результате альтруисты либо оказываются в ситуации, когда им самим нужна помощь, либо в той или иной степени озлобляются.

У нас слишком многие и не самые худшие люди слишком легко забывают о личных интересах альтруистов, их помощь принимают как должное, либо обижаются на них за своё зависимое положение. И совсем не задумываются, что праведникам самим постоянно требуется помощь. Но зачастую совсем не та, которую хочется оказать. А какую — вопрос тонкий. Иногда хорошему человеку гораздо лучше других понятно, что ему нужно. А, бывает, его нужно спасать помимо его воли…

А между тем искренние, не «головные» альтруисты — основа любого сообщества русских людей, претендующего на длительное существование. Их не обязательно должно быть много и они не всегда могут и должны быть лидерами. Но, при достойном отношении, они могут раз за разом спасать сообщество от распада в различные переломные моменты. Например, в случае неудачи или серьёзного успеха…

 

Переформатирование русской идентичности

Переформатирование русской идентичности.

В настоящее время идёт процесс переформатирования структуры русской  идентичности. Её территориально –государственная составляющая слабеет. Это достаточно распространённая в истории практика, когда масса представителей какого-либо этноса не живёт у себя на родине, причём родина продолжает сохранять ля них символическую значимость. Но для представителей таких народов больше характерен упор на принадлежность к такому народу по кровному родству. Но для современных русских и восточных славян в целом пока  более важна культурно-политическая идентичность, выраженная в нескольких символах. Со временем в таких наиболее успешных общностях русских кровно — родственные связи будут значить гораздо больше…

Непредсказуемость в футурологии

Семён Резниченко.

http://www.apn.ru/index.php?newsid=36342

Непредсказуемость в футурологии.

Трудно сомневаться в том, что неофеодализм уже наступает. Также понятны его общие характеристики. Но как он будет выглядеть в конкретный период времени в конкретном месте, предсказать весьма затруднительно. Как известно из истории, когда-то великие города и империи не раз превращались в пустоши. К тому же современные люди стали ещё более мобильны и подвижны.

Понятно, какие качества нужны для выживания при неофеодализме народам и отдельным людям. Но кто конкретно выживет – неизвестно. Необходимые качества (такие как технические и инженерные, биоинженерные знания и коллективизм, сплочённость) сосредоточены в разных народах и группах людей. Но они должны быть задействованы единым сообществом людей одновременно.

Тенденции человеческой истории в целом предсказуемы, хотя периодически появляется несколько вариантов развития. С большой высоты и отдаления они выглядят вариациями одного и того же. Но для отдельных людей и их групп этот выбор может изменить всё. Такой выбор определяется действиями конкретных личностей и отдельными событиями. А действительно предсказать появление или отсутствие в истории той или иной личности, возможность или невозможность события практически невозможно.

Когда одно и то же делают разные люди в разных условиях, результаты могут быть самые разные. Тенденции представляют собой некий «трубопровод» истории, по которому может прокачиваться совершенно разное содержание….

Можно с достаточной долей достоверности предположить, что в будущем вполне могут продолжать существовать как этнос русские, евреи, китайцы и некоторые другие современные народы. При этом сохранившиеся этносы претерпят коренные изменения. Например, продолжатся генетические линии лишь какой-то части данного этноса, вероятно – совсем небольшой. Для самых разных народов возможна ситуация генетического «бутылочного горлышка». Могут существенно и очень скоро измениться культура и менталитет этих народов, их физиологические характеристики.

Всё это достаточно достоверно.

А вот кто конкретно (отдельные люди, конкретные группы людей внутри этноса) продолжат свои генетические линии – неизвестно. Поскольку всё это зависит и от очень разнообразных объективных факторов, и от непредсказуемых случайностей.

Даже самые изощрённые математические методы дают лишь вероятностные результаты. Любые выводы, хоть математики, хоть гуманитаристики близки к реальности лишь тогда, когда при расчётах учтены все влияющие на ход истории факторы, их реальная значимость и её изменения. В оценке значимости факторов и её изменчивости регулярно ошибаются. Учитывать все могущие влиять на исторические события факторы также ещё не научились. И не научатся, поскольку их бесконечное количество. Учитывается лишь доступное пониманию и то что кажется важным. Потому огромные погрешности неизбежны.

Также абсолютно неизбежны сознательные и полуосознанные искажения по самым разным причинам. Футуролог – человек, желающий принести радость и пользу себе и ли своему заказчику. Люди также неизбежно стремятся искажать в своих интересах выводы, полученные другими людьми. Причём разные люди вносят совершенно разные искажения в рассмотрение одного итого же вопроса. Кому-то это необходимо для выживания, кому-то – для творческого самовыражения и т.д.

Относительная объективность возможна лишь при оценке значимых событий, происходящих здесь и сейчас. И такая объективность доступна далеко не для всех.

Поэтому ложь либо полуправда практически неизбежна. При познании будущего точно так же, как при познании прошлого…

Чтобы избежать ошибок и лжи, футуролог должен знать наперёд все факторы, значимые для того или иного события или явления. Он не должен нуждаться в действиях, направленных на принесение себе и другим пользы и удовольствия. Никто не должен иметь возможность помешать такому футурологу.

Таким образом, объективный и точный в прогнозах футуролог не должен быть человеком и вообще смертным живым существом. Объективность и всеведение не свойственна живым существам, поскольку они вынуждены постоянно заботится о поддержании своей жизни. И для этого видеть и понимать лишь необходимое для временного поддержания жизни, а не реально существующее.

Искусственного разума, сопоставимого с человеческим в разных своих проявлениях, пока не существует. Машинный интеллект, даже самообучающийся, вмещает не больше, чем доступно людям.

Остаётся лишь божественный разум, вполне незаинтересованный и объективный, владеющий нужным количеством информации для любых оценок…

Мир при неофеодализме

При неофеодализме бесконечный мир для человека ужмётся до ограниченного пространства с небольшим количеством предметов. Остальное станет ненужным.

Камыш — строительный материал и топливо

Семён Резниченко.

Камыш – строительный материал и топливо.

В наше время всё острее встаёт вопрос о производстве дешевых и экологически чистых строительных материалов, которые можно производить прямо на дому. Один из них – камышит, ранее широко производившийся в различных регионах страны, но незаслуженно забытый в последней четверти XX в.

Сырьё для камышита – собственно, камыш, легко доступно в различных местностях. Вот как описывает камышит нормативная литература:

«6.23. Камышит представляет собой плиты из спрессованных, ровноуложенных стеблей камыша, прошитых в несколько рядов проволокой.

6.24. Сшитый камыш устойчив против загнивания, так как стебель покрыт защитным слоем кремневых отложений. Камышитовые плиты изготавливают двух типов: с поперечным (тип А) и продольным (тип Б)расположением стеблей. Их размеры, в мм: длина 2400…2800, ширина 550…1500 и толщина 30… 100 .

6.25. Средняя плотность зависит от усилия прессования и составляет 175 …250 кг/м3, предел прочности при изгибе около 0,5МПа, теплопроводность 0,058 … 0,093 Вт/(м°С). Достаточная прочность при изгибе даёт возможность использовать эти плиты в качестве самонесущей, утепляющей конструкции. Камышит толщиной 10 см, оштукатуренный с обеих сторон, соответствует по своим теплозащитным свойствам деревянной стене из брусьев толщиной 22 см или кирпичной стене толщиной в 2,5 кирпича.

6.26. Камышит не горит открытым пламенем, а тлеет. Под воздействием огня камышит подвергается поверхностному обугливанию на глубину1-2см; образующийся слой золы препятствует доступу воздуха внутрь плиты и крайне затрудняет и даже прекращает возможное горение.

Длина стеблей камыша в плитах типа А должна быть не менее ширины плиты, однако в плитах толщиной 70 и 100 мм допускается до 25% стеблей длиной не менее 3/4 ширины плиты.

6.28. Для защиты от гниения и повреждения грызунами камышитовые плиты пропитывают антисептиком, обычно 5% раствором медного или железного купороса.

6.29. Для прошивки плит применяется стальная оцинкованная проволока диаметром от 1,6 до 2 мм, а при прошивке непрерывным швом значительно тоньше, но не менее 0,7 мм» (1).

Помимо собственно камышитовых плит из камыша изготавливаются многофункциональные плетёные маты (без спрессовывания), однослойные и многослойные.

Станки для производства камышовых плит и матов вполне можно устанавливать на дому. Некоторые устройства весьма и весьма просты. «Укладывается проволока, затем порциями сверху укладывается камыш и проволочные вязки. После набора этот пирог сверху сжимается доской, уложенной на ребро, основная проволока загибается вверх и скрепляется проволочными вязками.

Основная проволока располагается рядами поперек стеблей с промежутками 140-160 мм, после прессования ее концы, поднятые вверх, туго скручиваются. Поперечные стяжки расположены с интервалом 100 мм, ими охватывается основная проволока и концы также туго скручиваются…» (2).

Существуют устройства и для измельчения камыша. С применением измельчённого камыша изготавливаются такие материалы, как арболит (бетон с камышовым наполнителем и химическим добавками).

Проблемные моменты камыша как строительного материала – пожароопасность, сравнительно хорошие условия для поселения в здании мышей и крыс.

Камыш и другие виды тростников можно использовать как топливо. Хотя в  биомассе тростника содержание влаги может достигать 50%, однако после сушки на воздухе, а также благодаря уборке в зимнее время её уровень снижается до 20-25%. Данное обстоятельство позволяет производить из тростника топливные брикеты с минимальными затратами энергии на сушку сырья. Тростник обладает высокой теплотворной способностью.

Тростник имеет высокий уровень содержания лигнина – полимера, являющегося естественным природным связующим, улучшающим физические параметры топливных брикетов (плотность, прочность, устойчивость к истиранию и т.д.).В отличие от нефтепродуктов и угля, тростник имеет низкое содержание серы и других вредных примесей.

Камыш горит весьма быстро, и для отопления есть смысл использовать только хорошо спрессованные топливные брикеты. Для производства которых также существуют минилинии (5).

Солома же и остатки злаковых растений из –за слабой устойчивости к  разного рода воздействиям пригодны лишь в качестве экологически чистого утеплителя и топливных брикетов.

Примечания.

 

  1. ИНСТРУКЦИЯ ПО ПРИМЕНЕНИЮ МЕСТНЫХ ТЕПЛОИЗОЛЯЦИОННЫХ МАТЕРИАЛОВ ПРИ СТРОИТЕЛЬСТВЕЖИВОТНОВОДЧЕСКИХ ЗДАНИЙ // https://ohranatruda.ru (дата обращения – 20. 05. 2017).
  2. Камышитовые плиты // http://www.samostroj.ru (дата обращения – 20. 05. 2017).
  3. Арболит // https://ru.wikipedia.org (дата обращения – 20. 05. 2017).
  4. Производство топливных брикетов из камыша // http://bio.ukrbio.com (дата обращения – 20. 05. 2017).
  5. Топливные брикеты Пллеты, алтернативное топливо // http://press-briket.blogspot.ru (дата обращения – 20. 05. 2017).

 

 

 

 

Большевистский эксперимент в России как попытка сближения сакрального и профанного

Семён Резниченко.

Большевистский эксперимент в России как попытка сближения сакрального и профанного.

В мышлении человека сакральное отделено от профанного, и одновременно содержится в профаном, определяет его схему. Во взглядах разных мыслителей, разных национальных культурах акцент сделан либо на различие сакрального и профанного, либо на их сходство. Хотя всегда присутствует и то, и другое.

Например, Платон настаивал на разделении сакрального и профанного, Аристотель – на единстве.

Одна из важнейших особенностей русской культуры – акцент на разделение сакрального и профанного. В то время как самым разным западным и восточным культурам присущ акцент на единство того и другого.

По своей философской сути большевистский эксперимент был попыткой изменить акцент русской культуры с различия сакрального и профанного на их сходство.

Причиной этого был как «пример развитых стран», так и насущная необходимость сделать русское общество более единым и управляемым сверху. Обществом с более сильными внеличностными социальными регуляторами на основе идей    и принципов. Сила внеличностных социальных регуляторов как раз и определяется степенью близости сакрального и профанного.

Первоначально большевики планировали полностью подчинить себе сферу сакрального и, сблизив его с профанным, эффективно управлять единым и монолитным обществом. Где принципы и идеи, спускаемые сверху, воздействовали на человека не извне, а непосредственно из его ума души.

Однако коммунистическая элита, начиная с позднесталинской, сама стала  противиться ограничению себя внеличностными регуляторами. Что объясняется как спецификой национального менталитета, так и политикой И.В. Сталина, которого в поздний период правления окружали достаточно эффективные, но не слишком принципиальные менеджеры.

Слабость внеличностных регуляторов в начале способствовало крушению «старого режима» и воцарению большевиков, а потом точно также способствовало крушению и коммунистического государства. Та же специфика, например, способствует многочисленности среди русских изобретений и открытий, которые потом внедряются где-то в другом месте…

Точно также жители стран Восточной Азии, где не поощряется креативность и сравнительно сильны внеличностные социальные регуляторы, сохранили у себя власть коммунистический партий. Точно также, как и внедрили другие чуждые изобретения…

В результате в русской культуре были нарушены границы и структура сакрального и профанного, при том, что сближения не произошло. И та, и другая сфера оказались ослабленными и одновременно ещё больше отдалились друг от друга. Ослабленное сакральное ещё больше отдалилось от практики и переместилось в сферу эстетических удовольствий и психологической разрядки. Сфера профанного зачастую лишилось какого-либо принципиального регулирования, потеряла форму и структуру, стала активно разлагаться (будь то межличностные отношения, профессиональные среды и пр.).

В погоне за единообразием и управляемостью были погублены русские коллективы выживания и их сети.

Русские: индивидуализм и единство

Семён Резниченко.

Русские: индивидуализм и единство

http://rueuro.ru/item/35-russkie-individualizm-i-edinstvo

Русские издавна жили маленькими группами, прежде всего – семейными. А также создавали различные братства, артели, другие малые группы, состоящие преимущественно из мужчин. В основном такие группы были самодостаточными и самообеспечивающимися. На таких принципах строились не только дальние хутора, но усадьбы в крупных городах.

При этом была отлично налажена система взаимодействия русских в особых случаях: праздника, войны, проведения общественных работ, помощи попавшим в беду родным и соседям и пр.  Но за исключением этих особых случаев русские избегали активного взаимодействия с множеством людей. Взрослые родичи предпочитали жить на расстоянии друг от друга, как пространственном, так и социальном. Что не мешало им поддерживать многообразные отношения.

Попытка сбить русских в единые крупные однородные коллективы с ослабленным внутренним членением всегда приводило, прежде всего, к моральным потерям: социальному иждивенчеству, стремлению жить за счёт других, безответственности, постоянным внутренним конфликтам, русской русофобии – стремлении части во что бы то ни стало обособиться от целого.

Как уже говорилось, русские могут весьма эффективно действовать сообща. Но только в тех случаях, когда стоит конкретная общезначимая цель, достижение которой подразумевает восстановление и укрепление самодостаточности отдельных групп. Т.е., единство экстраординарно и конечно, хотя и возобновимо.     Полноценное единство русского народа подразумевает чёткую дистанцию между отдельными субэтносами, квазисубэтносами, территориальными, социальными и родственными группами русских. Без чрезмерного сближения или удаления, при взаимном уважении границ и автономности, но и выполнении взаимных обязательств. Последние могут быть разными по отношению к различным группам русских: это могут быть взаимные обязательства между властью и группой людей, двумя или более группами людей, образующими сеть коллективов выживания.

Количество взаимных обязательств между разными коллективами может быть разной. Больше всего их может быть между группами родственников, соседей, единомышленников.  В рамках одного коллектива русским не помешают чёткие принципы личных и мелкогрупповых прав и обязанностей, шаблоны для ограничений на контакты между некоторыми членами группы без необходимости (наподобие избегания в старой кавказской семье). Что может сделать отдельные коллективы выживания более крупными и жизнеспособными.

Конечно, в прежние времена русский менталитет во многом основывался на гибкости и свободе импровизации, способности меняться в зависимости от условий, качеств конкретных людей. Хотя в наше время русские по-прежнему весьма талантливы, уровень владения полезными для выживания навыками, здоровье и выносливость не в пример хуже прежнего. Всё это понижает автономность отдельной личности, требует более последовательного соблюдения правил, принципов, взаимных обязательств.  Способность к гибкости и импровизации в значительной степени могут сохранить наиболее технически оснащённые группы русских, хорошо освоившие робототехнику, 3д-технологии, имеющие под рукой много легко доступной информации по самым разным вопросам.  Между сторонниками правил и импровизаторами желательна взаимная поддержка. Одни обеспечивают устойчивость, другие — гибкость.

Другой важнейший момент – правила сравнительно безболезненного отпочкования от общностей  разных групп и создания новых общин, правила выхода из общности отдельного члена. Эти правила должны быть чёткими, разработанными, должны учитывать права обеих сторон.

Понятно, что такие принципы могут меняться с изменением обстоятельств. Однако должна соблюдаться преемственность и сохраняться святость принципов.

Современный русский также должен заботиться о сохранении необходимой ему для жизни антропогенной среды: инфраструктуры, современной системы социальных отношений, интеллектуальной среды.

Дело в том, что в этих средах наблюдается наибольшая терпимость к человеческому многообразию и специфике отдельной личности. Что абсолютно необходимо разнообразным и индивидуалистичным русским. Конечно, и в постсоветской России, на Западе с этим масса проблем. Но в «других местах» их ещё больше. В подобной системе все легче выжить одинокому, мало защищённому окружающими современному человеку.

Вне пределов нынешней социальной среды, где есть школы, вузы, больницы, дороги и транспортная инфраструктура практически все, за исключением статистических погрешностей, русские люди выжить неспособны. Точно также — подавляющее большинство граждан РФ других национальностей.

Но для сохранения инфраструктуры совершенно необходим другой, несовковый, образ жизни и мышления, чем тот, что мы наблюдаем сейчас. Необходима активная кооперация для сохранения инфраструктуры. Но кооперация существует и сейчас, коррупционная и многая другая. Но она во многом направлена на передел и присвоение уже созданного. Этим грешит и большая часть неславянских этнических диаспор, и русских элитных и совсем неэлитных групп.

Но необходима другая самоорганизации, направленная на обеспечение пропитания, поддержание инфраструктуры и обеспечение безопасности. Прежде всего, безопасность и комфортные условия, тех, от кого зависит сохранение инфраструктуры, врачей, фермеров и пр. Передел и присвоение должны отойти на второй план, так делить скоро будет нечего.

Русский человек должен быть «другом и братом» большинству сограждан. Но прежде всего он должен быть «этим самым» вполне определённым людям, которые готовы реально и добровольно будет делать ему добро, а он – им.

Но для сохранения совместно используемой инфраструктуры люди из совершенно разных коллективов должны осуществлять совместные действия. Например, для ремонта местной муниципальной дороги. В этой связи весьма интересен опыт функционирования американских комьюнити, либо самоуправления в Италии – стране с хорошо организованной местной жизнью и ментально русским людям более близкой. Но здесь важно не впадать в слепое подражательство и выбирать отдельные конкретные элементы и принципы, которые могут быть воплощены в российских условиях. Принципы местной самоорганизации как таковой необходимо вырабатывать самостоятельно, сообразуясь с реалиями конкретной территории.

Полноценная местная самоорганизация и самоуправление могут существенно снизить расходы государственного и региональных бюджетов.

В перспективе самим местные жителям придётся содержать необходимые им храмы и другие религиозные учреждения, как это и было в старину. Для чего духовенству традиционных конфессий желательно озаботиться проповедью среди них действий, направленных в помощь объектам местной инфраструктуры, защиты природной среды. Тогда они могут рассчитывать на ответный тёплый отклик земляков…

Однако поддерживать местную инфраструктуру «старыми» способами отдельные малые группы и местные жители в целом не могут. Прежние способы чрезмерно затратны, материало- и энергоёмки. Поэтому для малых групп и местных сообществ перспективно использование новых технологи. Например, разных видов альтернативной энергетики (ветряная и солнечная энергетика, биоэнергетика, малые каскадные ГЭС и пр.), а также применение в производстве 3D-технологий. В принципе, эти и другие технологии в перспективе позволяют эффективное местное самоуправление, вполне сопоставимое с дореволюционным, но при этом с гораздо большими возможностями.

Работая для поддержания инфраструктуры, русские должны активно взаимодействовать с теми представителями других этносов, которые готовы вложиться в сохранение инфраструктуры, а не просто её эксплуатировать. Взаимодействие русских и представителей других этносов должны строится на основе единых взаимовыгодных принципах.

Таким образом, необходимо повышение экономической и социальной значимости малых групп русских: семейных, дружеских коллективов и пр., а также их включённость в систему местного самоуправления. Необходимо активное сотрудничество и взаимопомощь самых разных групп населения, заинтересованных в сохранении местной инфраструктуры.

 

Если бы победили белые…

Если бы в России белые победили красных, то был бы сильный народ и сравнительно слабое государство. Красные резко усилили государство засчёт народа.