Беседы и суждения. Вып. 2.

Семён Резниченко

http://www.apn.ru/publications/article34960.htm

 Россия и славянство

В отношении характеристик и качеств славян существует немало разночтений и неувязок. С одной стороны, славяне внутренне разнообразны. С другой — какие-либо «качества» славян легко утрачивались с изменением условий. Либо быстро появлялись с изменением условий

Одни из самых значимых констант славянской истории — миграция и сецессия.

Какие народы самые индивидуалистические? Трудно сказать. И кто вообще измерял индивидуализм? Но можно предположить, что это русские, украинцы и поляки.

Специфика этничности восточных славян (на примере русских и украинцев).
1. Сравнительно большой зазор между языком, культурой и этнической идентичностью, относительно большая возможность их несовпадения.
2. Большая степень этнизации социальных и мировоззренческих различий. А так же отождествление этничности с социальным положением или мировоззрением.
3. Сила и устойчивость этнической идентичности в случае её объединения с социальной или идеологической идентичностью (Кубань, Донбасс, Галичина).
4. Значительная роль территориальных идентичностей
5. Наличие развитых территориальных субэтносов социальных и идеологических квазисубэтносов, не имеющих собственной территории.

Основа традиционного славянского государственного устройства – гегемония. Социальные, территориальные, профессиональные группы сравнительно сильно этнизированны. Среди социально –территориальных групп одна (или с союзниками) возглавляет и подавляет другие. Нет чётких и постоянных правил и отношений гегемона и народа. Слишком многое зависит от отдельных ключевых фигур. Гегемон должен либо вести успешные завоевания (набеги), либо получать большие доходы от внешней торговли. Иначе он будет вынужден жестоко эксплуатировать и одновременно выглядеть в его глазах слабым.
Политическое устройство не слишком совершенное, и славянские народы в целом от него отказались. В настоящее время в своём государственном устройстве они сочетают на редкость реальную демократию с большой ролью «внешних влияний», которые одновременно признаются и отторгаются весьма причудливым образом. «Внешнее влияние» частично заменяет «того самого» гегемона. И позволяет поддерживать демократизм и относительное единство внутри самого народа.

 

В чем причина поражения южнобалтийских славян в борьбе с германцам?

Германцы были ни чуть ни более воинственны, развиты в цивилизационном отношении или богаты, не «хороши и добры» да и политические конфликты в их среде, как и в среде славян, были не редкость. Однако германцы в целом лучше следовали ими же признаваемым правилам и принципам справедливости, что делало их социум в среднем стабильнее и комфортнее. Что стало особенно очевидным после нескольким веков стабильного взаимодействия. И поэтому германский социум в перспективе оказался более привлекательным для многих славян, особенно «что-то из себя представлявших».

 

Кто такой русский?
1. Это человек, рождённый от русских родителей, носитель русского языка и культуры. Всё это (происхождение, язык и культура) отнюдь не определяет идентичности русского человека. Точнее, русская идентичность может быть совершенно незначительной по сравнению с профессиональной, социальной, конфессиональной, политической идентичностью русского человека инее иметь для него почти никакого значения. Особенно это касается социально и профессионально активных людей.
2. Человек с русской этнической идентичностью. Часто это человек, у которого произошла привязка русскости к роду занятий, политическим и конфессиональным воззрениям. Всё это может запросто отделять его от других русских. Русские по идентичности не всегда русские по крови.
3. Русские как военно-политический союз на основе русского государства. Крайне важен для сохранения русской идентичности и народа в целом! Далеко не все русские по крови и даже обладатели развитой русской идентичности могут оказаться внутри этого союза. Одновременно могут оказаться совершенно нерусские люди.
4. Носители русского языка и культуры как родных могут оказаться кем угодно (представителями самых разных этносов, идентичностей).
Видимо, русские — это изменчивое пересечение всех этих факторов. С основой на происхождении на идентичности, но нередко ситуативное.

 

Ещё о сути русскости

Многие аспекты в русской культуре определяют два фактора: отделённость и противопоставленность сакрального и профанного, а так же сплочённость и постоянство малых групп в противоположность крупным.
Всё это есть у всех народов. Но у русских выражено несколько более сильно. У многих народов наряду с противопоставлением сакрального и профанного, действовал и принцип «что вверху, то и внизу», у русских – ослабленный. И идентичности, отделяющие их от других соотечественников, у русских сильнее, чем у многих народов.
Так же у русских очень развита индивидуальность и неповторимость любых общностей, их зависимость от конкретных «кадров», лидеров и пр..
Именно благодаря этим двум факторам компактные группы русских, чувствующие свою обособленность от остального народа, очень часто превосходят всех остальных. Как среди русских, так и среди зарубежных этносов.
И по этой же причине достоинства и достижения этих ограниченных групп русских, принципы их жизни сравнительно плохо передаются другим группам и в более позднее время.
Киево — печерские монахи практически сразу же взяли наивысшую планку православной религиозности и монашеской жизни. Но не были замечены большинством современников, спокойно исповедовавших язычество или синкретические формы религии ещё более трёх столетий.
Большевики, будучи небольшой сплочённой политической сектой, победили всех и вся. А превратив своё учение в государственную идеологию – почти сразу же её предали…
В литературе, кинематографе, архитектуре и других сферах русской культурной жизни мы многократно наблюдали рождение ярких и совершенных школ и направлений, и их нередко быстрое затухание или деградацию.

 

Различия славянской и западной научно-технической мысли.
Различия появились ещё в эпоху средневековья. На Западе в большей степени была развита цеховая система, у славян — в меньшей. На Западе уровень качества и специфика изделий был относительно унифицирован. У славян – в меньшей степени. Он имел больше различий и перепадов.
В целом и в будущем западным европейцам больше удавалось открытие общих принципов и законов, которые в основном и были открыты западноевропейцами. Славянам – конкретные изобретения конкретных вещей. Воплощение «истинно славянского» подхода можно считать великого русского инженера Шухова, который отказался от карьеры математика – теоретика ради проектирования конкретных архитектурных конструкций. Аналог Шихова в гуманитаристики – дешифровщик письменности майя Ю.В. Кнорозов. Ещё один славянин — дешифровщик — Б.Грозный, расшифровавший письменность хеттов.
Но это правило имело немало ярких исключений. Как теоретики большого масштаба среди русских учёных проявили себя М.В. Ломоносов, Д.И. Менделеев. К.Э. Циолковский. К ним нужно прибавить и князя П.А. Кропоткина, теоретика как социальной самоорганизации у людей, так и специфики взаимоотношения между животными. В последнем случае ряд современных западных учёных признаёт превосходство князя над ближайшими последователями Дарвина и отчасти самим Дарвином. Любое трогательное фото с дружащими котёнком и совёнком, если оно не фейк – доказательство правоты Кропоткина. …
Среди гуманитариев ближе всего к «большой четвёрке П. Сорокин, во многом определивший пути развития западной социологии.
Очень специфическим славянским учёным был Никола Тесла. Им, с одной стороны, открывались фундаментальные принципы и законы. С другой стороны, некоторые его полумифические машины, вероятно, были ближе к невоспроизводимым произведениям искусства, чем к серийным приборам …
Своеобразной противоположностью им стали лучшие образцы советской военной промышленности, такие, как автомат Калашникова. Они – именно что соединение славянского и западноевропейского, особенно германского начал. Конкретно – индивидуальная славянская изобретательность и мастеровитость соединилось с логичностью и эффективностью, с в хорошем смысле шаблонностью.
Во многом это связано со стремлением большевиков в принципе преодолеть славянское индивидуальное, хаотическое и нестандартное начало …

 

Если что русским имманентно присуще независимо от эпохи, так это постмодерн. Постоянная непохожесть русских друг на друга, смешение эпох и стилей. Постоянная изменчивость и текучесть. Русские – сложный, самоизменяющийся коллаж, постоянный в своей изменчивости.

Для русского человека важны общность образа жизни и восприятия мира. Именно так он определяет своих. Национальность, язык, религия, политические взгляды важны во много раз меньше. Потому что к образу жизни, кругу общения и другому реальному взаимодействию всё это не имеет или почти не имеет отношения…

 

Если кто-то скажет: «Я за русский народ в целом и как таковой» то это индивидуалист и фрилансер, «гражданин мира». Или человек, подобный некоторым оригинальным античным философам, считавшими себя «эллинами вообще», а не гражданами конкретного полиса. Таких очень мало.

 

Почему Россия да и другие славянские страны относительно консервативны?

Как раз таки благодаря ярко выраженному индивидуализму и индивидуальному подходу к очень многому. Ограничения и принципы активно обходят, их самих не трогая. К тому же очень принято мигрировать. Кому не нравится — очень часто уезжает. Тоже по славянской очень древней традиции…

 

В чём сходство России и Византии?
Византия была социальной системой, стремящейся к распаду и энтропии, который долгое время тормозили христиане и христианство. Они шли в атаку на энтропию и на какое-то время отбрасывали её назад. То были не только набожные люди (как православные, так и иконоборцы). Но просто талантливые и твёрдые люди, твёрдо решившие умереть, но спасти империю, по-христиански принести себя в жертву часто за абсолютно чуждых и отвратительных им людей….
Но их подвигами пользовались в основном бездельники и паразиты, энтропия нарастала. Византийских святых героев становилось всё меньше, благотворные последствия их жертв – всё меньше. Последний из них – император Константин XI пал, защищая ворота Константинополя …
У русских долгое время была не энтропия, а непримиримое противоречие китаеобразного государства и славянского этнического менталитета, которые в любой момент готовы были уничтожить друг друга. Противоречия между ними снимались только через гений, победу, блестящий успех. И, в конечном итоге, жертву. Такую же добровольную и индивидуальную, как в Византии.

 

Коренной порок российской социально-государственной системы – потребность в чрезвычайных мерах, неопределённости, угрозе хаоса, важности принятия сиюминутных мер. Огромная зависимость от случая, конкретики, сильных и решительных личностей и их небольших групп.

 

Почему русский человек не может слишком серьёзно относится к правилам и принципам? Даже если они не надуманны и не являются бессмысленным произволом, то они подходят преимущественно самим создателям этих правил и принципов и достаточно узкой группе близких им людей. Поэтому русскость держалась не на общих принципах и правилах, а на терпимости к их разнообразию…

 

 

1783 – поворотный год истории России.
В этом гуду к России был присоединён Крым и ликвидирована угроза нападений кочевников на центр России.
Через 18 лет начался XIX век. Век, когда Россия вошла в перманентный кризис государственности, из которого не вышла и по сей день. Не прошло и сотни лет, а государственное устройство Россия оказалось под вопросом. В нём сформировались сильные территориальные субэтносы и враждебные друг другу социальные и идеологические квазисубэтносы.
Победа на кочевой угрозой лишило российского государства и в некоей степени сам великорусский народ смысла существования и изрядной доли легитимности. Но по другому государство поступить не могло, у него не было выбора. У «несправивишегося» легитимности было бы ещё меньше… Поэтому государство превратилось в мавра, сделавшего дело, но не могущего уйти. И «все остальные» уже сами не слишком понимали, как обходиться без мавра. Ему находили то или иное дело, но всё это было уже «не то».

 

Советский союз немало унаследовал у Российской империи. Сочетание жесткого этатизма с автономиями, максимально независимая ото всех наднациональная власть, жесткое подавление независимых центров силы, значительная роль нематериального символического поощрения и манипулированием им властью. В Советском союзе все эти принципы реализовывались гораздо более последовательно и жестко.
Однако РИ была склонна ограничивать существующее, но не уничтожать его и создавать новое для своих нужд, особенно в отношении русских. Что активно делал Советский союз. Значимые в РИ горизонтальные связи между людьми были заменены на вертикально — бюрократические. Личная инициатива русских не ограничивалась, а подменялась инициативой государства. В конечном счёте, это закончилось разрушением самоорганизации русских, включая русскую семью. И соответственно, реальную нравственность и способность к материальному самообеспечению.

 

Причина победы красных над белыми в Гражданской войне.
1. Традиционные сословия и их устои царской России находились в кризисе, сплочённые классы буржуазного общества не сложились. В таких условиях небольшая, но сплочённая и разветвлённая в рамках страны группа единомышленников могла сделать многое. (Такие группы у русских нередко сильнее большинства). Идеология большевизма лучше объясняла ситуацию Гражданской войны, и действия большевиков (террор, грабёж и пр..). Эти действия были характерны для обеих сторон, но были более обоснованы и легче осуществлялись со стороны большевиков
2. Белые не смогли создать по-настоящему прочные отношения с основными союзниками – русскими территориальными субэтносами (казаками, сибиряками, уральцами). Последние очень ценили дистанцию с властью, и социальную, и территориальную. А то государственная власть пришла к ним домой. С вытекающими отсюда экономическими и социальными последствиями. По-хорошему, белые должны были защищать интересы субэтносов с какой-нибудь другой территории. Что оказалось невозможным …
При этом большевики до поры до времени шли на любые уступки неподконтрольным национальным образованиям на окраинах Российской империи. Тогда как Деникин «нацменов» от себя оттолкнул.
3. Страны Антанты проявили слишком мало заинтересованности в реальной победе белых…

 

В чем основная сила большевиков и их постсоветских последователей?
С одной стороны, в хорошей организованности, вертикали соподчинения, единстве.
С другой – в своеобразном политическом айкидо – умении использовать силу и наработки противника в своих целях. Это и перехват лозунгов, организационных практик, практик, популярных художественных текстов, плановых разработок, и целых блоков политики. Умение (в ограниченном масштабе) реализовывать планы и идеологемы всех сразу: от русского имперского центра и черносотенцев до украинских и грузинских националистов.
Противник для условного «большевика» не источник скверны, от которого надо отгородиться, а объект эксплуатации. Вплоть до прямого превращения и внешнего отождествления себя с ним. Коммунисты и комсомольцы превратились в либеральных капиталистов, а потом многие из них – в светоч мирового консерватизма…
Но полная победа большевика над кем-либо возможна, если ему удаётся полностью заменить собой этого человека или группу людей. Если же большевик вынужден кого-то сохранять и использовать, то тот начинает сам использовать большевика. И полностью или частично побеждает его

 

Почему нельзя возродить советский строй?
Достижения советского строя готовились тысячелетьем борьбы русских людей за выживания. В условиях внешних конфликтов, и неизбывного внутреннего неравенства, несправедливости, анархии, авторитаризма и самодурства, непрерывного перетягивания рваного одеяла, отсутствия преемственности между укладами жизни.
Советский строй стал порождением мечты о стабильном, самовоспроизводящемся порядке. О справедливости, не зависящей от индивидуального произвола.Как «у всех нормальных людей», не важно, западных или восточных. Вот почему именно эти, нерусские люди сыграли такую большую роль в его становлении, и советский строй сделал так много именно для них …
Однако социализм – общественный строй крайне вредный для ментальности и поведенческих стереотипов. Пусть и полезный для качества жизни, медицины и образования. Социализм с присущим ему получением много «на холяву» делает людей эгоистами, антисоциальными индивидуалистами и еждевенцами. Которые либо сидят и ждут манны небесной, либо тащат у первых из- под носа всё что можно и что нельзя. Особенно вредоносен социализм для носителей индивидуалистической культуры, где правила «что дышло» и люди живут по ситуации. А русские именно такие. И именно поэтому русские люди настолько суицидально и недостойно повели себя в 1990- е годы. Безудержное рвачество, пьянство, наркомания и криминал этого времени является прямым следствием предыдущих социалистических времён. Плюс утрата русскими самоорганизации.
Поэтому восстановить в России социализм нельзя потому, что он «уже был». Он неизбежно порождает свою противоположность. И люди самого разного социального статуса сразу же растащат всё «общественно значимое», даже не успев ничего построить. Благодаря предыдущему опыту социализма.

 

Уж не знаю, что раскрыл в русской душе Достоевский. А вот «Легенда о Данко» Горького и «Убить дракона» Шварца наши реалии хорошо отражают …

 

Проблема России не в том, что у нас плохая власть. А в том, что «простой народ», «интеллигенция», «неформалы» и «оппозиция» абсолютно не лучше. Безграничный личный и мелкогрупповой эгоизм и неспособность создавать, а не делить характерны для большинства. Горизонтальные связи между людьми настолько слабы, что любой «совместный проект» моментально распадается на несколько конкурирующих мелких.
А власть хотя бы обладает бюрократической вертикалью, работающей по принципу наказания и поощрения. Что позволяет поддерживать существование крупных единых социальных структур. В случае распада системы власти на её место просто нечему будет встать, создавать масштабные дееспособные структуры будет некому. Они будут привносится извне, либо будут создаваться локальные и ограниченные социальные структуры.

 

В чём основная беда России?
Слабость внеличностных регуляторов. Все слои общества. и просто большинство людей тянут одеяло на себя кто насколько может. И начальство, и обычные люди не знают «своего места». Точнее, его границ. И по возможности стараются их расширить. Нечасто можно встретить их добровольное соблюдение, основанное на внутреннем убеждении.
Отсюда и поведение власть имущих, и революции, и семейные конфликты и многое другое…

 

Русское самодурство… До боли знакомо. Как в «пассивном», так и «активном» варианте… Порождает конфликты, нестабильность, разрушает общество и традиции.
Но у всего в менталитете есть причины. И у очень многого – приспособительная необходимость. Так же и у самодурства русских..
Оно напрямую связанно с необходимостью принимать быстрые, нестандартные, непривычные решения в изменчивых и непривычных условиях. С которыми славяне столкнулись в период Великого Переселения народов и масштабных миграций. И у части славян, особенно восточных, эта ситуация консервировалась из-за близости степных кочевников и продолжающихся миграций.
Ещё одна, во многом уже специфически русская причина – необходимость постоянно делать то, что не соответствует традициям, менталитету и пр.. Например, индивидуалистам вести себя как коллективистам. Приходилось заставлять. И для этого нужны были самодуры.

 

Русский народ в основном состоит из меньшинств. А многие меньшинства — из одного человека…

 

Ещё чуть- чуть о так называемой русской русофобии. Сильная этнизация социальных и политических групп. А в наше время среди русских – обострённое едва ли не этнизация психологических и личностных различий. Поэтому внутрирусская напряженность часто гораздо сильнее, чем внешняя. Постоянное нахождение «чужих в своём» вызывает агрессию самых разных видов. Поэтому представители других народов, «нормативные чужаки» вызывают меньше напряжения.

 

Алкоголизм как дауншифтерство и не только.
Почему у нас так много алкашей?
Потому, что это проверенный способ русского дауншифтерства, достижения свободы и покоя. И живут алкоголики нередко дольше и спокойней, чем многие нормальные мужики, которые лезут из кожи вон, содержат семью и делают карьеру. Учитывая способность русского человека к притворству, многие из этих алкоголиков не такие уж и алкоголики. В плане употребления спиртного. Просто это умные и неамбициозные люди, добившиеся, чтобы их оставили в покое социально приемлемым способом…
Например, избавляются от дурацкий и заранее не выполнимых требований со стороны общества.
Конечно, настоящих алкоголиков тоже слишком много. Но они очень быстро умирают…

 

Что мешает становлению демократии в России (совсем вкратце)? Индивидуализм, не желающий признавать ограничений (законов, принципов, различных социальных рамок). Поэтому любые борцы за демократию и против привилегий — первые претенденты на «должности» диктаторов и самодуров. И люди часто это знают, и таким борцам не слишком доверяют. И абсолютно естественно, что бывший анархист Исаев дебоширил в самолёте…

 

В чём главная проблема русского национализма (совсем вкратце)?
И националистические функции (защита индивидуальных и групповых интересов), и эмоциональные привязанности у русского народа перехватывали более компактные общности (региональные, социальные, политические и пр.).

 

Не известно, нужны ли России конституции, демократии, монархии или социализмы.
Но совершенно необходимо внушить людям границы своих интересов и компетенции, способность к добровольному самоограничению. И одновременно к защите законных границ своих прав и полномочий.

 

Специфика постмодерна в России.
Государственная и социальная система в России слабее, чем на Западе. Так же слабее унификация. Поэтому слабее и модерн.

Постмодерн у русских носит гораздо более «традиционный» характер, чем в западных странах. Деление на различные субэтносы и квазисубэтносы характерны для русских издревле. Постмодерн у русских совпал с обострившейся внутринациональной тенденцией русских к обособлению друг от друга. Способствовал постмодерну и иррациональный индивидуализм.

Поэтому постмодерн в России, как более аутентичный для местных условий, не требует такого уровня жизни, изменения ментальности, как это имеет место на Западе. Постмодерн внедряется «и так».

Так же эти факторы эффективно подтачивают уже сам постмодерн, способствуя переходу к неофеодализму.

 

О статусе русского духовенства.
Положение священства в России всегда было неровным и маргинальным. И не только в синодальный период или при большевиках. Но и раньше. Наверное, когда-то таким было и положение волхвов…
Маргинальность здесь не в смысле низкое, а именно неровное, неустойчивое ( чётко установленный высокий статус был только у епископата). А в целом статус священника или монаха мог взлетать до небес ( авторитетного придворного, всенародного духовно пастыря), либо падать очень глубоко (человека, которого ни в грош не ставили простые крестьяне и который полностью зависел от них). А между ними была масса промежуточных категорий.
Статус русского человека всегда сильно зависел от личных, качеств, судьбы, и сложившихся отношений. Но представителей духовенства это касалось гораздо больше, чем других сословий.

 

Российские либералы – люди более или менее одного круга. Со сходными ценностями и образом жизни, вкусами. Поэтому либерализм относительно эффективен. Но за пределы опредёлённой социальной среды никогда не выйдет.
А «за Россию и за русских» весьма много очень разных людей. Которые не имеют друг с другом ничего общего «по жизни». У них совершенно разная социальная принадлежность, система ценностей, вкусы и образ жизни. Поэтому патриоты и националисты очень часто не знают, что им делать в обществе друг друга. У людей, живущих в параллельных мирах, трудновато с общим делом…

Уроки Донбасса
1. Настроение народа может создавать некий необходимый фон для деятельности власти и неформальных объединений активистов. Однако мобилизационный потенциал народа крайне низок, его даже нельзя «вести за собой». Народ крайне инфантилен и чрезвычайно зависит от инфраструктуры современного социального государства, не обладает навыками самозанятости и самовыживания.
2. Современная государственность на постсоветском пространстве ослаблено инее может полноценно выполнять свои функции. Однако ничего более сильного и жизнеспособного, чем институциональная государственность, не существует. Пока только оно может удовлетворять потребность народа в современной социальной инфраструктуре.
3. Помимо государства что из себя представляют, особенно в кризисные моменты, различные неформальные структуры. Они могут быть весьма пассионарны и эффективны в отдельные моменты времени и для решения определённых вопросов. Однако неформальные структуры не обладают обширной социальной и ресурсной базой, их возможности весьма ограничены.
4. Яркий и способный человек может сделать многое даже ограниченными силами за короткое время. Однако ему крайне трудно последовательно отстаивать свои принципы и политику.
5. Налицо и нравственный, профессиональный упадок военного дела, малая эффективность военных и других силовых структур. Совершенно недопустимые отношения даже в рамках одного воюющего лагеря (предательство, продажность и пр..).
6. Идеологии не объединяют, а разъединяют людей.
7. В целом – современная социально –государственная система разваливается. Но ничего масштабное не идёт ей на смену.

 

Основная трагедия русской истории и культуры.
Ментальность и культура этноса были заточены на приспособление через многообразие и изменчивость. Пока не приняли форму стремящейся к неизменности империи. В результате восточноазиатские формы сильно ослабили способность к гибкому приспособлению. А изменчивость — железобетонность и неизменность.

Перестройка вызвала подъём либерализма. Который потом привёл многих к жестокому разочарованию. И вызвал подъём консерватизма, национализма, некоторой левизны и пр. Толка опять особого не вышло. Однако нового великого подъёма либерализма тоже не наблюдается.

 

 

В чём, прежде всего, не правы русофобы? Они убивают свой собственный мир. Это касается тех, кто в России, в ближнем зарубежье или на западе. Без русских этот мир невозможен. То ли эти люди что-то не понимают, то ли ненавидят сами себя…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *