Как будут жить люди при неофеодализме

Как будут жить люди при неофеодализме.

Нынешние радости, опасности и страдания исчезнут, на их смену придут другие.

Причины появления Ликурговой Спарты

Причины появления Ликурговой Спарты.

Принципы жизни спартанцев, введённые Ликургом, во многом возникли как ответ на вызов воинствующего индивидуализма жителей Спарты и их склонности к коррупции…

К чему может привести Третья Мировая

К чему может привести Третья Мировая.

Об этом вообще не хочется писать, но… В результате Третьей Мировой  (если вдруг она случится) завершаться давно угасающие процессы, а многие новые не разовьются, или не начнутся вообще.Развиться может совсем неожиданное…  …

 

Валахи — гибкое общество в неблагоприятных условиях

Валахи — гибкое общество в неблагоприятных условиях.

Одна из версий происхождения румын, молдаван и валахов в целом весьма поучительна. Романоязычное население Балкан в условиях Великого переселения народов создало стиль жизнь «на всякий случай». Компактные, но достаточно крупные, мобильные коллективы полукочевых скотоводов. Которые в случае благоприятной ситуации могли занять удобные земли, начать сеять хлеб, но могли не связываться с сильным противником. В случае румын и молдаван они смогли развернуться в оседлые этносы и государства.

Беседы и суждения. Вып. 9. О науке.

Семён Резниченко.

Беседы и суждения. Вып. 9. О науке.

Условия существования интеллектуальной среды новоевропейского типа.
Новоевропейские интеллектуальные структуры и институты могут существовать только в условиях непрерывного расширения, при сочетании т высокой рождаемости, вертикальной мобильности и тяги к знаниям. Иначе они стремительно разрушаются- конкурентная психология учёных и творческих людей, не находящих самореализации и не имеющих средств для реализации своих проектов, приводит к жестоким конфликтам и самоуничтожению интеллектуальной среды.

Наука гораздо ближе к спорту, чем к государственнной службе.

Наука и агональный дух.

Для классического учёного очень многое значил агональный дух, стремление к преодолению и победе. Так, выдающиеся открытия в географии и смежных дисциплинах совершали военные разведчики. Становлению ряда учёных способствовали занятия  спортом (причём уровень спортивных достижений здесь неважен). Или же борьба ради преодоление физических и психологических трудностей, последствий инвалидности и пр..

Перспектива распада гуманитарной науки. 
В недалёком будущем привычная гуманитарная наука может исчезнуть. Различные её сегменты: сбор и хранение фактов, творческая концептуальная составляющая, идеологическая могут обособиться друг от друга, став отдельными сферами интеллектуальной жизни, как например, наука, художественная литература и журналистика.

Архивы и библиотеки заменят вузы?

С большой долей вероятности можно предположить, что в будущем значительную часть функций вузов и исследовательских центров возьмут на себя хранилища (архивы, библиотеки и пр.). Этому может способствовать уменьшение потребности в фундаментальных инновациях, сугубо ситуативная нужда в знаниях самых разных людей. Из чего вытекает необходимость максимально полного сохранения уже накопленных знаний с максимально быстрым доступом к ним.

Может появиться нечто вроде Мусейона в античной Александрии, где хранение текстов и других материалов будет сопряжено с исследованиями и распространением знаний. Но всё же в большей степени с поиском забытого и полузабытого, а не нового. Не факт, что «мусейоны» будут создаваться на основе именно архивов и библиотек, к такому формату могут прийти разные научные структуры и вузы, имеющие собственные хранилища материалов. Также «мусейоны», возможно будут создаваться заново…

Современные учёные, творческие люди не могут тягаться с предыдущими поколениями по чисто социальным причинам. Прежде всего, из-за отсутствия спроса на инновации. Отсюда — масштабная разочарованность при относительном успехе…

Индийские и китайские интеллектуалы на Западе и изменение сути науки.

Большое количество китайских и индийских студентов в вузах западных стран объясняется не только политикой толерантности и традиционным уважением к образованию у этих народов. Западной профессуре весьма по вкусу почитание если не наставника, то транслируемых им идей, целеустремлённость индийских и китайских студентов. Это на фоне многих периодов неформальств и наступившей затем апатии местной молодёжи. Изменение этнического состава западных интеллектуалов, их большая ориентация на традицию не способствует инновациям. Но вполне может помочь законсервировать и сохранить немало из культурного багажа начала XXI в..

Внерациональность в науке будущего.

В науке недалёкого будущего будет расти внерациональная и попросту вненаучная составляющая. Она может быть весьма разнообразной и поэтому создавать непроходимую пропасть между разными сегментами бывшей новоевропейской науки.

Самовыживающая наука.

Если смыслом существования научных организаций окончательно станет самовыживание, то в таких условиях может очень сильно пострадать свобода мышления и разнообразие мнений, идейная рациональность. Самовыживание для науки может быть лишь средством, а не целью.

Выживание гуманитариев при неофеодализме.
Как я уже писал, учёные -гуманитарии при неофеодализме могут выживать засчёт участия в формирования идентичности, идеологии сообществ, например сетей коллективов выживания. Однако участие это может быть лишь временным и эпизодическим, так как объективное научное знание по сути не может укладываться ни в одну идеологию, оно не согласуется с основными принципами группового самосознания.
Научная картина жизни человеческого общества может быть при неофеодализме лишь знанием для посвященных. Которое является самоценным и самозначимым для его носителей вне зависимости от того, приносит оно какую-либо практическую пользу или нет.
В таких условиях отождествлять себя с какими-либо неофеодальными идеологиями для гуманитариев бесперспективно. Нужда в носителе научных знаний либо быстро отпадает, либо он превращается из учёного в идеологического проповедника (попасть в число которых при неофеодализме будет очень непросто из-за «малого количества вакансий»). Гуманитариям лучше всего поддерживать неплохие отношения с представителями самых разных сообществ, оказывая им разовые услуги. Хотя и в этом случае, по сравнению с периодами модерна и постмодерна, их останется весьма немного, и на комфортную жизнь рассчитывать не приходится…
Поэтому для выживания гуманитариев желательно сохранение тесных связей между таковыми в разных регионах, мобильность. Должен быть налажен быстрый обмен информацией и услугами, появиться устоявшиеся традиции взаимопомощи, которая должна оказываться вне зависимости от личных отношений между гуманитариями. Например, участник проекта, получающий плату, должен выделять её часть тем, кто занимается установлением собственно научной истины.
Также необходима разработка принципов положительного нейтралитета по отношению к потенциальным нанимателям. Тут уместно вспомнить о некоторых принципах врачебной этики, например, «не навреди». Гуманитарий не должен принимать заказы на чёрный пиар, не должен заниматься дискредитацией одного сообщества по заказу другого.
Но всё это, конечно же, требует выработки совершенно новой профессиональной традиции, крепкой и саморегулирующейся. Создать которую гуманитариям будет совсем не просто. Например, ещё труднее станет соблюдать баланс между интересами выживания и чистым научным знанием, интересами профессиональной группы и отдельного учёного, интересами отдельного учёного и поиском научной истины, интересами профессиональной группы и поиском объективной научной истины.
Но, при всей проблематичности воплощения в жизнь этих принципов, другой возможности сохранить при неофеодализме гуманитарное знание в виде науки нет.

Представления об истории при неофеодализме.
Где сохранится масса исторической информации, книг, архивов, исторические представления в той или иной степени будет близки к нашим. Где её сохранится мало, представления об истории станут мифологическими – ёмкими и компактными. Множество сходных разновременных событий объединят в одно, множество более или менее похожих исторических личностей – в одну.

Ученые и аграрии: взаимодействие без посредников.
Производители сельхозпродукции должны общаться с учёными — селекционерами без посредников. Им гораздо выгоднее непосредственные контакты с учёными, работающими в вузах и академических центрах, которые располагают необходимым оборудованием для проведения исследователей, полями для опытных посевов.
Сельхозпроизводители должны иметь прямую связь, например, через специальную социальную сеть, с селекционерами и генетиками. Которым они смогут высказывать пожелания о необходимых им направлениях разработок, договариваться о заключении контрактов на проведение изыскательских работ по получению посадочного материала с нужными характеристиками, проводить платные консультации.
Часть суммы, получаемой учёным — разработчиком, должна идти научному центру как аренда помещений, посевных площадей и оборудования, которые будет использовать учёный в ходе своей работы. Аренда опытных сельхозугодий — дело дорогостоящее. Поэтому вместо неё может использоваться имитация хорошо известных природных воздействий в лабораторных условиях. Сельхозпроизводители могут приобретать ещё недостаточно испытанный посадочный материал по льготным ценам и выступать как участники «полевой» стадии разработки нового сорта.

Что тормозит технический прогресс?
В Новое время возможности для научного поиска сочетались с примитивной техникой, что породило спрос на технический прогресс. Сейчас технический прогресс тормозят предыдущие достижения, необходимость сразу достичь высокого уровня эффективности и безопасности, что нелегко.

Некоторые люди утверждают, что при неофеодализме уровень технологий упадёт чуть ли не до каменного века. Но при таком их уровне большинство современных людей вообще не выживет. На территориях, где сохранится жизнеспособный тандем инженеров-техников и силовиков, может, наоборот, начаться бурное развитие ряда технологий. Например, позволяющих наладить производство всего необходимого на месте.

Если новоевропейская интеллектуальная среда перестаёт расширяться, то она распадается. Находясь в замкнутой среде без доступа «свежего пополнения», интеллектуалы вынуждены навязывать себя друг другу в качестве лидеров. Что приводит к конфликтам и самоизоляции интеллектуалов друг от друга, дальнейшему падению востребованности. Единственный выход из ситуации – кооперация для пропаганды своих взглядов при сохранении их разнообразия. Для этого надо добровольно ограничивать себя, проявлять терпимость. Это очень и очень трудно, но по-другому знакомая нам интеллектуальная жизнь исчезнет.

Какое образование необходимо:

  1. Дающее максимум полезных для жизни навыков конкретному человеку с учётом его индивидуальных особенностей.
  2. Развивающее способность к быстрому и эффективному самообразованию.

Роль религии в постсоветском обществе

Роль религии в постсоветском обществе.

Роль религии в жизни общества и отдельного человека – главное разочарование постсоветского времени. Хотя виновата тут не сколько сама специфика религиозных доктрин, столько завышенные ожидания, которые возлагались на совершенно неподходящих людей в неподходящих условиях. Т.е. в условиях отсутствия полноценный самоорганизованных сообществ, основанных на материальном самообеспечении.Как это было в старину. Только на основе таких сообществ формируется полноценная массовая религиозность, которая позитивно влияет на жизнь общества.

Суть иранской культуры

Суть иранской культуры.

Издавна история и культура Ирана –колеблющееся сочетание различных начал: индоарийской кастовости и ближневосточного эгалитаризма; западного индивидуализма и азиатского коллективизма, феодально-полисного партикуляризма и восточного бюрократизма, мощной ближневосточной религиозности и вольнодумства.

Это  не коллектив выживания 

Семён Резниченко.

Это не коллектив выживания.

Первоначальная публикация: http://www.apn.ru/index.php?newsid=37024

Это не коллектив выживания:

1.Коллектив, чем-либо полезный только меньшинству членов.

2.Коллектив, для которого важнее всего некие внешние цели, идущие в разрез с интересами выживания членов коллектива.

Именно таковы многие тоталитарные секты, близкие к ним псевдообщественные объединения, финансовые пирамиды и пр..

Коллективность, навязываемая советской властью, также не предполагала коллективов выживания. Советский коллектив был заточен под выполнение конкретных целей и контроль за своими членами. И достижение целей и контроль осуществлялся по своей сути в пользу руководства, а не отдельных членов коллектива или коллектива как целого.

С оной стороны, цели, поставленные властью, достигались (например, выход в космос). С другой стороны, такие коллективы привели к резкому взлёту «контрольной функции», что, например, выразилось в различных формах доносительства с разными последствиями в разные периоды существования советской власти.

Что, в свою очередь, привело к обвальному росту индивидуализма, ослаблению социальных связей. «Всё это» началось ещё в советское время.

Лучшие черты советских коллективов, по которым ностальгируют их бывшие члены, проявились по двум причинам: если власти было важно именно регулярно достигаемые цели, то она могла ограничить «контрольную функцию», позволить советскому коллективу приобрести некоторые функции коллектива выживания; в коллективе были люди, ещё заставшие настоящие коллективы выживания, либо воспитанные их членами. После ухода таких людей атмосфера в советских коллективах стала резко ухудшаться, а потом и рухнул Советский Союз…

Ряд коллективов по своей сути и не должны быть коллективами выживания, по крайней мере, большую часть времени. Это коллективы, по своей сути предназначенные для достижения целей, не имеющих отношения к выживанию именно этого коллектива. Но значимых для выживания общества в целом, его защиты, сохранения идеалов и духовных ценностей.

Например, это воинские части и монастыри. В отличие от коллективов выживания, они не ставят своей целью физическое воспроизводство, рождение детей.

Воинская часть должна выполнять боевые задачи, т.е., стремиться к достижению конкретной поставленной цели. Конечно, современная военная доктрина справедливо предполагает минимизацию потерь, т .ч. и потому, что людей, пригодный для ведения военных действий, в наше время весьма немного, нередко они «на вес золота». Однако выполнение боевых задач в рамках воинской части в целом ценностно более значимо, чем выживание её членов. Иначе этим людям лучше оставаться в тылу.

Хотя в ряде случаев воинская часть должна действовать как коллектив выживания, например, тогда, когда очередная боевая задача либо выполнена, либо невыполнима. В таких условиях задача воинского коллектива – выживание как можно большего числа бойцов.

Цель монастыря – служение трансцендентному, тому, что не от мира сего. И это служение гораздо важнее интересов процветания и существования монастыря как элемента земного мира. Если мирские интересы некий монахов или монастыря как учреждения ставятся выше служения трансцендентному – существование монастыря теряет смысл. Например, он довольно быстро начинает дискредитировать религиозные идеалы, распространённые в этом обществе.

Точно также в случае появления предполагаемого научного монастыря достижение научных открытий для него гораздо важнее, чем комфортность существования, самоутверждение, как отдельных учёных, так и структуры в целом.

Хотя и монастырь в ряде случаев может и должен выступать как коллектив выживания, например, в своих мирских, хозяйственных и социальных функциях, в случае серьёзных трудностей, угрозы существования монастыря.

Государство также не является коллективом выживания. Прежде всего, потому, что оно призвано защищать интересы всех граждан. А коллектив выживания состоит из людей, лично знакомых и регулярно взаимодействующих друг с другом. Но в случае серьёзной угрозы и или необходимости быстро осуществить масштабный проект государство, где хорошо налажено социальной взаимодействие между людьми и материально-техническая инфраструктура, может некоторое время действовать как единый коллектив выживания.

Таким образом, ряд групп и воображаемых сообществ людей, которые не являются коллективами выживания по своей сути, в ряде случаев, ситуативно должны выполнять их функции.